Образец ходатайства об исключении недопустимых доказательств, основанных на данных незаконного «оперативного эксперимента»

При обжаловании незаконности проведенных оперативно-розыскных мероприятий следует обращать внимание на возможность провокации или провокационно-подстрекательской деятельности со стороны оперативных сотрудников.

Основные аргументы, которые приводит защита в таких ситуациях, — у сотрудников оперативных служб отсутствовали основания для проведения ОРМ.

Например, сотрудник полиции не завел дело оперативного учета или правоохранительные органы действовали по собственной инициативе, а не после того, как получили заявление о вымогательстве взятки и не проверили его в порядке ст. ст. 144–145 УПК РФ.

В некоторых случаях защита ссылается на невозможность установить личность источника информации, которая послужила основанием для проведения ОРМ, а также на другие нарушения нормы ст. 5 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». 

Практика показывает, что следователи и прокуроры могут иметь индивидуальное понимание сущности ОРД, в иных случаях считают оперативный эксперимент незаконным по умолчанию, если это мероприятие проведено без самостоятельного обращения потерпевшего в полицию с заявлением о вымогательстве взятки.

Для проверки заявления лица, у которого вымогают взятку и который обратился с заявлением о преступлении в полицию, достаточно полномочий следователя, перечисленных в ст.ст. 144, 145, 176 УПК РФ.

Но такая проверка заявления о преступлении в данном случае не является оперативно-розыскной деятельностью.

При таких обстоятельствах проверить сообщение и зафиксировать встречу заявителя с проверяемым сотрудники оперативных служб могут по поручению следователя в рамках более простого негласного ОРМ — «наблюдение».

Оперативно-розыскная и уголовно-процессуальная деятельность взаимосвязаны, но не тождественны. В отличие от процессуальной деятельности, в оперативно-розыскной деятельности используются преимущественно негласные методы и средства.

Для законности проведения ОРМ (ст. 8 3акона об ОРД) сотруднику оперативной службы необходимо постановление, утвержденное руководителем органа, осуществляющего ОРД.

Под оперативным экспериментом понимается искусственное создание обстановки, максимально приближенной к реальности, с целью вызвать определенное событие либо воспроизведение события или проведение определенных опытов в полностью управляемых условиях и под контролем органов, осуществляющих ОРД, с вовлечением лица, в отношении которого имеются данные о противоправной деятельности, без уведомления его об участии в ОРМ.

Оперативный эксперимент, направленный на выявление неизвестных лиц (с использованием объектов, на которые покушаются преступники: «фирмы-ловушки», «автомобили-ловушки» и т. п.) проводится в отношении неизвестных лиц, в отличии от оперативного эксперимента по документированию преступной деятельности, например — взяткополучателей или сбытчиков наркотиков.

Предлагаю вашему вниманию шаблон ходатайства об исключении недопустимых доказательств, основанных на данных оперативного эксперимента.

Не всегда следователю, защитнику или прокурору легко удается разобраться в особенностях проведения оперативного эксперимента.

Данная проблема обусловлена закрытостью ряда регламентирующих ОРД наставлений и сложившимся у перечисленных участников процесса так называемым процессуальным мышлением. Часто ОРМ «оперативный эксперимент» ассоциируется правоприменителями со следственным экспериментом, регламентированным ст.

181 УПК РФ. Однако в следственном эксперименте следователь определяет последовательность произошедшего события, механизм образования следов и возможность восприятия каких-либо фактов, действий.

Это значит, что следственный эксперимент заключается в производстве опытных действий, направленных на установление уже произошедших событий и действий в прошлом. А оперативный эксперимент — это создание условий, при которых могут возникнуть те или иные события.

Следственный эксперимент всегда направлен в прошлое и проводится гласно, с участием понятых или с применением технических средств (ч. 1 ст. 170 УПК РФ). Участвующее лицо всегда осведомлено о его проведении и на основании п. 8 ч. 4 ст. 47 и п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ вправе воспользоваться помощью защитника.

Но оперативный эксперимент направлен преимущественно в будущее, почти всегда негласен, объект мероприятия не знает о его проведении и участие понятых не требуется в силу обязанности оперативных сотрудников соблюдать конспирацию и государственную тайну (п. 5 ч. 1 ст. 14 Закона об ОРД, Закона РФ от 21.07.

1993 № 5485–1 «О государственной тайне»).

У данных мероприятий различны не только субъекты, методы, пределы производства и правовая база, но и результаты их проведения. Так, в силу ч. 1 и ч. 8 ст. 164 УПК РФ следователь не выносит постановление о производстве следственного эксперимента, а только составляет по его результатам протокол, который служит доказательством по уголовному делу.

В случае с оперативным экспериментом, в силу ст. 8 Закона об ОРД, руководитель оперативного подразделения выносит постановление о проведении оперативного эксперимента. Протокол ведения эксперимента не предусмотрен (только акт или рапорт).

Итогом становятся не доказательства, а лишь сведения об источниках фактов, которые необходимо проверять процессуальным путем (определение КС РФ от 04.02.1999 № 18-О).

В Законе об ОРД законодатель закрепил исчерпывающий перечень оснований для проведения ОРМ. Так, согласно подп. 1 п. 2 ч. 1 ст.

7 данного закона одним из оснований для проведения ОРМ являются «ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела».

Однако, оперативный сотрудник не имеет право проводить ОРМ, пока он не будет обладать познаниями, сведениями из какого-либо источника о вышеназванных признаках. Причем сведений должно быть недостаточно для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Данные сведения оперативный сотрудник должен изложить в рапорте, доложив о поступающей информации руководителю органа, который утверждает соответствующее постановление о проведении ОРМ. Более того, полученные сведения без указания источника в силу запрета в ч. 2 ст.

12 Закона об ОРД следует изложить и в самом постановлении, которое в дальнейшем, путем рассекречивания и предоставления следователю, приобретает процессуальную форму. Это позволит стороне защиты определить, что стало основанием для проведения ОРМ: заявление лица, поданное в порядке ст. ст. 144–145 УПК РФ; поручение следователя; запрос иного органа или ставшие известными органам сведения о названных признаках.

Использовать анонимное заявление в качестве повода для возбуждения уголовного дел закон запрещает (ч.7 ст. 141 УПК РФ), но данная норма не запрещает получение подобных сведений в ОРД. Более того, анонимное заявление, содержащее сведения о подготавливаемом или совершенном преступлении, может и должно быть проверено, прежде всего, путем проведения соответствующих гласных и негласных ОРМ.

Бывают случаи нарушений оперативными сотрудниками ст. 5 Закона об ОРД, которая запрещает провокацию преступлений: подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Бесспорно, категорически недопустимы запрещенные данной нормой действия как со стороны оперативного сотрудника либо его тайного агента, так и со стороны заявителя. Обязательным условием законности является отсутствие провокационных действий при проведении ОРМ «оперативный эксперимент».

При этом сотрудники полиции вправе создать такие условия для проверки преступных намерений, которые обеспечивают проверяемому возможность выбрать: совершать преступление либо отказаться от его совершения. Принуждение лица к совершению преступления недопустимо.

Однако сторонники наделения оперативных подразделений исключительно функциями дежурных частей (по приему и регистрации заявлений о преступлениях коррупционной направленности) считают, что любое соприкосновение с объектом разработки является побуждением и склонением последнего в прямой или косвенной форме к совершению преступления. Европейский Суд по правам человека разграничил ситуации, когда полиция действует в недопустимой форме, и ситуации, когда ее действия являются законными.

Ходатайство об исключении видеозаписи как доказательства по уголовному делу

Бесплатная юридическая консультация онлайн

Улаживание конфликтов по трудовым договорам, а также гарантия дополнительных льгот трудящимся. Земельное право связано со спорами между владельцами межевых участков собственности. Жилищное строительство и приватизация земли. Уголовное законодательство. Защита прав потерпевших граждан, предотвращение незаконного ограничения свобод людей.

Это касается вопросов страхования, приобретения, и регистрации транспортных средств.

Защита от неправомерного изъятия водительских прав, представление интересов в ДТП.

Ходатайство об исключении доказательств

для опознания потерпевшей А. в протоколе указанного следственного действия значится: «Данного молодого человека я опознаю по росту, по телосложению, по чертам лица и по одежде, т.к. он одет в куртку темного цвета».

Вместе с тем, указанные признаки не являются частными признаками внешности человека, т.к. темные куртки носят многие люди похожие на Т. ростом и телосложением. Конкретные же черты лица, по которым она опознала его, потерпевшая не назвала.В объективности результатов опознания обвиняемых Т.

и П. потерпевшей А. вызывает сомнение и тот факт, что в сумерках (около 18-00 часов 20 марта) в положении вниз лицом (согласно ее показаний – том 1 л.д.

Читайте также:  Увольнение в порядке перевода в другую организацию: порядок оформления, образец заявления, заполнение трудовой

Образец ходатайства об исключении недопустимых доказательств, основанных на данных незаконного «оперативного эксперимента»

Какого-либо разрешения от начальства либо санкции от суда на данный оперативный эксперимент получено не было.

Следует обратить внимание и на то обстоятельство, что Н.

08.10.2009 был вооружен специальными техническими средствами цифрового типа, засекреченными на уровне государственной тайны.

  • Сам он был снабжен радиопередатчиком, а запись разговора и видеозапись велись на специальной аппаратуре, находившейся в оперативно-технической автомашине, припаркованной к зданию администрации.
  • Аппаратуру в этот момент обслуживали специалисты технической службы ГУВД.
  • В отсутствии особых и подробных правил использования такой техники слежения и перехвата разговора, как части «оперативного эксперимента» не сопровождалось действием соответствующих гарантий, препятствующим различным возможным злоупотреблениями и, соответственно, ее использование было произвольным и не соответствовало требованиям законности.

Исключение доказательств по уголовному делу

То есть, еще до начала исследования доказательств на судебном следствии можно поставить вопрос об их исключении, на том основании, что они уже сами по себе являются недопустимыми. К сожалению, суды не всегда идут навстречу в оценке допустимости доказательств на предварительном слушании, предпочитая дать оценку каждому доказательству при вынесении приговора.

Тем не менее, эти вопросы нужно ставить, показывая суду, что доказательства обвинения ущербны. Но не всегда целесообразно исключать доказательства и на предварительном слушании.

Доводы об их исключении никуда не денутся, даже если они будут заявлены в прениях.

Все зависит от того плана защиты, который составлен.

Если посмотреть судебную практику, особенно апелляционное рассмотрение доводов об исключении доказательств, то заметно, что суды очень редко исключают доказательства. Поэтому для этого должны быть очень веские и очевидные причины.

Ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона

Все указанные вещественные доказательства незаконно признаны таковыми.

Перечень условий признания вещественных объектов доказательствами по уголовному делу определён в ч.1, ст.81 УПК РФ.

Постановление следователя о признании изъятых документов и предметов вещественными доказательствами должно соответствовать требованиям ч.4, ст.7 УПК РФ.

Таким образом, следователь обязан был указать в своём постановлении признаки вещественного доказательства, которые подпадают под дефиниции ч.1, ст.81 УПК РФ и которые были выявлены следователем при осмотре изъятых объектов.

Однако, из постановления следователя непонятно, по каким признакам, перечисленным в ч.1, ст.81 УПК РФ, следователь признал документы и предметы, изъятые при производстве обыска в коттедже К.___________, вещественными доказательствами. Иными словами, непонятно, какое отношение имеет изъятое к преступлению, предусмотренному в ст._____ УК РФ, в совершении которого обвиняется К.__________.

Образец ходатайства об исключении доказательств

фактически невозможно, в виду существенного искажения звукового сигнала. И внесение в протокол осмотра предметов (документов) следователем записи о том, что :

«на видеокассете имеется запись следующего содержания:…»

(с приведением стенограммы «разговора» в описательной части протокола)- заведомо не соответствует действительности.

Так же, установить дословное содержание всей речевой информации на аудиокассете (по версии следствия — между А. и И.), так же невозможно, в связи с искажением звука и шумами.

Однако, прослушивание фонограммы речевой информации (разговора), регламентируется частью 7 ст.186 УПК РФ, в соответствии с которой должен быть составлен протокол

Ходатайство об исключении из числа доказательств протокола допроса подозреваемого

находился в другом месте, а именно ______________.

в качестве подозреваемого. Эти действия следователя являются незаконными и необоснованными. Протокол допроса Н. в качестве подозреваемого содержит показания Н.

о его местонахождении в момент совершения преступления в ________, а также показания о совершении Н. таких действий, как ____________.

Однако, в действительности, Н.

в этот момент находился в _________, а перечисленные действия Н. не совершал и не мог совершить в указанные следователем в обвинении время, дату и место.

Эти показания Н.

Ходатайство об исключении доказательств видеозаписи пример 228

Не установлен, не изъят, не осмотрен и не признан вещественным доказательством по делу видеорегистратор, посредством которого осуществлялась видеозапись на данную флэш-карту.

Не установлен и допрошен по существу появления в деле видеозаписи владелец видеорегистратора и флэш-карты.Согласно ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса.

Под относимостью подразумевается свойство доказательства, свидетельствующее о том, что оно соотносится с какими-либо обстоятельствами дела (к примеру, лицо подтверждает прежде озвученную позицию касательно обстоятельств дела), а также с обстоятельствами, имеющими значение для правильного и

  1. Эксперт не учла все методические рекомендации, разработанные для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, не изучила специальную литературу, в результате её выводы научно не обоснованы и не аргументированы.
  2. Размер наркотических средств определён неверно и является сильно завышенным.
  3. С точки зрения специальных познаний эксперта химика, при наличии указанных недостатков, представленные для научного анализа заключения эксперта не соответствуют требованиям ст. 8 Закона ФЗ-73

«О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»

. В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2010 г., такие заключения эксперта следует считать необоснованными.

Анализ заключений эксперта ФИО2 показывает, что недостатки предыдущих экспертиз не устранены, выводы не являются ясными и научно-обоснованными, размер наркотического средства определён неверно. В анализируемых

Исключение доказательств: ходатайство в суд

В протоколе осмотра значится, что «в момент заноса встречного легкового автомобиля установлено, что это автомобиль MITSUBISHI типа «седан». Каким образом следователь установил, что это именно автомобиль MITSUBISHI, а не автомашина другой модели типа «седан», в протоколе не значится.

В протоколе нет никаких данных о государственном регистрационном номере этого автомобиля и о том, кто управлял данным автомобилем. При просмотре видеозаписи установить марку и модель легкового автомобиля не представляется возможным.3.

Из протокола следует, что «водитель автомобиля «Н» CR-V государственный регистрационный знак ХХХХХХ грубо нарушил требования пункта правил 11.1 ПДД РФ и не предпринял никаких попыток для предотвращения дорожно-транспортного происшествия».

Однако на видеозаписи нет никаких сведений о самом дорожно-транспортном происшествии и о том, том, как маневр обгона попутного транспортного

Ходатайство об исключении доказательства (протокола осмотра видеозаписи)

При включении изображения установлено, что встречаются два человека-А. и Иванов И.И., после чего между ними начинается разговор….На видеокассете имеется запись следующего содержания.

» Защита утверждает, что установить фактические данные на основе зафиксированного на видеограмме (видеозаписи) изображения – невозможно, в связи с устойчивыми помехами, шумами, искажением (отсутствием фактически всего изображения).

Таким образом, описательная часть протокола осмотра предметов (документов), не имеет ничего общего с тем «видеоизображением», с которым защита ознакомилась в порядке ст.217 УПК РФ.

Более того, установить дословное содержание записанного на видеоизображении фонограммы разговора (по версии следствия-между А.

и И.) фактически невозможно, в виду существенного искажения звукового сигнала. И внесение в протокол осмотра предметов (документов) следователем записи о том, что :

«на видеокассете имеется запись следующего содержания:…»

Читайте также:  Наследование приватизированной квартиры: оформление наследства по закону, по завещанию

(с приведением стенограммы «разговора» в описательной части протокола)- заведомо не соответствует действительности.

Образцы ходатайств, жалоб, речи защитника (прения) по уголовным делам

Цель — установить достоверность переговоров, зафиксированных на фонограммах. Ходатайство содержит обоснование необходимости прекращения уголовного дела в отношении подзащитного на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В приведенном ходатайстве доводы в пользу замены меры пресечения в виде заключения под стражу более мягкой мерой подкрепляются ссылками на постановления Пленума Верховного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека.

Ходатайство заявляется в ситуации, когда под видом осмотра места происшествия фактически производился обыск.

Защитник перечисляет нарушения, допущенные при производстве следственного действия, и указывает, какие требования УПК не были соблюдены.

Проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности при доказывании по уголовным делам

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

В уголовном судопроизводстве под поводом для возбуждения уголовного дела понимается такой источник информации, который в себе содержит сведения о готовящемся или уже совершенном преступлении и такие источники выступают своего рода побудителями для возбуждения уголовного дела. Статья 140УПК РФ регламентирует поводы для возбуждения уголовного дела. К поводу законодатель относит:

  • 1) заявление о преступлении (ст. 141 УПК РФ);
  • 2) явка с повинной (ст. 142 УПК РФ);
  • 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников (ст. 143 УПК РФ);

4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Основанием возбуждения уголовного дела законодатель определяет (ч. 2 ст. 140 УПК РФ) «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Таким образом, в УПК РФ прямо не закреплены результаты ОРД в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела.

Закон об ОРД по поводу применения результатов ОРД в статье 11 в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела закрепляет их использование. Кроме того, Инструкция также содержит нормы, закрепляющие возможность использования результатов ОРД в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела (п. 4, 18).

Однако практика идет по пути того, что результаты ОРД воспринимаются в качестве сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Так, из материалов уголовного дела №1/173 в отношении Ш.Л.А., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ст. 160 ч. 3, ст. 159 ч. 3 УК РФ, следует, что председатель Совета Кезского райпо Ш.Л.А.

, используя свое служебное положение, находясь в своем служебном кабинете, расположенном по адресу: , путем обмана и злоупотребления доверием из корыстных побуждений получила от ФИО5 денежные средства в сумме 100000 рублей за магазин, расположенный по адресу: УР, . Денежные средства в сумме 30 000 рублей были оприходованы в кассу Кезского райпо, денежные средства в сумме 70 000 рублей Ш.Л.А.

были присвоены и использованы по своему усмотрению. Данный факт установлен в результате проведения ОРМ, результаты которых были оформлены рапортом старшего оперуполномоченного УЭБ и ПК МВД по УР И.В.Р. и представлены следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Кроме того, в материалах дела присутствует рапорт об обнаружении признаков преступления следователя М.Д.К.

, вынесенный на основании представленных результатов ОРД, в том числе и рапорта старшего оперуполномоченного УЭБ и ПК МВД по УР Уголовное дело №1-173/2014 // Архив Кезского районного суда..

Таким образом, на практике мы наблюдает ситуацию, в которой представленные результаты ОРД были расценены как «сообщение о совершенном преступлении, полученное из иных источников» (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ). Такое сообщение оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления, требования к которому определены статьей 143 УПК РФ.

Некоторые ученые Зажицкий В. И. Результаты оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве. СПб.: Юридический Центр Пресс. 2006. С. 220, 221, 225.

поднимают вопрос о включении в статью 140 в качестве самостоятельно повода для возбуждения уголовного дела результаты ОРД.

По нашему мнению, это было бы логически верным решением, так как подзаконные акты четко определяют возможность использования в качестве повода для возбуждения уголовного дела результаты ОРД, а УПК РФ на этот вопрос отвечает косвенно.

  1. Статья 140 в части 1 УПК РФ устанавливает, что «Поводами для возбуждения уголовного дела служат:
  2. 1) заявление о преступлении;
  3. 2) явка с повинной;
  4. 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников;

4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании». Считаем необходимым для достижения системного единства законодательства, в частности УПК РФ и Закона об ОРД, дополнить часть первую статьи 140 УПК пунктом 3.

1 следующего содержания: «результаты оперативно-розыскной деятельности представленные органу дознания или следователю, в порядке и форме установленной законом».

Тем самым мы предлагаем увеличить перечень поводов, предусмотренных статьей 140 УПК РФ, добавив в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела представленные результаты ОРД.

Теперь обратимся к содержанию результатов ОРД, представляемых для решения вопроса возбуждения уголовного дела. Требования к содержанию определены формулировкой «достаточные данные, указывающие на признаки преступления» п. 18 Инструкции.

22-596/2011 — Архив судебных решений

г. Абакан 31 мая 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Хакасия в составе:

председательствующего Чумак Л.А.,

судей Гейнце О.В., Ходорович Т.М.,

при секретаре Кручининой Е.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 31 мая 2011 года кассационную жалобу (основную и дополнительную) защитника-адвоката Лысенко П.Н., кассационную жалобу (основную и дополнительную) осужденного Смешного Д.Н. на приговор Абаканского городского суда Республики Хакасия от 15 марта 2011 года, которым

Смешной Д.Н., несудимый,

осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст.30, ч.2 ст. 290 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать руководящие должности, связанные с организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями в органах государственной и муниципальной службы сроком на 3 года.

Этим же приговором осужден ФИО6, в отношении которого приговор в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Республики Хакасия Гейнце О.В. по обстоятельствам дела и доводам кассационных жалоб осужденного Смешного Д.Н. и адвоката Лысенко П.Н., выслушав объяснения осужденного Смешного Д.Н. и защитника — адвоката Лысенко П.Н.

, поддержавших доводы кассационных жалоб, осужденного ФИО6, полагавшего, что приговор в отношении Смешного Д.Н. несправедлив, и защитника — адвоката Земцова О.А., возражения прокурора Загвозкиной Н.Г.

, полагавшей об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Смешной Д.Н. признан судом виновным в покушении на получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодателя, если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям, которое не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Читайте также:  Административная ответственность за неуплату алиментов в 2020 году: статья коап рф

Преступление совершено в г. Абакане Республики Хакасия, при обстоятельствах, указанных в описательно-мотивировочной части приговора.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) защитник-адвокат Лысенко П.Н. в интересах осужденного Смешного Д.Н. выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм международного и уголовно-процессуального права.

Указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применен уголовный закон и назначено несправедливое наказание.

При проведении оперативно-розыскного мероприятия, расследовании и рассмотрении уголовного дела нарушены требования Конституции РФ, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1. Указывает на заинтересованность председательствующего в исходе дела, несоблюдение принципа равенства сторон.

Судебное разбирательство дела не являлось справедливым и беспристрастным. Приговор основан на предположениях, вина Смешно­го Д.Н. не доказана, в основу приговора легли недостоверные и недопустимые доказательства. Доказательствам, оправдывающим Смешного Д.Н., должной, объективной оценки не дано. Весь анализ доказательств защиты судом свидетельствует о предвзятом подхо­де к их оценке.

В нарушение требований ст. 252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения. А именно, в судебном заседании стороной защиты было заявлено, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ч. 1 ст. 171 УПК РФ, поскольку в нем не указано описание преступного деяния, какими конкретными действиями Смешной Д.Н. способствовал изготовлению незаконного акта.

Также стороной защиты было подано заявление, в котором они просили обязать государственного обвинителя разъяснить, какие преступные действия были совершены Смешным Д.Н., поскольку из обвинительного заключения невозможно уяснить смысла предъявленного Смешному Д.Н. обвинения.

Суд в удовлетворении данного заявления отказал, мотивируя тем, что это является обязанностью адвоката, которому уплачены денежные средства. Суд уголовное дело прокурору не возвратил, в результате в приговоре был вынужден «шлифовать» обвинение и выйти за его пределы, изложив его фразами, непонятными с точки зрения русского языка, а также увеличив фактический объем обвинения.

Суд в приговоре указал предполагаемые действия Смешного Д.Н., не указанные в обвинительном заключении, что является существенным нарушением права на защиту.

Кассатор подробно излагает обстоятельства дела, перечисляет доказательства, изложенные в приговоре, и дает им свою оценку, по его мнению, правильную.

Считает, что судом не установлено, какие функции, в том числе организационно-распорядительные или административно-хозяйственные выполнял Смешной Д.Н. в силу занимаемой должности.

Ссылаясь на показания Смешного Д.Н., полагает, что доказательств его вины не имеется. Смешной Д.Н. никаких противоправных действий не совершал, о подготовке положительного заключения на объект пожарной безопасности за денежное вознаграждение с ФИО6 не договаривался, не планировал добиваться изготовления незаконного акта.

ФИО21 или кому-либо еще из сотрудников лаборатории указаний на организацию и изготовление каких-либо незаконных документов не давал, что соответствует показаниям ФИО21. Она разговаривала со Смешным Д.Н., тот сказал делать все так, как положено по закону.

Данные показания подтвердил свидетель ФИО9, присутствовавший при разговоре, показания которого в приговоре изложены так, как-будто Смешной Д.Н. интересовался объектом.

Из показаний подсудимого ФИО6 в судебном заседании следует, что он от Смешного Д.Н. согласия на получение взятки не слышал. Это была его ФИО6 инициатива. Он же неоднократно оказывал содействие в приобретении разливного коньяка сотрудни­кам МЧС. Следовательно, Смешной Д.Н. мог ехать к нему за коньяком, что согласуется с показаниями Смешного Д.Н.

Таким образом, показания Смешного Д.Н. и ФИО6 являются аналогичными, противоречий в них не усматривается. Данные показания суд расценил как недостоверные, указав, что ФИО6 дал их по причине дружбы семьями. Вместе с тем, суд не дал оценки тому обстоятельству, почему в ходе следствия, несмотря на наличе­ствующие отношения, ФИО6 давал иные показания.

В опровержение доводов Смешного Д.Н.

о том, что он предполагал, что едет к ФИО6 за коньяком , суд сослался на ответ на поручение из УФСБ РФ по РХ, согласно которого в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий, информации об оказании ФИО6 помощи сотрудникам в приобретении разливного коньяка не получено и на показания оперуполномоченного ФИО10, который исполнял ответ на данное поручение и сообщил, что эта информация про­верялась давно. Вместе с тем, в судебном заседании следователь ФИО11 показал, что ин­формация о том, что ФИО6, возможно, оказывал содействие сотрудникам в при­обретении коньяка, появилась в деле только после допро­са Смешного Д.Н., который и дал такую информацию. В этот же день он дал по­ручение УФСБ. Однако, как видно из дела, уже ФИО128 проведен весь комплекс ОРМ. Соответственно, доводы Смешного Д.Н. о том, что он полагал , что едет к ФИО6 за коньяком, не только не опровергнуты, но и подтверждены другими доказа­тельствами, в том числе показаниями свидетелей ФИО12, ФИО13, ФИО36, ФИО14 о приобретении через ФИО6 коньяка, и косвенно показаниями оперуполномоченного ФИО15 о том, что в уголовном деле нашли отражение не все те­лефонные переговоры между Смешным Д.Н. и ФИО6, имелся ряд разговоров на бытовые темы.

Отвергая показания Смешного Д.Н. о цели поездки к ФИО6 за коньяком, а также о том, что он мог ехать к себе домой, суд необоснованно сделал вывод о месте жительства Смешного Д.Н. . Смешной Д.Н.

пояснял, что одно из его мест жительства находится неподалеку от дома ФИО6, что подтверждается справкой УУМ УВД по г. Абакану ФИО16, согласно которой по данному адресу проживает ФИО17. С февраля 2010 г.

ФИО17 совместно проживала со Смешным Д.Н.

Протокол проверки показаний на месте ФИО6 и протокол очной ставки со Смешным Д.Н. считает недопустимыми доказательствами, поскольку следственные действия проведены в ночное время. Смешной Д.Н.

в это время содержался под стражей и не имел возможности воздействия на ФИО6.

Считает, что следственные действия проведены в ночное время лишь с це­лью получения признательных показаний у подозреваемого, находящегося в психологиче­ски неуравновешенном состоянии.

Показания свидетеля ФИО18 в части добровольности ее участия в ОРМ кассатор подвергает сомнению, ссылаясь на то, что встреча ФИО18 и оперативных сотрудников произошла по инициативе оперативного подразделения.

По показаниям ФИО18 и оперативного сотрудника ФИО33, ФИО18 сначала все отрицала, но после беседы до нее была доведена информация о готовящемся преступлении, она выразила желание сотрудничать, и подписала документ.

Обращает внимание, что все ее дальнейшие действия были направлены на то, чтобы осуществить передачу денег ФИО6. Фамилия «Смешной» ей ни о чем не говорит.

Согласно заявлению ФИО18 , она действовала по поручению ФИО19, и для разрешения вопроса относительно его помещений по обратилась за помощью к ФИО6, который пообещал оказать помощь в получении акта о соответствии требованиям пожарной безопасности данного помещения за «…» рублей . Протоколом явки с повинной, показаниями свидетеля ФИО19 подтверждено, что по его указа­нию мама передала ФИО18 денежные средства для последующей передачи сотруднику МЧС, при этом фамилии «Смешной» ФИО19 также не назвал.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector