Обследование жилых помещений не заменяет обыск

Обследование жилых помещений не заменяет обыск

  • Александр Тарасов
  • Член Ассоциации Юристов, управляющий партнер, генеральный директор юридической компании «АВТ Консалтинг»
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Право полицейских нанести визит компании в рамках обследования предусмотрено ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». В соответствии с этой нормой, проверяющие могут проводить 15 оперативно-розыскных мероприятий, в том числе: обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, исследование предметов и документов, получение компьютерной информации. С обыском придут только в рамках возбужденного уголовного дела (ст. 182 Уголовно-процессуального кодекса).

Полицейские должны подтвердить полномочия в обоих случаях

Проверить полномочия полицейских важно с той точки зрения, что часто обыск маскируют под обследование с целью раздобыть больше информации о правонарушениях компании путем расширения своих полномочий.И при обыске, и при проведении обследования проверяющие обязаны предъявить свои служебные удостоверения и документ, на основании которого они проводят мероприятие.

В распоряжении о проведении обследования представителю компании нужно обратить внимание на следующую информацию: основание для проведения мероприятия, наименование юрлица и адрес, по которому проводится обследование, ФИО и должности сотрудников (форма утверждена приказом МВД России от 1 апреля 2014 г. № 199). Копию распоряжения должны вручить под роспись уполномоченному представителю компании.

Обыск производится на основании постановления следователя (п. 2 ст. 182 УПК РФ). До начала обыска полицейские обязаны предъявить постановление о производстве обыска. Или судебное решение, разрешающее его производство (п. 4 ст. 182 УПК РФ).

В нем указывается дата, номер уголовного дела, место проведения обыска и название организации. Все такие сведения должны быть указаны верно.

Если, к примеру, в постановлении указан адрес (например, место его государственной регистрации), который отличается от фактического места, куда нагрянули полицейские, то обыск незаконный.

Распространяется ли на полицейские проверки трехлетний мораторий, предусмотренный для субъектов малого бизнеса? Обязаны ли полицейские предупреждать о своем визите заранее? Пользователи системы ГАРАНТ могут получить оперативную помощь экспертов по телефону, подключив продукт «Советы экспертов. Проверки, налоги, право».

Оставить заявку

Таким образом, проверив такие документы, у компании должно быть четкое представление о том, какое мероприятие проводят полицейские – визуальный осмотр в рамках обследования или обыск в рамках возбужденного уголовного дела. От этого зависят дальнейшие действия проверяющих и представителей компании.

Если же посетители отказываются предоставить удостоверение, нужно незамедлительно звонить в службу «02» и сообщать о нарушении со стороны сотрудников полиции.

Когда компания вправе отказаться открывать двери, сейфы или замки

Как правило, цель полицейских – найти доказательства. Все важное и сокровенное у компаний обычно спрятано в сейфах и закрытых помещениях. Соответственно, цель проверяющих – получить доступ к информации.

Если они это делают в рамках обыска, то сотрудники правоохранительных органов могут вскрывать запертые помещения, шкафы и сейфы. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества (п. 6 ст.

182 УПК РФ).

Если же у полицейских в наличии распоряжение на проведение обследования, то ломать замки и двери они не вправе. Компания может отказаться открывать запертые на ключ помещения, шкафы, столы и т. д.. В такой ситуации конкретным сотрудникам можно отвечать, что у них на это нет должностных полномочий, ключей и т.п.

Кто конкретно – зависит от того, что хотят открыть. Если секретаря просят открыть тумбочку главбуха, то логично, что у него нет соответствующих полномочий. Или, к примеру, бухгалтера-кассира просят предоставить ключи и открыть дверь на складе.

Отсутствие возможности сделать это также объясняется тем, что должностные обязанности не предусматривают наличие у работников бухгалтерии ключей от складских помещений.

То есть на прямой конфликт не идти, но и доступ полицейским не предоставлять. Ответственность за это не предусмотрено. Если же проверяющие в рамках обследования начнут сами пытаться открыть замки, то они превысят свои должностные полномочия. В том числе, если не обеспечат присутствие двух понятых.

При обыске сотрудникам могут запретить общаться и передвигаться по офису, при обследовании – нет

Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска (п. 8 ст. 182 УПК РФ). В случае проведения обследования полицейские не вправе запрещать сотрудникам общаться, передвигаться по офису и даже покидать его.

Если же такое случилось, то спокойно спросите у сотрудника, на основании какой нормы закона, вы не вправе передвигаться и общаться с коллегами. Возможно, это напомнит полицейским, что в рамках обследования у них таких полномочий нет. Тогда эти нарушения позже будут являться одним из оснований для признания контрольного мероприятия незаконным.

Так как оно было проведено с нарушением законной процедуры.

Личный обыск и изъятие личных вещей

Изымать личные вещи и обыскивать в рамках проведения обследования полицейские не вправе. В рамках обыска они могут это сделать на основании ч. 2 ст. 184 УПК РФ.

В соответствии с этой нормой, при задержании лица по подозрению в совершении преступления его личный обыск проводится без вынесения соответствующего постановления. То есть получается, что, к примеру, генерального директора или главбуха могут обыскать с целью найти у них ключи, флэшки, ноутбуки и т.п.

Также полицейские часто пытаются открыть автомобили руководящих лиц. Но если они при личном обыске ключи не найдут, то вскрывать машину путем ее повреждения полицейские не вправе.

И при обыске, и при обследовании общаться с полицейским необязательно

Любой сотрудник компании, в которой проходит обследование или обыск, вправе отказаться отвечать на вопросы сотрудников правоохранительных органов. Ответственности за это не установлено. Но не стоит пользоваться этой ситуацией с целью разозлить полицейских.

Безопаснее отвечать спокойно примерно так: «Отказываюсь отвечать на поставленные вопросы на основании ст. 51 Конституции РФ». Эта норма говорит о том, что любой гражданин имеет право не свидетельствовать против себя, против своего супруга и своих близких родственников.

Еще совет: компания вправе вести видео- и аудиозапись действий сотрудников правоохранительных органов. Но наличие видеонаблюдения в офисе лучше не афишировать, если это возможно. Так как практика показывает, что в последнее время первое, что изымают полицейские в рамках обыска – это видеосистемы. Так как им невыгодно, чтобы их незаконные или противоправные действия были зафиксированы.

Признание недопустимым ОРМ "Обследование жилища, помещений, автомашины, участка местности" И ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ

❗ ПОДМЕНА ЭТИМ ОРМ ОБЫСКА(!!!) до возбуждения уголовного дела ОЧЕНЬ РАСПРОСТРАНЕНА!

Приведу ряд примеров из судебной практики по реальным уголовным делам, С ХОРОШИМИ формулировками(!), по которым защите удавалось добиться ПРИЗНАНИЯ СУДОМ недопустимыми доказательствами результатов подобных ОРМ! Последнее, во многих случаях, может повлечь уменьшение объема обвинения и даже полный «развал» уголовного дела!

❗ Много лет профессионально занимаюсь защитой по уголовным делам и обжалованием приговоров. По результатам защиты вынесено свыше 10 оправдательных приговоров! Отменено и смягчено по составленным мной жалобам более 100 приговоров! Делюсь своей, и не только, успешной практикой защиты…

В ДВУХ ИЗ ПРИВЕДЕННЫХ НИЖЕ ПРИМЕРАХ, — СОТРУДНИКИ правоохранительных органов ДАЖЕ ПОЛУЧАЛИ СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ «О ЗАКОННОСТИ ОРМ», НО ЭТО ИМ НЕ ПОМОГЛО, — СУДЫ ПОТОМ ВСЕ РАВНО ПРИЗНАЛИ НЕДОПУСТИМЫМИ ИХ РЕЗУЛЬТАТЫ!

Часть 8 ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» предусматривает такой вид ОРМ,как «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств». Увы, сотрудники правоохранительных органов его часто проводят ВМЕСТО ОБЫСКА, в т.ч. даже в жилых помещениях…

1. ПОДМЕНА ОБЫСКА НА ОРМ НЕДОПУСТИМА!!! ОРМ «Обследование ЖИЛОГО помещения и транспортного средства», фактически подменившие процедуру обыска ПРИЗНАНЫ СУДОМ НЕДОПУСТИМЫМ!

Вопреки доводу государственного обвинителя, постановление суда от 5 марта 2019 г.

о признании недопустимыми ряда доказательств по обвинению Петухова в покушении на незаконный сбыт наркотических средств является законным и обоснованным, поскольку в силу требований Федерального закона от 12 августа 1995 г.

«Об оперативно-розыскной деятельности» ОРМ — обследование жилого помещения могло быть осуществлено только негласно, а целью его проведения не могли обозначаться обнаружение и изъятие доказательств по делу.

Судебная коллегия учитывает, что согласно законодательству Российской Федерации уголовно-процессуальные действия и ОРМ могут осуществляться лишь определёнными субъектами при наличии установленных законом оснований и условий; проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу ОРМ не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом установлена специальная процедура. Соответственно, недопустима подмена следственных действий ОРМ .

Как усматривается из материалов дела, какого-либо решения о проведении в отношении Петухова отдельного ОРМ — обследование находящегося у него в пользовании транспортного средства руководством органа дознания не принималось, а следователем поручения по данному вопросу не давалось.

В связи с изложенным, а также по причине установленных в ходе судебного заседания нарушений ч. 7 ст. 166 УПК РФ суд правомерно исключил из числа доказательств протокол обследования автомобиля БМВ 5281 регистрационный знак от 14 сентября 2016 г.

, протокол обследования жилого помещения — квартиры

по ул. в г. Самаре от 14 сентября 2016 г., справку об исследовании от 14 сентября 2016 г. № 217, заключение экспертов от 19-21 октября 2016 г. № 4564 (в части исследования предметов, обнаруженных в автомобиле Петухова) и другие доказательства, перечень которых приведён в оспариваемом постановлении, а повторно рассмотреть вопрос о признании исключённых доказательств допустимыми в порядке, предусмотренном ч. 7 ст. 235 УПК РФ, государственный обвинитель не просил.

Поэтому приводимый автором апелляционного представления анализ протоколов обследования находившегося в пользовании Петухова автомобиля и его квартиры, изъятых в ходе осмотра автомобиля веществ и предметов, а также показаний свидетелей В., Ш. и С. о порядке составления названных протоколов на правильность выводов суда о недопустимости ряда полученных доказательств в части обвинения Петухова по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228' УК РФ не влияет.

См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации по делу № 223-АПУ20-2 от 9 июля 2020 г.

Читайте также:  Алименты с премии: удерживаются или нет, как рассчитать и в какой срок

2. Фактически производство обыска, под видом ОРМ, в жилом помещении до возбуждения уголовного дела, ПРИЗНАНО СУДОМ НЕДОПУСТИМЫМ!

Из материалов дела следует, что ДД.ММ.ГГГГ сотрудниками на основании постановления начальника от 17 декабря 2012 года на основании ст.

6-9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» проведено с участием понятых и с составлением процессуальных документов по его результатам «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» Монгуш У.К.

, в ходе которого обнаружено и изъято наркотическое средство гашиш массой 300,4 грамма, массой на момент первоначального исследования 300,5 грамма; Какого-либо согласия на проникновение в жилище от Монгуш У.К. получено не было.

Между тем, согласно п. 8 ч. 1 ст.

6 Федерального закона, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств является одним из оперативно-розыскных мероприятий, проводимых для решения задач, предусмотренных ст. 2 Федерального закона. По смыслу указанных норм в их взаимосвязи со ст.

9 Федерального закона, данное оперативно-розыскное мероприятие осуществляется негласно(!!!) и не может быть направлено на обнаружение и изъятие доказательств по уголовному делу(!!!). Таким образом, фактически в жилом помещении Монгуш У.К. был проведен обыск до возбуждения уголовных дел и с нарушением требований, установленных ст. 182 УПК РФ

.

При рассмотрении уголовного дела

суд должен проверить и оценить законность и обоснованность «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» Монгуш У.К., и полученных результатов с точки зрения их допустимости в качестве доказательств .

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства , полученные с нарушением требований Кодекса, являются недопустимыми.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.Поскольку обыск («обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств») проведен с нарушением требований Федерального закона и УПК РФ, их результаты следует признать недопустимыми доказательствами , которые не могут использоваться для установления в действиях Монгуш У.К., инкриминированных ей в этой части обвинения как приготовление к сбыту наркотического средства гашиш массой 300,4 грамма, масса вещества на момент первоначального исследования 300,5 грамма 17 декабря 2012 года. Действия Монгуш У.К. инкриминированных ей в данной части как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств массой 300,4 грамма, массой на момент первоначального исследования 300,5 грамма 17 декабря 2012 года, следует исключить из обвинения.

Постановлением судьи Верховного Суда Республики Тыва от 18 декабря 2012 года

признано законным проведенное 17 декабря 2012 года оперативно-розыскное мероприятие, ограничивающее конституционные права граждан – обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности, транспортных средств по адресу: , по месту жительства Монгуш У.К.. (том 1 л.д. 13).Давая оценку данному постановлению суд отмечает, что данное постановление вынесено в рамках Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», тогда как при рассмотрении уголовного дела суд должен проверить и оценить законность и обоснованность «обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» Монгуш У.К., и полученных результатов с точки зрения их допустимости в качестве доказательств в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

При таких обстоятельствах, поскольку фактически в жилом помещении Монгуш У.К. был проведен обыск до возбуждения уголовных дел и с нарушением требований, установленных ст. 182 УПК РФ и согласно ст.

89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом, данные доказательства являются недопустимыми доказательствами.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Свердловской области

Что важно знать гражданину при проведении оперативно – розыскного мероприятия – обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств

Разъясняет помощник прокурора Орджоникидзевского района г.Екатеринбурга Нечаева Ю.С.

Оперативно – розыскное мероприятие — обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств предусмотрено статьей 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (от 12.08.1995 № 144-ФЗ).

Проверяющие сотрудники обязаны предъявить служебные удостоверения и документ, на основании которого проводится ОРМ. Проведение данного оперативно – розыскного мероприятия в жилище допускается только на основании судебного решения (часть 2 статьи 8 Закона).

Вместе с тем, необходимо  иметь ввиду, что в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение вышеуказанного оперативно-розыскного мероприятия с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение (часть 3 статьи 8 Закона).

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств (за исключением жилых помещений) проводится на основании распоряжения должностного лица органа внутренних дел.

Копия распоряжения должна быть вручена под роспись гражданину либо представителю организации, по месту нахождения которой проводится ОРМ. При обследовании не допускаются изъятие личных вещей, а также запрет на передвижение сотрудников организации, их общение, возможность покинуть помещение во время проведения обследования.

Для удостоверения факта, содержания, хода проведения данного оперативно – розыскного мероприятия и результатов изъятия предметов и документов должны быть привлечены с их согласия не менее двух дееспособных граждан, достигших возраста восемнадцати лет, не заинтересованных в результатах изъятия, не состоящих с лицами, проводящими изъятие, в родстве или свойстве, не подчиненных и не подконтрольных указанным лицам, а также не являющихся работниками органов исполнительной власти, наделенными в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования.

Результаты изъятия предметов и документов оформляются протоколом.

В случае нарушений закона со стороны сотрудников, проводящих ОРМ, их действия гражданин вправе обжаловать в порядке ст.124 УПК РФ в прокуратуру или в суд в порядке ст.125 УПК РФ.

Прокуратура Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга

Обследование как обыск

Красноярские адвокаты обратились в ООНОбращение направлено в связи с проведением у адвоката обыска под видом обследования помещения

Адвокаты АП Красноярского края обратились в адрес спецдокладчика по вопросам независимости судей и адвокатов в Организации Объединенных Наций1 в защиту своего коллеги.

Зимой прошлого года служебное помещение красноярского адвоката было обыскано сотрудниками краевого УФСБ совместно с сотрудниками полиции и «представителями общественности» под видом проведения «обследования помещения». Обследование продолжалось девять часов.

В результате проведенного доследственного мероприятия в офисе адвоката были «обследованы» компьютерная техника, несгораемые и канцелярские шкафы, адвокатские досье, иные предметы и документы, находившиеся в помещении. По жалобе адвоката на незаконность фактически произведенного в его офисе обыска суд первой инстанции вынес отказное решение.

Красноярский краевой суд сначала оставил в силе решение суда первой инстанции, а позднее вдобавок отказал адвокату в принятии кассационной жалобы. Красноярские правоведы усмотрели в этом нарушение норм Европейской конвенции о защите прав человека и обратились в ЕСПЧ.

Затем им довелось поучаствовать в работе семинара Института права и публичной политики, посвященного возможностям обращения за защитой прав человека в рамках механизмов ООН. На семинаре юристы установили также нарушение в отношении их доверителя норм Международного пакта о гражданских и политических правах2 и Основных принципов в отношении статуса адвокатов3.

Обоснованно согласившись с Пафнутием Чебышевым4 в том, что «теория без практики мертва и бесплодна», коллеги воспользовались полученными знаниями и направили в ООН обращение в защиту прав адвоката. Настоящая заметка является реакцией на изложенные обстоятельства.

Идея использования внепроцессуального «обследования помещений…»5 для производства обысков не нова. Однако сейчас она фактически переживает второе рождение.

Представляется, что масштабы нарушений прав граждан со стороны правоохранительных органов при производстве обысков и осмотров помещений вызывают озабоченность со стороны государства.

В стремлении снизить негативный эффект от подобных нарушений государство возводит нормативные барьеры для правоохранителя посредством увеличения номенклатуры требований, предъявляемых к обыскам и осмотрам, и закрепляет их в профильных нормах УПК РФ.

Это понуждает некоторых правоохранителей к творческому поиску квазилегитимных способов обойти требования уголовно-процессуального закона. Основанное на Законе об ОРД так называемое «обследование помещений…» относится к таким околоправовым маневрам.

Для недобросовестного правоохранителя «обследование помещений» представляет ценность прежде всего отсутствием необходимости получения санкции суда на производство такого мероприятия.

Поскольку обследование помещений является разновидностью ОРМ, то, следовательно, оно не требует на момент его производства возбужденного уголовного дела, что добавляет ценности такому мероприятию в глазах некоторых правоохранителей.

При «обследовании» жилого или служебного помещения адвоката у таких сотрудников появляется и еще один дополнительный бонус. Он касается увода таких мероприятий из-под действия ст. 450.1 УПК РФ.

Как мы помним, указанная новелла устанавливает особый порядок и дополнительные требования при производстве обыска, осмотра, выемки в отношении адвоката, необходимость соблюдения которых в рамках производства ОРМ отсутствует.

Между тем обследование и обыск представляют собой совершенно различные юридические действия. К существенным отличиям относится то, что при обследовании правоохранитель не вправе производить отыскание (выявление) и принудительное изъятие отысканных предметов и документов. В соответствии с ч.

1 ст. 15 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» изъятие предметов, материалов и сообщений при проведении ОРМ допускается лишь в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы безопасности страны.

Когда такой угрозы нет, законные основания для изъятия каких-либо предметов или документов у правоохранителя отсутствуют. Если же изъятие имущества все-таки произошло, то впоследствии добытые таким способом доказательства по уголовному делу в соответствии со ст.

75, 89 УПК РФ должны быть признаны недопустимыми как полученные с нарушением закона.

Это что касается теории уголовного процесса. На практике, к сожалению, случается по-другому, и нередко действия правоохранителей при проведении de jure обследования помещений отвечают de facto всем критериям обыска. Это существенно нарушает права и законные интересы граждан и юридических лиц.

При обследовании адвокатских помещений положение усугубляется тем, что такими действиями сотрудников правоохранительных органов нарушаются не только права отдельного адвоката или адвокатского образования, но также права весьма широкого круга физических и юридических лиц, заключивших соглашение с адвокатом и доверивших ему конфиденциальные сведения, охраняемые адвокатской тайной.

Данную ситуацию можно было бы рассматривать как специфику правовой среды.

Читайте также:  Временный управляющий при банкротстве: кто это, права и обязанности, ответственность

В принципе, так оно и происходит в государствах с верховенством права: с одной стороны, правоохранитель всегда заинтересован в расширении арсенала возможностей для осуществления контроля за деятельностью граждан и умаления их прав и свобод с целью предупреждения и пресечения противоправной деятельности. С другой стороны, адвокат наделен законными правами возражать и противодействовать такому вторжению в охраняемые законом права и интересы своих доверителей. При эффективной работе судебной системы достигается динамическое равновесие, баланс между склонностью правоохранителя к ограничению гражданских прав и способностью гражданина через своего поверенного оспаривать такое ограничение, признавая его в судебном порядке незаконным и необоснованным.

В случае, который рассматривается в статье красноярских коллег, как и во множестве других случаев по всей стране, такого баланса достичь не удалось. Это произошло ввиду недостаточной эффективности национального судопроизводства. Безусловно, данный вывод огорчает и вызывает тревогу.

Почему это происходит? Если обратиться к Фемиде как к аллегории системы судопроизводства, то в ситуации, когда богиня правосудия к одной чаше весов добавляет свой меч, вторая чаша весов может принести лишь vae victis6. Тем не менее природа не терпит пустоты.

Пока существуют легальные способы противодействия нарушению закона, обязанностями защитника являются их отыскание и реализация в полной мере. Один из таких способов и предлагают наши коллеги из Красноярского края.

Пока преждевременно делать выводы об эффективности обращения в рабочие органы ООН как инструмента защиты прав адвокатов.

Необходимо, во-первых, дождаться результатов рассмотрения обращения красноярцев, а во-вторых – пронаблюдать способность такого ответа оказать благотворное воздействие на российскую правоприменительную практику.

До того нам остается лишь поздравить красноярских защитников с почином и одновременно выразить сожаление о том, что обращение в международные органы и организации до сих пор нередко остается для российских адвокатов и их доверителей единственной возможностью сохранить надежду на торжество правосудия.

Как и в случае с жалобами в Европейский Суд по правам человека, жалоба в адрес спецдокладчика по правам человека в Организации Объединенных Наций свидетельствует о трудностях, которые испытывает национальная судебная система при анализе и оценке фактов нарушения прав человека и, в более специальном смысле, – прав адвоката.

  • 1 Mr Diego Garcia-Sayan, the United Nations Special Rapporteur on the Idependence of Judges and Lawyers.
  • 2 International Covenant on Civil and Political Rights.
  • 3 Basic Principles on the Role of Lawyers.

4 Чебышев Пафнутий Львович (1821–1894), выдающийся русский математик и механик. Ему приписывается авторство высказывания: «Теория без практики мертва и бесплодна, а практика без теории бесполезна и пагубна».

5 Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ст. 6, п. 8 «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств».

6 Vae victis лат. «горе побежденным» – прим. ред.

Первый заместитель прокурора ВАО Павел Желудков разъясняет: об особенностях проведения гласного оперативно-розыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств

Согласно ч. 1 ст. 15 Федерального закона 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» при решении задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, производить при их проведении изъятие документов, предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации.

Одним из таких мероприятий является обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.

Приказом МВД РФ от 01.04.

2014 № 199 утверждена «Инструкция о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации гласного оперативно-розыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств и Перечня должностных лиц органов внутренних дел Российской Федерации, уполномоченных издавать распоряжения о проведении гласного, оперативно-розыскного мероприятия, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств»

  • Перед началом обследования представителю юридического лица либо физическому лицу предъявляется для ознакомления распоряжение о проведении обследования, копия которого вручается ему под роспись.
  • В случае применения в ходе обследования технических средств участвующие в обследовании лица предупреждаются об этом до начала его проведения.
  • Для удостоверения факта, содержания, хода проведения и результатов изъятия к участию в изъятии привлекаются с их согласия не менее двух дееспособных граждан, достигших возраста восемнадцати лет, не заинтересованных в результатах изъятия, не состоящих с лицами, проводящими изъятие, в родстве или свойстве, не подчиненных и не подконтрольных указанным лицам, а также не являющихся работниками органов исполнительной власти, наделенными в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования.

При проведении обследования подлежат изъятию обнаруженные документы, имеющие признаки подделки, а также вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособные, находящиеся у лиц без специального разрешения, а также иные предметы и документы в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 15 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

  1. Вместе с тем, при изъятии документов сотрудником, осуществляющим изъятие, с них изготавливаются копии, которые им заверяются и передаются лицу, у которого они были изъяты, о чем делается запись в протоколе изъятия, составляемом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.
  2. В случае, если на месте проведения обследования невозможно изготовить копии документов и (или) скопировать информацию с электронных носителей информации или передать их одновременно с изъятием документов и (или) электронных носителей информации, сотрудник, осуществляющий изъятие, передает заверенные копии документов и (или) электронные носители информации, содержащие копии изъятой информации, лицу, у которого были изъяты эти документы, и (или) законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в течение пяти рабочих дней после изъятия, о чем делается запись в протоколе.
  3. В случае, если по истечении пяти дней после изъятия документов заверенные копии документов не были переданы лицу, у которого изъяты документы, заверенные копии документов в течение трех дней должны быть направлены по почте заказным почтовым отправлением, о чем делается запись в протоколе с указанием номера почтового отправления.

Результаты изъятия предметов и документов, а также обнаруженных документов, имеющих признаки подделки, вещей, изъятых из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособных, находящихся у лиц без специального разрешения, оформляются протоколом, который предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в обследовании.

При этом указанным лицам разъясняется их право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении, в том числе и собственноручно. После подписания протокола изготавливается его копия, которая передается юридическому лицу либо физическому лицу, указанному в протоколе, о чем в нем делается запись.

При невозможности изготовления копии протокол составляется в двух экземплярах.

Неопределенность понятия «место происшествия» как причина подмены следственных действий

  • Отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве чёткого понятия  «место происшествия» позволяет органам предварительного следствия под видом осмотра места происшествия проводить осмотры помещений, местности, транспортных средств, которые никакого отношения к месту происшествия не имеют, кроме того под видом осмотра места происшествия следователи довольно часто проводят  личный обыск и обыск, подменяя следственные действия. 
  • В результате таких «осмотров» нарушаются конституционные права граждан, а правовая неопределённость в данном вопросе  толкуется судебной практикой в пользу стороны обвинения. 
  • В ходе написания данной статьи,  были изучены более ста уголовных дел и материалов доследственых проверок по которым проводились осмотры места происшествия до возбуждения уголовных дел. 

По уголовным делам о взятках, следователи до возбуждения уголовного дела на месте задержания взяткополучателя проводили осмотр места происшествия в ходе которого изымали  денежные средства у задержанного лица  фактически проводя личный обыск, чем нарушали его право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ).

По уголовным делам о сбыте наркотических средств, следователи до возбуждения уголовного дела на месте задержания под видом осмотра места происшествия обыскивали задержанных лиц и изымали у них мобильные телефоны, деньги, проводили обыски транспортных средств, чем нарушали право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции).

По уголовным делам о мошенничестве в сфере долевого строительства, когда предметом хищения являлись безналичные денежные средства, а местом окончания преступления являлось место изъятии денежных средств с банковского счета потерпевшего,  следователи проводили под видом осмотра места происшествия осмотры офисов компаний и строительных площадок, которые никакого отношения к месту происшествия не имеют. Довольно часто под видом осмотра места происшествия проводились осмотры офисов контрагентов застройщика.  Изучение протоколов осмотра места происшествия показывает, что «осмотры места происшествия» проводились оснований. На момент производства «осмотра места происшествия»  у следователей не имелось никаких оснований полагать, что в осматриваемых  помещениях  имеются предметы и документы имеющие значение для уголовного дела. 

Во всех указанных случаях, в том числе когда изымались предметы и документы,  задержанным лицам копии протокола осмотра места происшествия не вручались, более того по нескольким материалам доследственых проверок при подозрении на подделку идентификационного номера автомобиля, в ходе осмотра места происшествия производилось изъятие автомобиля, копия протокола собственнику не вручалась.

В действующем уголовно-процессуальном законе  предусмотрено шесть видов осмотра: осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов, осмотр трупа.

Согласно статьи ст. 144 УПК РФ до возбуждения уголовного дела допускается производство только осмотра места происшествия, документов, предметов, трупов.

Исходя из буквального толкования ст. 144 и ст. 176 УПК РФ осмотр местности, жилища, иного помещения (если они не являются местом происшествия) до возбуждения уголовного дела не допускается. 

  1. Осмотр места происшествия производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств,  имеющих значение для дела. 
  2. Иных оснований для производства осмотра, например таких как для производства обыска (наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела) в законе не указано, что позволяет следователю произвольно осматривать любые места не обосновывая своё решение в постановлении. 
  3. Полагаю, что  понятие «место происшествия» тождественно понятию «место преступления», разница заключается в том, что на момент доследственной проверки не известно, является ли рассматриваемое событие преступлением или не является. 
Читайте также:  Жалоба в роспотребнадзор: как подать через интернет, официальный сайт или госуслуги

Следуя данной логике, можно сослаться на статью 152 УПК РФ из котрой следует, что  предварительное следствие проводится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления. 

  • Следовательно, местом преступления является место совершения противоправного деяния и (или) место наступления общественно опасных последствий. 
  • На основании изложенного можно сделать вывод, что место происшествия, это место предполагаемого противоправного деяния (действия или бездействия) и (или) место наступления предполагаемых общественно опасных последствий. 
  • Данный  вопрос неоднократно  рассматривался Конституционным Судом РФ, который полагает, что вопрос подмены следственных действий не относится к его компетенции. 

В деле N 1258-О-О от 13.10.2009 г. заявитель занимал должность следователя главного следственного управления.

В рамках проводимой в порядке статьи 144 УПК Российской Федерации проверки заявления о вымогательстве взятки сотрудники управления собственной безопасности произвели осмотр места происшествия, в ходе которого у заявителя  были изъяты находившиеся в его одежде предметы и документы, впоследствии приобщённые к делу в качестве вещественных доказательств. 

Адвокатская защита при обыске и выемке

Чаще всего в отношении юридических лиц проводятся обыск и выемка. Они регулируются статьями 182-183 УПК РФ.

Основанием для принятия таких мер является постановление следователя, а если речь идёт об обыске квартиры, например, то тогда потребуется судебное решение.

Под безотлагательными обстоятельствами понимаются:

  • только что совершенное преступление;
  • наличие оснований полагать, что у обыскиваемого лица есть улики, которые он может уничтожить;
  • необходимость пресечь совершение преступления;
  • основания для обыска, которые появились при осуществлении других следственных мероприятий и обусловлены ими.

Это означает, что сотрудники правоохранительных органов не могут проводить обыск, если для этого нет оснований. Кроме того, они обязаны объяснить свои действия, которые впоследствии можно будет обжаловать.

В чём разница между обыском и выемкой?

При проведении проверок представители правоохранительных органов могут расширительно толковать свои полномочия и прибегать к тем мерам, которые объективно не являются необходимыми. В частности, они нередко назначают проведение полноценного обыска вместо выемки.

Дело в том, что выемка осуществляется тогда, когда известно, что именно нужно контролирующим органам, а также где конкретно данный предмет находится. На практике это означает, что если сотрудникам правоохранительных органов понадобились документы, которые хранятся в сейфе, то им необходимо произвести выемку.

В случае же с обыском, правоохранители лишь полагают, что в помещении, куда они пришли, находятся предметы и документы, имеющие отношение к расследуемому уголовному делу, поэтому отыскивают и изымают все, что имеет значение, по их мнению.

Стоит особо иметь в виду, что в ходе обыска следователь вправе произвести личный обыск в отношении лиц, которые, по его мнению, скрывают при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела. Это значит — обыск содержимого личных сумок, портфелей, одежды и т.п.

По итогам обыска (выемки) составляется протокол, копия которого должна быть вручена представителю лица, чье помещение обыскивалось.

Поэтому проведение обыска, в том числе и личного, можно и иногда нужно обжаловать.

Какие ещё оперативные мероприятия и следственные действия могут быть проведены в Вашем офисе и жилище?

Также, могут быть произведены обследования помещений (сооружений) или осмотр места происшествия. При этом, все эти мероприятия часто внешне схожи с обыском, отличаясь своим юридическим статусом и порядком проведения. В основном их проводят для первичного сбора доказательств до возбуждения уголовного дела.

Также, проводятся выемки в рамках налоговых проверок.

Обследование помещений по своему характеру и по правовым последствиям для юридических лиц очень близко к обыску в офисе, например. Только данное мероприятие проводится на доследственном этапе. Осуществляют его сотрудники ОЭБиПК МВД или иных оперативных служб, на основании соответствующего письменного распоряжения.

Учтите, что проведение обследования специфично: представители правоохранительных органов имеют право осматривать и изымать только то, что находится в открытом доступе, в отличие от обыска. Так что если они пытаются что-то вскрыть или снять информацию с компьютера, то это будет уже грубым нарушением ваших прав.

И присутствующий при таком мероприятии адвокат может зафиксировать подобные действия сотрудников полиции.

По итогам обследования составляется протокол изъятия соответствующих предметов и документов, копия которого также вручается представителям лиц, помещения которого подверглись обследованию.

Некоторые юридические лица ошибочно воспринимают обследование помещений как более лёгкое по своим последствиям мероприятие.

На самом деле всё, что будет обнаружено в ходе такого мероприятия, может быть использовано против компании, ее руководителей и собственников.

И даже если сотрудники полиции не найдут ничего, что прямо укажет на уклонение от налогов, они смогут достать то, что позволит им уже получить разрешение на проведение полноценного обыска. Поэтому недооценивать значение происходящего не стоит.

Осмотр места происшествия, несмотря на  то, что проводится до возбуждения уголовного дела, предусмотрен УПК РФ и является следственным действием. Основанием для него является зарегистрированное сообщение о преступлении.

Никаких разрешительных документов (вроде постановления следователя или распоряжения) для проведения осмотра места происшествия не требуется. Копия протокола обязательному вручению также не подлежит.

При этом, изъятие предметов и документов (приобщение к протоколу осмотра) допустимо.

Фактически, осмотр места происшествия в современном толковании правоохранителей — инструмент нарушения прав лиц и организаций, которые осмотру подверглись, так как в законодательстве на этот счет имеется пробел, позволяющий приходить куда угодно и изымать что угодно.

Можно надеяться, что судебная практика обжалования таких “осмотров” со временем заставит или законодателей или правоохранителей обозначить рамки допустимого для этого спорного мероприятия.

Кроме того, в последние годы проводятся выемки документов и предметов и в рамках налоговых проверок. Полномочия на производство выемок установлены ст. 94 НК РФ.

Согласно ей, инспектора вправе изъять документы у налогоплательщика в случае, если они не представляются по Требованию, а также, если у налоговых органов есть основания полагать, что эти документы могут быть заменены или уничтожены.

Закон также позволяет изымать в рамках таких выемок и предметы, в том числе компьютеры, иные хранилища электронной информации. В таких случаях налоговики зачастую привлекают сотрудников МВД и ФСБ для участия в выемках.

На практике, для того, чтобы придать законность таким выемкам, часто их проводят одновременно с осмотром помещений налогоплательщика в порядке ст. 92 НК РФ.

Таким образом, если у налоговой инстанции есть основания полагать, что вы серьёзно нарушили закон, что речь идет об уклонении от уплаты налогов в крупных или в особо крупных размерах, то она может прийти к Вам в офис с полицией во время налоговой проверки, когда Вы меньше всего этого ждете.

Зачем нужен адвокат при обыска, выемки, обследования и осмотра?

Такие следственные действия как выемка, обыск и прочее, перечисленное выше, непосредственно затрагивают конституционные права человека, в особенности если речь идёт о жилье.

Поэтому они всегда должны осуществляться в строгом соответствии с действующим процессуальным законодательством.

И адвокат при обыске может проследить за тем, соблюдают ли сотрудники правоохранительных органов установленный порядок или нет.

Граждане, предприниматели, обычно плохо знакомы со своими правами. Кроме того, они находятся в стрессовом состоянии, под сильным давлением.

Для многих сотрудников компании такая ситуация становится ещё и полной неожиданностью, поскольку они могут до последнего не подозревать о том, что в отношении фирмы проводится проверка, что у организации возникли какие-то проблемы.

В итоге всё это приводит к тому, что даже знающие о своих правах люди оказываются в растерянности, не знают, как отстоять свою позицию.

А адвокат при обыске и выемке не вовлечён в происходящее. При этом для него такое мероприятие является своеобразной рутиной: он его неоднократно наблюдал, а также принимал в нём участие как официальный представитель и защитник.

Кроме того, специалист не только знает о правах граждан в теории, но и прекрасно понимает, как они должны соблюдаться на практике, что конкретно уже будет расцениваться вышестоящим руководством или судом как злоупотребление.

Именно поэтому с помощью адвоката противостоять злоупотреблениям получается гораздо эффективнее. А действенная защита при обыске и выемке не позволит контролирующим органам собрать на вас какой-то серьёзный компромат.

Кроме того, присутствие квалифицированного юриста является также гарантией того, что сотрудники ОЭБиПК и иных правоохранительных структур не воспользуются растерянностью работников проверяемой компании и не станут их, допрашивать, пытаясь получить изобличающие показания на руководство или собственников компании.

Адвокат также предупреждает совершение серьезных правонарушений со стороны представителей правоохранительных органов. В частности, во время обыска могут «случайно» возникнуть бумаги (печати сторонних организаций), которых у компании до обыска не было.

У Вас остались вопросы?Первая консультация абсолютно бесплатна!

Что могут предпринять наши адвокаты при проведении обыска и выемки?

Мы неоднократно сталкивались с подобными следственными мероприятиями. Наши адвокат могут:

  • проконсультировать Вас по поводу происходящего, ответить прямо на месте на уточняющие вопросы, пояснить правовой смысл отдельных действий;
  • проверить у сотрудников правоохранительных органов наличие документов, на основании которых проводится соответствующее мероприятие;
  • предупредить нарушение Ваших прав;
  • зафиксировать злоупотребление со стороны сотрудников правоохранительных органов;
  • остановить правонарушение;
  • оказать правовую и психологическую поддержку работникам компании, в отношении которой проводится проверка.

Такие следственные и оперативные мероприятия – это неприятная процедура для компании и её сотрудников. Однако с опытным адвокатом, грамотно отстаивающим позиции своего клиента, пройти её будет гораздо проще.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector