Поправки в УПК от Минфина: кто раскрыл преступление, тот и расследует

Поправки в УПК от Минфина: кто раскрыл преступление, тот и расследует

При определении разумного срока должны учитываться своевременность подачи потерпевшим заявления о преступлении и сложность его проверки / Андрей Гордеев / Ведомости

Президент Владимир Путин 31 июля подписал поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) и другие акты, уточняющие понятие сроков разумного судопроизводства. Согласно им теперь эти сроки будут считать с того дня, когда было начато уголовное преследование или когда заявление о преступлении было подано потерпевшим.

По ранее действовавшим нормам УПК разумным сроком уголовного судопроизводства считался период с возбуждения уголовного дела и до момента его прекращения или вынесения приговора. Это приводило к тому, что время, пока заявление рассматривалось, а уголовного дела еще не было, не засчитывалось как часть разумного срока, нарушение которого можно оспорить.

Потерпевшие в результате не могли добиться в суде компенсации за волокиту.

Основанием для принятия этих законов стало решение Конституционного суда (КС), вынесенное 13 января 2020 г. Тогда ст. 6.1. УПК о разумных сроках судопроизводства была признана не соответствующей Основному закону страны. Согласно постановлению КС эта статья позволяла не учитывать важные особенности судопроизводства.

Поправки в законодательство, которые были внесены в Госдуму после этого решения КС, уточняют, что разумный срок судопроизводства для гражданина, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, исчисляется со дня начала осуществления уголовного преследования, а для потерпевшего – со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора. При этом при определении разумного срока должны учитываться своевременность подачи потерпевшим заявления о преступлении и сложность его проверки.

Как сообщал «Российской газете» председатель Совета судей России Виктор Момотов, в 2018 г. гражданами было взыскано более 87,5 млн руб. за нарушение разумных сроков и эта сумма растет каждый год.

Адвокат Леонид Альперович считает, что эти изменения давно ожидались в обществе. «Наконец государство признало, что разумный срок защиты нарушенного права для потерпевшего рассчитывается именно с момента, когда гражданин обратился за защитой».

Для потерпевшего прежняя формулировка означала, что «никаких реальных сроков нет – просто могут не возбуждать уголовное дело и всё. Само наличие этапа возбуждения уголовного дела – это архаика», – отмечает адвокат.

Уже с момента подачи заявления нужно принимать все меры, добавляет он.

Анатолий Логинов, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper, считает, что нововведения относительно исчисления разумных сроков судопроизводства направлены на защиту прав потерпевших.

«Раньше срок проверки сообщения о преступлении не включали в срок судопроизводства при рассмотрении жалоб потерпевших на нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства. При этом доследственная проверка до момента возбуждения дела может длиться и не один год», – отмечает Логинов.

Вместе с тем указанные изменения имеют значение только для решения вопроса о нарушении разумных сроков судопроизводства в интересах потерпевшего, а также размера компенсации, если правоохранительными органами такое нарушение допущено.

Собеседник «Ведомостей» в правоохранительных органах, ранее комментируя проблему сроков судопроизводства в стране, признавал наличие проблемы. Он отмечал, что вряд ли она может быть решена корректировкой УПК, который уже ставит следствие в достаточно жесткие рамки, это скорее вопрос правоприменения.

Поправки в УПК от Минфина: кто раскрыл преступление, тот и расследует

Поправки в УПК от Минфина: кто раскрыл преступление, тот и расследует

Поправки в УПК от Минфина: кто раскрыл преступление, тот и расследуетКоллаж: Legal.Report

Минфин России разработал поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которыми расследование уголовных дел о контрабанде спиртных напитков и сигарет предполагается передать в органы таможни.

Как отмечают в министерстве, сейчас почти треть преступлений, выявляемых таможенниками, относится к контрабанде алкогольной и табачной продукции, ответственность за которую установлена статьей 200.2 Уголовного кодекса РФ.

Вместе с тем таможенные органы правомочны в полном объеме в форме дознания расследовать лишь уклонение от уплаты таможенных платежей и контрабанду наличных денежных средств и денежных инструментов, предусмотренные частями 1, 2 статьи 194 и частью 1 статьи 200.1 УК РФ.

В Минфине полагают, что преступления по статье 200.2 УК РФ «фактически не являются более сложными для расследования», чем уголовные дела об уклонении от уплаты таможенных платежей, а отсутствие необходимости устанавливать причиненный ущерб «существенно упрощает доказывание».

В тех же случаях, когда контрабанда выявляется при перемещении товаров непосредственно физлицами, то есть преступление совершается в условиях очевидности, производство предварительного расследования и вовсе не представляет сложности и «по существу заключается в проведении в кратчайшие сроки ограниченного числа мероприятий по фиксации обстоятельств совершенного противоправного деяния».

Кроме того, таможенниками и так фактически расследуется значительная часть контрабанды по статье 200.2 УК РФ.

Это случаи, когда по одному и тому же факту одновременно с возбуждением в отношении физлица уголовного дела о контрабанде в связи с недекларированием либо недостоверным декларированием возбуждается дело об административном правонарушении по соответствующей статье главы 16 КоАП в отношении юрлица.

Законопроектом предлагается передать дознавателям ФТС расследование тех преступлений по части 1 статьи 200.2 УК РФ, которые были выявлены самими таможенниками. Поправки сформулированы таким образом, чтобы в силу положений части 5 статьи 151 УПК по уголовным делам этой категории сохранялась возможность производства следствия следователями органа, выявившего преступление.

Процессуальный порядок проверки сообщения о налоговых преступлениях хотят уточнить

Поправки в УПК от Минфина: кто раскрыл преступление, тот и расследует

Внести изменения в ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса предложил Следственный комитет РФ. Текст соответствующего проекта размещен на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID 01/05/09-21/00119912). Поправки направлены на восполнение пробелов в правовом регулировании отношений, возникающих при поступлении следователю из органа дознания сообщения о преступлениях, предусмотренных ст. 198-199.1, ст.199.3 и ст. 199.4 УК РФ (Проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

В частности, планируется уточнить, что предварительный расчет предполагаемой суммы недоимки по налогам, сборам и (или) страховым взносам должен производиться органом дознания.

Как указывают разработчики поправок в пояснительной записке к проекту, сейчас существует неопределенность в вопросе о том, кем – следователем или органом дознания, должен производиться такой предварительный расчет.

Вместе с тем практика рассмотрения сообщений о преступлениях данного вида показывает, что трех суток, отводимых следователю для принятия по ним процессуального решения, недостаточно для проведения предварительного расчета.

Кроме того, поступившее следователю сообщение о предполагаемом преступлении в отсутствие расчета создает излишнюю необходимость в проведении процессуальной проверки в тех случаях, когда уголовно наказуемой суммы неуплаченных налогов, сборов и (или) страховых взносов изначально не имелось, порождая в связи с этим неоправданное вмешательство следственных органов в деятельность хозяйствующих субъектов.

Также планируется скорректировать ч. 7 ст. 144 УПК РФ в части указания на то, какие документы следователь должен приложить к направляемой в налоговый орган или территориальный орган страховщика копии сообщения о преступлении. Сейчас в ней идет речь о приложении «соответствующих документов».

СКР считает необходимым уточнить данную формулировку, указав, что к сообщению должны быть приложены «документы, содержащие сведения, указывающие на признаки преступления». Одновременно в ч.

8 данной статьи планируется закрепить требование об их возврате соответствующим органом контроля следователю одновременно с направлением ему заключения (информации).

Помимо этого проектом предусмотрено:

  • направление следователем копии сообщения о преступлении, поступившего из органа дознания, с приложением необходимых документов не в вышестоящий налоговый орган (как сейчас), а в территориальный налоговый орган по субъекту РФ, на территории которого состоит на налоговом учете налогоплательщик (налоговый агент, плательщик сбора, плательщик страховых взносов). Как объясняют разработчики, эта поправка необходима в связи с проведенной модернизацией структуры Федеральной налоговой службы, в результате которой в ряде субъектов РФ ее территориальные органы перешли на двухуровневую систему управления;
  • принятие межведомственного нормативного правового акта, устанавливающего порядок взаимодействия между органом дознания, следователем, налоговым органом и органом страховщика при направлении сообщения о преступлениях, предусмотренных ст. 198-199.1, ст. 199.3 и ст. 199.4 УК РФ, его проверке и принятии по нему решения.
  • Документы по теме:
  • Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

Тайна следствия: ст.161 УПК РФ

1 декабря 2019

Безусловно, каждому гражданину знаком термин «тайна следствия». Однако что под ним подразумевается и почему государству нужно, чтобы данные предварительного расследования оставались в секрете?

Для начала отметим, что под тайной следствия, согласно ст.161 УПК РФ, понимается информация, связанная с предварительным расследованием и не подлежащая разглашению. Это одна из разновидностей служебных тайн, которая используется только в определенной сфере деятельности – сфере выявления и раскрытия преступлений.

По смыслу рассматриваемой статьи, запрет на разглашение данных предварительного расследования абсолютный.

Это значит, что участники уголовного судопроизводства не могут разглашать любые сведения, так или иначе связанные с делом.

Однако следователь или дознаватель может дать разрешение на разглашение тех или иных данных, если это не противоречит интересам предварительного расследования и не нарушает прав других лиц.

Режим конфиденциальности не распространяется на информацию:

  • о нарушении законов органами госвласти и должностными лицами;
  • распространенную следователями, дознавателями или прокурорами в СМИ, через Интернет и иными публичными способами;
  • озвученную в ходе открытого судебного заседания.

Также не является разглашением данных предварительного расследования изложение соответствующих сведений в процессуальных документах, заявлениях, направляемых в государственные и межгосударственные органы по защите прав человека.

Не считается разглашением предоставление информации по делу физлицу, выступающему в роли специалиста.

«Зачем оставлять данные предварительного расследования в секрете? Причин множество. Во-первых, сами сведения могут составлять банковскую, семейную, государственную и иную тайну, а во-вторых, нередко разглашение информации мешает установлению истины по делу, способствует искажению показаний свидетелей и потерпевших, становится причиной уничтожения и фальсификации доказательств».

Ответственность за разглашение сведений, составляющих тайну следствия

Участники уголовного дела обязательно письменно предупреждаются следователем о недопустимости разглашения тайны следствия и об ответственности за данное нарушение.

Круг этих участников широкий: потерпевший, гражданский истец, законные представители и представители потерпевшего и гражданского истца, защитник, гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика, свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой, участники проверки сообщения о преступлении. Прокуроры, следователи, дознаватели в этот круг не входят.

Читайте также:  Образец ходатайства о проведении повторной судебно-медицинской экспертизы

Как видим, подозреваемый и обвиняемый не дают подписку о неразглашении.

В ином случае указанные лица не могли бы в полной мере воспользоваться своим правом на защиту: об этом прямо говорится в Определении Конституционного Суда РФ № 467-О от 21.12.2004 года.

К сожалению, на практике часто следователи пытаются взять такую подписку с подозреваемых и обвиняемых, чтобы затруднить для них процесс защиты. Подобные действия легко опротестовываются в суде уголовным адвокатом.

Что будет, если гражданин откажется подписывать такой документ?

В этом случае следователь в присутствии двух понятых документально фиксирует отказ: но физлицу будет по-прежнему грозит ответственность за раскрытие тайны следствия.

За разглашение данных, составляющих тайну следствия, предусмотрена уголовная ответственность по ст.310 УК РФ. Санкции данного преступления альтернативные:

  • до 80 тысяч рублей штрафа (или в размере заработка осужденного за период до полугода);
  • до 480 часов обязательных работ;
  • до 2 лет исправработ;
  • до 3 месяцев ареста.

Ст.310 УК РФ на практике применяется нечасто. Например, в 2018 году, по данным Судебного департамента при ВС РФ, не было зафиксировано ни одного случая привлечения к уголовной ответственности по указанной статье. Тем не менее, это не значит, что дела по ней не возбуждались.

Подавляющее большинство уголовных дел по ст.310 УК РФ открываются в отношении адвокатов, особенно тех, кто защищает известных личностей. И это понятно: адвокаты часто дают свои комментарии относительно хода предварительного расследования. Приведем пример такого дела.

Георгий Антонов, адвокат замначальника ГУЭБиПК Бориса Колесникова и руководителя главка Дениса Сугробова, был обвинен в разглашении тайны следствия. Защитник рассказал на пресс-конференции о некоторых эпизодах уголовного дела, а также раскрыл фамилии потерпевших.

Адвокат посчитал, что может сообщить данную информацию, поскольку она является общеизвестной, и ее ранее озвучивали правоохранительные органы. Однако суд признал адвоката виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.310 УК РФ, и назначил штраф в размере 65 тысяч рублей.

В честь 70-летия Победы и объявленной амнистии Антонова освободили от наказания и сняли судимость.

К сожалению, далеко не всегда защитникам предъявляются обвинения по указанной статье обоснованного.

В некоторых случаях подписка о неразглашении становится удобным инструментом в руках следователя, решившего избавиться от неугодного адвоката.

Обвинительный приговор, вынесенный в отношении защитника, лишает его статуса адвоката, и, следовательно, он не может осуществлять дальнейшую защиту по уголовным делам.

Опытный адвокат по экономическим делам прекрасно знает обо всех этих тонкостях и уловках, поэтому возбуждение в отношении него дела по ст.310 УК РФ маловероятно, а, значит, и его Доверитель не лишится правовой защиты в самый ответственный момент.

Поправки в УПК от Минфина: кто раскрыл преступление, тот и расследует

Главный следователь МВД: Каждое двенадцатое расследованное преступление – мошенничество

Поправки в УПК от Минфина: кто раскрыл преступление, тот и расследует

Заместитель министра внутренних дел — начальник Следственного департамента МВД России Александр Романов

О новых видах преступлений, предложениях изменений в Уголовно-процессуальный кодекс, а также о том, кто и как защищает граждан от мошенников, рассказал главный полицейский следователь страны генерал-лейтенант юстиции Александр Романов. В декабре 2016 года он назначен заместителем министра внутренних дел – начальником Следственного департамента МВД России. Первое интервью в этой должности он дал “Российской газете”.

Александр Владимирович, чуть больше года назад вы возглавили следствие МВД России. Какие преступления ­сегодня вас особенно тревожат?

Александр Романов: В 2017 году зарегистрировано свыше двух миллионов преступлений. В основном это преступления против собственности, в первую очередь кражи. Это почти 40 процентов от всех преступлений. Значительная доля – мошенничества.

Каждое десятое преступление совершается путем обмана или злоупотребления доверием. Большинство потерпевших – около 80 процентов – обычные граждане.

Надо ли объяснять, какова бывает социальная окраска этих историй и степень нашей ответственности перед людьми? Мошенники используют любые лазейки: от доверчивости граждан до юридической неурегулированности некоторых сфер деятельности.

Сколько преступлений, связанных с мошенничеством, раскрывают ваши сотрудники?

Александр Романов: Каждое двенадцатое расследованное нами преступление – мошенничество. Вообще же к этой категории преступлений в министерстве особое отношение.

Полгода назад ситуацию с пресечением и расследованием мошенничеств специально обсуждали на заседании коллегии МВД с участием руководителей следственных подразделений и смежных служб. Особое внимание было уделено хищениям, совершаемым дистанционно.

Это когда непосредственный, очный контакт потерпевшего с мошенником фактически отсутствует. Мы разработали и профилактические меры, и новые оперативные схемы, и рекомендации сотрудникам.

Вы говорите о так называемых виртуальных преступлениях?

Александр Романов: Разумеется. Вообще же хищения, совершаемые с применением средств сотовой связи, сети Интернет, уголовные проявления в сфере телекоммуникаций и компьютерной информации – принципиально новый вид преступности. К этой категории можно отнести более 10 составов преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации.

Методы конспирации злоумышленников, используемые ими способы и средства достижения корыстных целей существенно отличаются от традиционных.

Зачастую участники таких преступных групп находятся в разных регионах нашей страны или за рубежом и не знают друг друга лично, так как используют для взаимодействия исключительно электронные средства коммуникации.

При этом все члены преступного сообщества, многие из которых вербуются на законспирированных площадках в сети Интернет, выполняют строго определенные функции и имеют свою специализацию.

Раскрытие и расследование таких преступлений требует от нас не только новых тактических подходов, но и модернизации механизмов взаимодействия структур, задействованных в обеспечении информационной безопасности, совершенствования практики доказывания. В прошлом году органами предварительного следствия расследовано почти 11,5 тысячи таких преступлений.

Банк на коленке

На ваш взгляд, какие криминальные тенденции наиболее опасны? Удалось ли переломить ситуацию с экономическими преступлениями? Большинство из них больнее всего бьют по обычным гражданам. Что-то изменилось?

Александр Романов: Производство по уголовным делам о преступлениях экономической направленности является одним из приоритетных направлений нашей работы. Следователями органов внутренних дел окончено расследование 25 тысяч таких деяний.

Многие из них действительно представляют злободневную проблему для граждан. Например, по уголовным делам о хищениях в сфере долевого строительства фактически страдает не один человек, которого мы в процессуальном порядке признаем потерпевшим по делу, а целые семьи, утратившие свои накопления в надежде приобрести жилье.

В 2017 году следователями органов внутренних дел направлено в суд около 100 таких уголовных дел. Практически 6 тысяч дольщиков признаны потерпевшими. Уже в ходе досудебного производства удалось обеспечить возмещение ущерба на сумму более 7 млрд рублей.

Сейчас на слуху захватывающие истории про коммерческие банки…

Александр Романов: Экономическая преступность в значительной мере связана с проявлением негативных процессов криминализации экономической сферы жизни общества.

Как вы знаете, Банком России проводится активная политика “санации” рынка финансовых услуг, выражающаяся в отзыве лицензий у кредитных организаций, не соответствующих требованиям прозрачности или вовлеченных в сомнительные сделки.

В случаях, когда устанавливаются признаки уголовно наказуемых деяний, например, факты незаконного вывода активов, влекущих банкротство банка, Банк России или Государственная корпорации “Агентство по страхованию вкладов” обращаются в МВД с заявлениями о возбуждении уголовных дел.

По итогам проведенных расследований направлены в суд десятки таких уголовных дел. Состоялись обвинительные приговоры в том числе в отношении руководителей ОАО НБ “ТРАСТ”, ООО КБ “Охотный ряд”, ущерб от противоправной деятельности которых исчисляется миллиардами рублей.

А чем чаще всего грешат банки?

Александр Романов: В фокусе пристального внимания следственных органов и подразделений экономической безопасности находится незаконная деятельность так называемых “обнальных контор”. В 2017 году расследованы преступления свыше 400 лиц.

Среди них уголовное дело по обвинению Мошкунова и Серебренниковой, осуществлявших незаконную банковскую деятельность, в том числе совершавших сделки по купле-продаже ценных бумаг с использованием подконтрольных профессиональных участников рынка ценных бумаг, со счетов которых впоследствии выводились наличные денежные средства. Общая сумма – более 3 млрд 755 млн рублей. В качестве оплаты за свои незаконные услуги “обнальщики” получали вознаграждение в размере 1,5 процента от оборота и извлекли доход на сумму свыше 56,3 млн рублей. Оба обвиняемых приговорены к наказанию в виде лишения свободы на сроки 4 и 3 года соответственно.

В декабре прошлого года вступил в законную силу приговор в отношении членов организованного преступного сообщества, осуществлявших незаконную банковскую деятельность, и его так называемых лидеров Магина и Рыбальченко.

За относительно небольшой период времени им удалось получить криминальный доход на сумму, превысившую 800 млн рублей. Суд назначил организаторам сообщества наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет и крупного штрафа.

Героин за биткоины

Наркотики – тоже ваша тема?

Александр Романов: Наша. Криминальные структуры, распространяющие наркотики, зачастую транснациональны: производство происходит в одной стране, сопровождение работы интернет-магазинов – из другой, сбыт – в третьих странах, в том числе и в России.

В распространении преобладает бесконтактный способ передачи – через систему тайников с использованием сотовой связи и Интернета, а расчеты – посредством электронных платежных систем, в том числе в криптовалюте. Корректируются механизмы выявления и раскрытия таких преступлений, которые реализуются во взаимодействии с ФСБ и ФТС России.

Благодаря слаженным действиям следователей и оперативников результативность этой работы постоянно наращивается.

Читайте также:  Как и где можно рассчитать сумму выплаты по страхованию жизни и здоровья?

Есть громкие “посадки” наркобаронов? В основном слышим про курьеров, мелких исполнителей.

Александр Романов: Например, впервые в практике правоохранительных органов по уголовному делу в отношении одного из организаторов международного преступного сообщества, осуществлявшего контрабандные поставки героина из Исламской Республики Афганистан, назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы. Еще 14 подсудимым – в виде лишения свободы на сроки от 6 до 25 лет. Было изъято более полутонны героина.

Законные предложения

Жизнь не стоит на месте, преступники бросают новые вызовы. Считаете ли вы полезным или даже необходимым что-либо менять в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве? Готовите ли вы предложения для наших законодателей, чтобы внести поправки? Если да, какие?

Александр Романов: Практика правоприменения свидетельствует о необходимости постоянного совершенствования правовых норм, их актуализации в соответствии с процессами, происходящими в обществе, экономике, финансах, технике. Касается это и порядка судопроизводства, некоторые процедуры которого, по нашему мнению, уже сейчас следует оптимизировать.

Следственным департаментом МВД России неоднократно обсуждался вопрос о дополнении УПК положениями, предусматривающими расширение процессуальных возможностей применения системы видео-конференц-связи при производстве предварительного расследования. Тема довольно актуальна, и концептуально такие предложения могут быть поддержаны.

Но их реализация требует очень серьезной проработки.

При непосредственном участии Следственного департамента МВД совместно со Следственным комитетом, ФСБ, Генпрокуратурой разработан законопроект “О внесении изменений в статью 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в части регламентации порядка неоднократного продления меры пресечения в виде содержания под стражей для ознакомления с материалами уголовного дела после истечения предельного срока применения соответствующей меры пресечения)”. Речь идет о возможности продления предельного срока содержания под стражей в тех случаях, когда расследование преступления фактически окончено, но обвиняемый и его адвокат продолжают знакомиться с материалами уголовного дела.

Это достаточно важный вопрос, учитывая, что процесс ознакомления порой занимает несколько месяцев, а изменение меры пресечения в таких случаях может противоречить интересам правосудия. Помимо этого Следственный департамент принимает участие в укреплении правовой базы межгосударственного сотрудничества в области расследования преступлений.

Так, Федеральным законом от 22 февраля 2017 г. № 15-ФЗ ратифицировано Соглашение о порядке создания и деятельности совместных следственно-оперативных групп на территориях государств – участников Содружества Независимых Государств.

На заседании Совета глав государств СНГ 11 октября 2017 года подписан Протокол о порядке передачи наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, являющихся вещественными доказательствами по уголовным делам.

В 2017 году обеспечено исполнение около 7 тысяч международных запросов об оказании правовой помощи по уголовным делам.

Указом президента Российской Федерации от 17 апреля 2017 г. № 170 МВД России и его территориальные органы определены в качестве уполномоченных на осуществление непосредственных сношений в рамках Минской конвенции о правовой помощи по уголовным делам.

В этой связи Следственным департаментом подготовлен ведомственный распорядительный акт, определяющий порядок взаимодействия с территориальными подразделениями Следственного комитета Республики Беларусь. В дальнейшем предложенный формат сотрудничества в сфере оказания правовой помощи предполагается внедрить в систему взаимодействия с компетентными органами других стран СНГ.

Исправление ошибок

Человек, необоснованно привлеченный к уголовной ответственности, может рассчитывать на вашу защиту? Часто вам приходится реагировать на ошибки следствия?

Александр Романов: Неукоснительное соблюдение требований закона на стадии досудебного производства – важнейшее и неотъемлемое условие работы следователя.

Более того, стремление обеспечить привлечение виновных к справедливой уголовной ответственности ставит следователя перед необходимостью использовать совместно с прокурором все предоставленные им законом полномочия в целях вынесения судом обвинительного приговора.

Прокурор, поддерживая позицию следователя о достаточности собранных доказательств, нередко обжалует в установленном законом порядке оправдательные приговоры. Подобные обстоятельства в 2017 году стали основанием для отмены таких решений в отношении 133 лиц.

В то же время по каждому факту несоблюдения требований УПК РФ, повлекших незаконное привлечение к уголовной ответственности, проводится служебная проверка, результаты которой в обязательном порядке докладываются в Следственный департамент, где, в свою очередь, проверяется обоснованность сделанных выводов.

Приходилось ли вам избавляться от запятнавших себя сотрудников?

Александр Романов: К сожалению, такие факты есть.

Среди многих тысяч сотрудников, честно и профессионально выполняющих свою трудную работу, порой встречаются лица, чьи поступки расходятся с обязанностями, которые возлагают на нас закон, присяга.

В отношении таких людей наша позиция бескомпромиссна: проводятся служебные расследования, если того требует ситуация, то материалы передаются в Следственный комитет Российской Федерации.

Ключевой вопрос

Как часто граждане обращаются лично к вам? С какими просьбами?

Александр Романов: Как и все руководители министерства, я ежемесячно провожу личный прием граждан.

Содержание обращений достаточно разнообразно: от просьбы о возбуждении уголовного дела до его прекращения, от потерпевших, которым преступлениями причинен вред, до лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

Чуть больше половины обращений касаются расследования уголовных дел о преступлениях в сфере экономики, 45 процентов обращений касаются преступлений против личности, общественной безопасности и общественного порядка.

Несогласие граждан с качеством и сроками расследования уголовных дел, принятыми по ним процессуальными решениями, недобросовестное отношение должностных лиц к исполнению своих служебных обязанностей и другие недостатки в работе следственных органов системы МВД – вот те доводы граждан, которые самым тщательным образом проверяются, и по результатам проверок даются мотивированные ответы, при необходимости применяются надлежащие меры реагирования.

Досье “РГ”

Генерал-лейтенант юстиции Александр Владимирович Романов родился 25 января 1967 года в Ленинграде. В 1985-1987 годах проходил срочную службу в Вооруженных силах. В 1989 году окончил Ленинградскую специальную среднюю школу милиции МВД СССР. Затем – Санкт-Петербургский юридический институт МВД России.

Служил в различных подразделениях следствия и дознания системы ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В 2006 году назначен на должность заместителя начальника ГУВД – начальника Главного следственного управления. В июне 2008 года ему было присвоено специальное звание “генерал-майор юстиции”.

28 декабря 2016 года назначен заместителем министра внутренних дел – начальником Следственного департамента МВД России.

Михаил Фалалеев, Российская газета

Изменения в УПК, которые коснулись уголовных дел по налоговым преступлениям. Что это значит для бизнеса? | Rusbase

Девятого марта президентом РФ подписан федеральный закон № 51-ФЗ «О внесении изменений в статьи 140 и 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». 

Этот закон направлен на совершенствование правовой системы законодательства. Он касается налоговых преступлений и преступлений, связанных с обязательным социальным страхованием от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. 

Советник департамента юридической практики Alliance Legal Consulting Group Никита Роженцов, специалист в области предпринимательского, корпоративного и налогового права, рассказывает о том, какие последствия для бизнеса принесут предлагаемые правительством нововведения.

Изменения в УПК, которые коснулись уголовных дел по налоговым преступлениям. Что это значит для бизнеса? Алина Пак

До принятия законопроекта органы следствия могли начать уголовное преследование, не дожидаясь материалов из Инспекции федеральной налоговой службы (ИФНС). На практике это приводило к необъективному расследованию: как в части оценки фактов дела, так и определения сумм недоимки по налогу. 

Однако теперь поводом для возбуждения уголовного дела о налоговых преступлениях будут служить только материалы, которые подготовлены налоговыми инспекциями и направлены следственным органам. 

Такой порядок действовал в период 2011-2014 годов и был следствием общего тренда, направленного на либерализацию уголовного законодательства. Впоследствии в 2014 году от этой процедуры решили отказаться, вернув органам следствия утраченные ранее полномочия. 

Новая «оттепель» в уголовно-правовой сфере нужна для того, чтобы снять излишнюю нагрузку на бизнес во время непростой экономической ситуации в стране. 

Каковы плюсы от изменений?

  • Наиболее значимый эффект от принятых в УПК РФ законов — повышение объективности при расследовании дел. 

Органы следствия в первую очередь должны руководствоваться материалами, которые были подготовлены именно налоговой службой. Только она может контролировать, соблюдается ли законодательство о налогах и сборах.

Основанная с учетом мнения налогового органа позиция следствия — это гарант соблюдения законности при расследовании уголовного дела. 

  • Новый порядок начала уголовного преследования должен исключить ситуации, при которых следственными органами и ИФНС допускается разная оценка одних и тех же фактов хозяйственной жизни налогоплательщика.

На практике не редкие случаи, когда в отношении налогоплательщика имеет место как решение о привлечении его к налоговой ответственности, так и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Нововведения должны сгладить подобные противоречия в правоприменении. 

  • Принятое по итогам налоговой проверки решение ИФНС должно учитывать позицию налогоплательщика, который имеет право представить возражения на акт налоговой проверки.

В случае направления ИФНС материалов в адрес следственных органов, последние будут иметь возможность всесторонней правовой оценки доводов не только фискального ведомства, но и самого налогоплательщика, что также повышает качество расследования уголовного дела. 

  • Нововведение с высокой степенью вероятности приведет к уменьшению количества уголовных дел (как это было в период 2011-2014 годов). Результатом этого станет снижение нагрузки не только на бизнес, но и на правоохранительные органы. 

Стоит ли ожидать в ближайшее время иные послабления для бизнеса?

Думаю, да. Например, уже отменены до конца 2022 года проверки в отношении малого и среднего бизнеса и IT-компаний.

Читайте также:  Являются ли алименты доходом

До 1 июня 2022 года налоговые органы не будут блокировать операции по счетам: налогоплательщики, которые понесли ущерб из-за санкций, смогут обратиться в ИФНС по месту учета, чтобы отложить сроки применения мер взыскания до предельных в соответствии с налоговым законодательством.

Наконец, с 9 марта 2022 года и на неопределенный срок налоговые органы приостанавливают подачу заявлений о банкротстве должников: приоритетом в работе ИФНС станет содействие в реорганизации задолженности. 

На мой взгляд, можно ожидать определенные послабления не только в части налоговых, но и других экономических преступлений (мошенничество, присвоение или растрата, злоупотребление полномочиями и др.). 

Фото на обложке: Shutterstock / Africa Studio

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Инспектор опередит следователя

Правоохранительные органы предлагается ограничить в возможности возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям. Как следует из внесенных сегодня в Госдуму поправок правительства к Уголовно-процессуальному кодексу, делать это следователи смогут только по материалам налоговых органов о возможном наличии в действиях налогоплательщика состава преступления.

Проект выглядит как часть мер по поддержке бизнеса в экономической ситуации, сложившейся после начала военной операции РФ на Украине. Вероятно, это не последняя инициатива такого рода — в Белом доме, видимо, верят в возможность противостоять такого рода либерализующими действиями основному экономическому тренду.

В предпринимательском сообществе появление поправок приветствуют, отмечая, что они снижают давление на бизнес.

Правительство внесло сегодня в Госдуму законопроект о заметном смягчении порядка возбуждения уголовных дел в случаях уклонения от уплаты налогов.

Согласно представленным поправкам к УПК, следственные органы смогут возбуждать уголовные дела по налоговым статьям только по направленным в их адрес материалам налоговых органов о возможном наличии в действиях налогоплательщика состава налогового преступления.

Как следует из пояснительной записки к проекту, ограничить возможности следователей по возбуждению дел предлагается для защиты прав налогоплательщиков.

По словам главы «Опоры России» Александра Калинина, инициатива позволит сократить нагрузку на предпринимателей. «Количество возбужденных уголовных дел по этим статьям без материалов ФНС в последние годы выросло. Хотя большинство таких дел не доходят до суда, бизнес может из-за давления закрываться за время следственных проверок»,— говорит эксперт.

По его словам, следственные органы зачастую считают неуплаченными налогами всю сумму оборота и предъявляют бизнесу неподъемные суммы к оплате, налоговая экспертиза качественнее.

«Технические возможности ФНС выросли: служба видит всю картинку в режиме онлайн, операции бизнеса стали прозрачны, поэтому прежних опасений о том, что нарушители сбегут, пока ФНС соберет материалы, уже нет»,— поясняет Александр Калинин.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Феоктистов и партнеры» Вячеслав Феоктистов полагает, что с точки зрения краткосрочной конъюнктуры для бизнеса такое решение будет позитивным.

«Однако с точки зрения того, как система должна работать, правильным такое решение назвать нельзя, поскольку оно «выключает» оперативные подразделения управлений экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБ и ПК) из выполнения ими своих прямых обязанностей — выявлять и пресекать налоговые преступления»,— говорит он. Должны произойти качественные изменения в их работе, добавляет юрист, чтобы оперативные подразделения действительно научились выявлять такие преступления, а не просто пользоваться плодами работы налоговых органов — как это произошло после того, как их уже «выключали» из этой работы.

«Мы получаем много жалоб на параллельное давление — против бизнеса могут проводиться налоговые проверки и одновременно возбуждено уголовное дело. Такая ситуация, конечно, способствовала повышению эффективности при сборе налогов, но это давление избыточное»,— сказал «Ъ» руководитель экспертного центра при бизнес-омбудсмене Антон Свириденко.

Он отметил, что у налоговиков достаточно инструментов для налогового контроля. Эксперты считают, что продвижению проекта может способствовать другая инициатива ФНС — о возможности ареста имущества на стадии налоговой проверки, поскольку такой арест возможен как раз в рамках уголовного дела.

Партнер Taxology Алексей Артюх поддерживает поправки, по его словам, когда аналогичные нормы действовали, давление со стороны правоохранительных органов на бизнес сильно снизилось: «По статистике небольшое число возбужденных дел доходит до суда — часть из них прекращается в связи с добровольным погашением ущерба, немало дел «разваливается», но бизнес никак не защищен ни от возможности возбуждения дел, ни от доследственных проверок». К тому же, добавляет Алексей Артюх, все равно на практике правоохранительные органы всерьез «берут в оборот» преимущественно там, где у них есть поддержка со стороны налоговиков, которые собирают доказательственную базу и делают расчет недоимки, с которого начинается расследование.

Отметим, что появление законопроекта именно сейчас, очевидно, является частью пакета поддержки экономики, входящей под действием санкций, «финансовых контрсанкций» и торговых эмбарго в ситуацию острого спада.

Само по себе воздействие этих поправок на экономическую ситуацию будет по крайней мере краткосрочно ограниченным.

Но, скорее всего, это лишь первая попытка такого рода, и в ближайшее время Белый дом будет выступать с серией предложений и более широкого свойства.

И объявленные накануне новые льготы для IT, призванные противостоять паническому оттоку специалистов из сектора, и действия ЦБ в отношении банков показывают, что правительство в состоянии идти на довольно большие даже по «пандемическим» меркам 2020–2021 годов уступки.

Беспрецедентность ситуации не позволяет пока говорить что-то определенное о том, в какой мере может быть эффективна против основного экономического тренда РФ даже очень резкая и быстрая экономическая либерализация в сочетании с пакетом налоговых послаблений.

Этот тренд с неизбежностью формирует внешнеполитическая ситуация вокруг России — и обычно военно-политические факторы инвесторами не ставятся в одну плоскость со свободой предпринимательства.

Специфическая структура российской экономики с сохраняющейся ориентацией бизнеса на госсектор дает основания предположить, что как-то такой пакет может сработать,— правда, в перспективе месяцев и лет, вряд ли — недель.

Вопрос лишь в том, с какого размера минусом придется складывать эти плюсы,— и это вряд ли сейчас зависит от Белого дома в его гражданской части.

Поправки о новом порядке возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям фактически возвращают действовавший в 2011–2014 годах порядок, введенный тогда в рамках либерализации УПК.

Напомним, в 2011 году по инициативе Дмитрия Медведева (занимавшего тогда пост президента) была проведена либерализация налоговых статей кодекса: силовики потеряли право возбуждать уголовные дела по ним без получения материалов от налоговых органов.

Тогда этот шаг привел к обвалу числа подобных дел: если в 2009–2010 годах возбуждалось по 12–13 тыс. налоговых дел в год, то в 2012-м — лишь 2 тыс. И в итоге в конце 2014 года от ограничения поводов для возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям отказались.

Следственный комитет России тогда подготовил законопроект, который президент Владимир Путин от своего имени внес в Госдуму,— следователям вернули право возбуждать такие дела, но они стали обязаны запрашивать мнение налоговой службы. В ст.

 144 УПК РФ появилась норма о порядке получения следователями заключения налогового…

Путин отменил особый порядок: Президент вновь внёс поправки, на этот раз в уголовный кодекс

Владимир Путин подписал закон об изменениях Уголовно-процессуального кодекса (УПК), которые предполагают отмену возможности рассмотрения в особом порядке дел по тяжким и особо тяжким преступлениям. Инициатором внесения поправок стал Верховный суд.

При рассмотрении дела в особом порядке не рассматриваются доказательства, только характеристика личности обвиняемого. Обвиняемый полностью признает вину, а максимальное наказание может составлять не больше 2/3 от санкции, предусмотренной соответствующей статьей УК РФ. Впоследствии, обжаловать можно только размер наказания.

Поправки оставляют возможность применения особого порядка при рассмотрении дел средней и небольшой тяжести. Ранее поправки были рассмотрены в Государственной думе.

В пояснительной записке уточнялось, что тяжкие преступления, как правило, затрагивают интересы широкого круга лиц, а также вызывают общественный резонанс, что требует установление на законодательном уровне гарантий справедливого правосудия.

В 2018 в особом порядке рассмотрены уголовные дела о тяжких преступлениях в отношении 84 тыс. лиц — это 58% от общего числа обвиняемых в тяжких преступлениях.

Вступившие в силу поправки в УПК РФ прокомментировал для «СП» член Московской коллегии адвокатов Евгений Черноусов.

— Юристы об этом уже давно говорят. Следователи как назойливые мухи уговаривают участников преступных групп пойти на особый порядок, взамен предлагают, например, изменить меру пресечения. Если виновный человек выбирает особый порядок, то автоматически оговаривает других участников группы. Если он признался, то и они совершили преступление. Это носило систематический характер.

Участники, которые считают себя невиновными, все равно признаются виновными, потому что кто-то из их группы пошел на особый порядок и признал вину. Проведя анализ судебной практики, Верховный суд принял такое решение. Оно правильное, но несвоевременное, принимать его нужно было еще раньше, поскольку происходил произвол.

Особый порядок был нужен следователям, оперативникам и другим лицам, занимающимся раскрытием преступлений, и зависящим от отчета по борьбе с преступностью. Смысл в том, чтобы найти слабое звено в преступной группе.

Наконец-то свершилось, и по тяжким и особо тяжким преступлениям особый порядок был отменен. Теперь, когда будет начинаться судебный процесс, все пойдут по одинаковым основаниям — или под арест, или под подписку о невыезде. А не так, как раньше.

Часть сидит под арестом, а к тем, к кому применяется особый порядок, находятся под подпиской о невыезде и начинают давать показания против других.

С отменой особого порядка шансы на справедливость для тех, кто попал под уголовное преследование, увеличивается в разы, — отметил эксперт.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector