Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Нет видеозаписи - права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Государственная дума одобрила в третьем чтении законопроект об обязательном приравнивании видео-, фото-, аудиозаписи, а также материалов информационных баз и иных носителей информации к доказательствам при рассмотрении административных дел.

Законопроектом предлагается закрепить право использования аудио- и видеозаписей, материалов фото- и киносъемки, иных носителей информации, в том числе в цифровой форме, для этого в Кодексе РФ об административных правонарушениях в части 2 статьи 26.7 слова «могут быть отнесены» заменяются словом «относятся».

Концепция данного законопроекта была поддержана правительством и общественными объединениями автолюбителей.

«Принятие законопроекта расширит возможности для лиц, привлекаемых к административной ответственности, представлять доказательства в обоснование своей позиции при рассмотрении дел об административных правонарушениях (в частности, записи видеорегистраторов), а также скорректирует правоприменительную практику использования в качестве доказательств названных выше материалов», – говорится в официальном отзыве кабинета министров.

Существенных поправок к законопроекту не поступило, поэтому нет никаких сомнений, что в конечном итоге этот документ обретет статус закона.

В настоящее время материалы на электронных носителях могут быть отнесены к доказательствам, однако этот вопрос отдан на откуп судьям. Судья может приобщить такие материалы к делу, а может и отказать. Но даже если ходатайство удовлетворено, это вовсе не значит, что в решении суда будет хоть какая-то ссылка на приобщенные доказательства.

Но то, что можно одной стороне, необходимо разрешить и другой. Особенно в суде, где состязательность процесса никто не отменял.

Конечно, любой судья вправе сделать вывод, что другие доказательства перевешивают запись с видеорегистратора. Но он должен мотивировать свою позицию. И не факт, что его аргументы выдержат проверку вышестоящим судом.

Юристы, правда, предупреждают, что закона будет мало, требуется еще разъяснение практики, которое может дать только Верховный суд. С другой стороны, не все решается на уровне судебной практики.

Все доказательства в любом процессе так или иначе трактуются судом, поэтому любой дополнительный инструмент доказывания может сыграть положительную для водителя роль.

Пишите ходатайства

Пока закон не принят, каждому, у кого есть видеозапись, приходится убеждать суд приобщить ее к делу. Красноречие здесь не всегда помогает.

Ходатайство о приобщении видеоматериалов должно быть подано в письменном виде, советуют эксперты. Причем в ходе судебного процесса такие письменные ходатайства могут быть поданы неоднократно. Согласно ст. 24.

4 КоАП, ходатайство «подлежит немедленному рассмотрению».

В ходатайстве надо указать, что к делу необходимо приобщить запись, полученную с регистратора (марка, серийный номер, год выпуска и пр.), находящегося в конкретном автомобиле (марка, номер и пр.). В роли носителя может использоваться как карта памяти, так и диск. Кстати, диск с защитой от перезаписи (CD-R) более надежен – на нем невозможно произвести никаких изменений после передачи судье.

​Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

​Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Даже если водитель ехал пьяным, наказание в отношении него можно отменить – например, если при освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения или направлении на медосвидетельствование не было ни понятых, ни видеозаписи. Суды двух инстанций не обратили на это внимания, но Верховный суд (дело № 32-АД 19-3) напомнил, как важно правильно оценивать доказательства.

Ни понятых, ни видео

Сотрудники ДПС остановили машину и попросили ее водителя дунуть в трубочку. Тест показал наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, поэтому правоохранители составили протокол об административном правонарушении, а также об отстранении от управления автомобилем.

По закону, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медосвидетельствование и отстранение от управления машиной происходят в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи, которая прилагается к протоколу либо акту освидетельствования (ч. 3, 6 ст. 25.7, ч. 2 ст. 27.12 КоАП).

В документах указано о применении видеозаписи, но сама запись отсутствует. Понятых при этом не было.

В суде водитель заявил, что был трезвым, а все бумаги подписывал под давлением сотрудников ДПС. Тем не менее, мировой судья судебного участка № 2 Саратовского района Саратовской области признал водителя виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения и назначил ему 30 000 руб.

штрафа с лишением прав на 1,5 года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Саратовский районный суд Саратовской области запросил видеозапись фиксации освидетельствования и отстранения от управления машиной, но начальник МО МВД России «Саратовский» сообщил о невозможности ее предоставить.

Несмотря на это, апелляционный суд подтвердил законность ранее вынесенного решения.

Когда дело дошло до Верховного суда, тот пояснил: процессуальные действия по отстранению водителя от управления машиной, а также освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения были составлены с нарушением закона, а потому являются недопустимыми доказательствами (ст. 25.7, 27.12, 27.12.1 КоАП). При этом КоАП не позволяет устранить эти нарушения путем возвращения материалов дела в ГИБДД, если судебные акты уже вступили в силу. Поэтому ВС отменил все вынесенные решения и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью.

Процедура имеет значение

Позиция ВС должна стать правилом, а не исключением. Прискорбно, что привлеченное к административной ответственности лицо потратило огромное количество времени, чтобы получить то решение, которое с самого начала было очевидным.

Приходит мысль о разной трактовке одних и тех же норм, и что хуже – об отсутствии правовой позиции у нижестоящих судов.

По сути речь идет о грубейшем нарушении процессуального права и административного регламента ГИБДД при фиксации правонарушения, что привело к исключению основного доказательства.

ВС неоднократно указывал на необходимость устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях на стадии подготовки к рассмотрению дел по существу – чтобы сократить время и бюджет (N 89-АД19-2, N 19-АД18-3).

Источник:https://t.me/povorotnapravo

Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Даже если водитель ехал пьяным, наказание в отношении него можно отменить – например, если при освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения или направлении на медосвидетельствование не было ни понятых, ни видеозаписи. Суды двух инстанций не обратили на это внимания, но Верховный суд напомнил, как важно правильно оценивать доказательства.

Сотрудники ДПС остановили машину и попросили ее водителя Ивана Молотова* дунуть в трубочку. Тест показал наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, поэтому правоохранители составили протокол об административном правонарушении, а также об отстранении от управления автомобилем.

По закону, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медосвидетельствование и отстранение от управления машиной происходят в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи, которая прилагается к протоколу либо акту освидетельствования (ч. 3, 6 ст. 25.7, ч. 2 ст. 27.12 КоАП).

В документах по Молотову указано о применении видеозаписи, но сама запись отсутствует. Понятых при этом не было.

В суде Молотов заявил, что был трезвым, а все бумаги подписывал под давлением сотрудников ДПС. Тем не менее, мировой судья судебного участка № 2 Саратовского района Саратовской области признал Молотова виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения и назначил ему 30 000 руб.

штрафа с лишением прав на 1,5 года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Саратовский районный суд Саратовской области запросил видеозапись фиксации освидетельствования и отстранения от управления машиной, но начальник МО МВД России «Саратовский» сообщил о невозможности ее предоставить.

Несмотря на это, апелляционный суд подтвердил законность ранее вынесенного решения.

Когда дело дошло до Верховного суда, тот пояснил: процессуальные действия по отстранению Молотова от управления машиной, а также освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения были составлены с нарушением закона, а потому являются недопустимыми доказательствами (ст.

25.7, 27.12, 27.12.1 КоАП). При этом КоАП не позволяет устранить эти нарушения путем возвращения материалов дела в ГИБДД, если судебные акты уже вступили в силу. Поэтому ВС отменил все вынесенные решения и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью (№ 32-АД 19-3).

Процедура имеет значение

Руководитель практики уголовного и административного права ООО Национальная Юридическая Служба , адвокат Алёна Зеленовская считает: позиция ВС должна стать правилом, а не исключением.

«Прискорбно, что привлеченное к административной ответственности лицо потратило огромное количество времени, чтобы получить то решение, которое с самого начала было очевидным. Приходит мысль о разной трактовке одних и тех же норм, и что хуже – об отсутствии правовой позиции у нижестоящих судов.

По сути речь идет о грубейшем нарушении процессуального права и административного регламента ГИБДД при фиксации правонарушения, что привело к исключению основного доказательства», – отметила Зеленовская.

«ВС неоднократно указывал на необходимость устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях на стадии подготовки к рассмотрению дел по существу – чтобы сократить время и бюджет (N 89-АД19-2, N 19-АД18-3)»

Александр Самухов, адвокат, партнёр Казаков и партнеры

«Практика рассмотрения подобных дел говорит: даже если суд установит процессуальное нарушение, при наличии доказательств нарушения норм материального права привлечение к ответственности неизбежно.

Иными словами, правоприменение оставляет приоритет за доказанностью совершения административного правонарушения.

В указанном случае как раз отсутствие доказательств нарушения материального права из-за процессуальных нарушений послужило основанием для отмены постановлений суда», – объяснила Зеленовская.

  • * – имя и фамилия изменены редактором.
  • Алина Михайлова
  • Источник: Pravo.ru

Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Даже если водитель ехал пьяным, наказание в отношении него можно отменить – например, если при освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения или направлении на медосвидетельствование не было ни понятых, ни видеозаписи. Суды двух инстанций не обратили на это внимания, но Верховный суд напомнил, как важно правильно оценивать доказательства.

Ни понятых, ни видео

Сотрудники ДПС остановили машину и попросили ее водителя Ивана Молотова* дунуть в трубочку. Тест показал наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, поэтому правоохранители составили протокол об административном правонарушении, а также об отстранении от управления автомобилем.

По закону, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медосвидетельствование и отстранение от управления машиной происходят в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи, которая прилагается к протоколу либо акту освидетельствования (ч. 3, 6 ст. 25.7, ч. 2 ст. 27.12 КоАП).

Читайте также:  Что будет, если алкотестер показал 0,175 промилли?

В документах по Молотову указано о применении видеозаписи, но сама запись отсутствует. Понятых при этом не было. 

В суде Молотов заявил, что был трезвым, а все бумаги подписывал под давлением сотрудников ДПС. Тем не менее, мировой судья судебного участка № 2 Саратовского района Саратовской области признал Молотова виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения и назначил ему 30 000 руб.

штрафа с лишением прав на 1,5 года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Саратовский районный суд Саратовской области запросил видеозапись фиксации освидетельствования и отстранения от управления машиной, но начальник МО МВД России «Саратовский» сообщил о невозможности ее предоставить.

Несмотря на это, апелляционный суд подтвердил законность ранее вынесенного решения.

Когда дело дошло до Верховного суда, тот пояснил: процессуальные действия по отстранению Молотова от управления машиной, а также освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения были составлены с нарушением закона, а потому являются недопустимыми доказательствами (ст.

25.7, 27.12, 27.12.1 КоАП). При этом КоАП не позволяет устранить эти нарушения путем возвращения материалов дела в ГИБДД, если судебные акты уже вступили в силу. Поэтому ВС отменил все вынесенные решения и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью (№ 32-АД 19-3).

Процедура имеет значение 

Руководитель практики уголовного и административного права ООО Национальная Юридическая Служба , адвокат Алёна Зеленовская считает: позиция ВС должна стать правилом, а не исключением.

«Прискорбно, что привлеченное к административной ответственности лицо потратило огромное количество времени, чтобы получить то решение, которое с самого начала было очевидным. Приходит мысль о разной трактовке одних и тех же норм, и что хуже – об отсутствии правовой позиции у нижестоящих судов.

По сути речь идет о грубейшем нарушении процессуального права и административного регламента ГИБДД при фиксации правонарушения, что привело к исключению основного доказательства», – отметила Зеленовская.

«ВС неоднократно указывал на необходимость устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях на стадии подготовки к рассмотрению дел по существу – чтобы сократить время и бюджет (N 89-АД19-2, N 19-АД18-3)»

Александр Самухов, адвокат, партнёр Казаков и партнеры 

«Практика рассмотрения подобных дел говорит: даже если суд установит процессуальное нарушение, при наличии доказательств нарушения норм материального права привлечение к ответственности неизбежно.

Иными словами, правоприменение оставляет приоритет за доказанностью совершения административного правонарушения.

В указанном случае как раз отсутствие доказательств нарушения материального права из-за процессуальных нарушений послужило основанием для отмены постановлений суда», – объяснила Зеленовская.

* – имя и фамилия изменены редактором.

Алина Михайлова

Источник:  https://pravo.ru/auto/story/211800/?desc_chrono_2_1=

12.12.2019 г. Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Даже если водитель ехал пьяным, наказание в отношении
него можно отменить – например, если при освидетельствовании на состояние
алкогольного опьянения или направлении на медосвидетельствование не было ни
понятых, ни видеозаписи. Суды двух инстанций не обратили на это внимания, но
Верховный суд напомнил, как важно правильно оценивать доказательства.

Ни понятых, ни видео

Сотрудники ДПС остановили машину и попросили ее
водителя Ивана Молотова* дунуть в трубочку. Тест показал наличие алкоголя в
выдыхаемом воздухе, поэтому правоохранители составили протокол об
административном правонарушении, а также об отстранении от управления
автомобилем.

По закону, освидетельствование на состояние алкогольного
опьянения, направление на медосвидетельствование и отстранение от управления
машиной происходят в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи,
которая прилагается к протоколу либо акту освидетельствования (ч. 3, 6 ст.
25.7, ч. 2 ст. 27.12 КоАП).

В документах по Молотову указано о применении
видеозаписи, но сама запись отсутствует. Понятых при этом не было.

В суде Молотов заявил, что был трезвым, а все бумаги подписывал
под давлением сотрудников ДПС. Тем не менее, мировой судья судебного участка №
2 Саратовского района Саратовской области признал Молотова виновным в
управлении автомобилем в состоянии опьянения и назначил ему 30 000 руб.

штрафа
с лишением прав на 1,5 года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Саратовский районный суд
Саратовской области запросил видеозапись фиксации освидетельствования и
отстранения от управления машиной, но начальник МО МВД России «Саратовский»
сообщил о невозможности ее предоставить.

Несмотря на это, апелляционный суд
подтвердил законность ранее вынесенного решения.

Когда дело дошло до Верховного суда, тот пояснил:
процессуальные действия по отстранению Молотова от управления машиной, а также
освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения были составлены с
нарушением закона, а потому являются недопустимыми доказательствами (ст.

25.7,
27.12, 27.12.1 КоАП). При этом КоАП не позволяет устранить эти нарушения путем
возвращения материалов дела в ГИБДД, если судебные акты уже вступили в силу.
Поэтому ВС отменил все вынесенные решения и прекратил производство по делу в
связи с недоказанностью (№ 32-АД 19-3).

Процедура имеет значение

Руководитель практики уголовного и административного
права ООО Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС , адвокат Алёна Зеленовская
считает: позиция ВС должна стать правилом, а не исключением.

«Прискорбно,
что привлеченное к административной ответственности лицо потратило огромное
количество времени, чтобы получить то решение, которое с самого начала было очевидным.
Приходит мысль о разной трактовке одних и тех же норм, и что хуже – об
отсутствии правовой позиции у нижестоящих судов.

По сути, речь идет о грубейшем
нарушении процессуального права и административного регламента ГИБДД при
фиксации правонарушения, что привело к исключению основного
доказательства», – отметила Зеленовская.

«ВС неоднократно указывал на необходимость
устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях на стадии
подготовки к рассмотрению дел по существу – чтобы сократить время и бюджет (N
89-АД19-2, N 19-АД18-3)» — Александр Самухов, адвокат, партнёр Казаков и
партнеры 

«Практика рассмотрения подобных дел говорит: даже если суд установит процессуальное нарушение, при наличии доказательств нарушения норм материального права привлечение к ответственности неизбежно.

Иными словами, правоприменение оставляет приоритет за доказанностью совершения административного правонарушения.

В указанном случае как раз отсутствие доказательств нарушения материального права из-за процессуальных нарушений послужило основанием для отмены постановлений суда», – объяснила Зеленовская.

Источник

Поиск решений судов общей юрисдикции

Председательствующий по делу          дело 12-35/2020;

мировой судья судебного УИД 75МS0052-01-2020-000798-02

участка №50 Долгова Л.А.

  • РЕШЕНИЕ
  • по делу об административном правонарушении
  • 03 июня 2020 года                            п. Ясногорск

    Судья Оловяннинского районного суда Забайкальского края Набережнева Н.В., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу — адвоката Бурцевой О.Н. в интересах Медведева А.Ф. на постановление мирового судьи судебного участка №50 Оловяннинского судебного района по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении

Медведева А.Ф., ДД.ММ.ГГГГ г.р., уроженца , зарегистрированного по адресу , не работающего, состоящего в браке, имеющего на иждивении 2 несовершеннолетних детей, ранее не привлекавшегося к административной ответственности,

УСТАНОВИЛ:

    Постановлением от 06.05.2020 мирового судьи судебного участка №50 Оловяннинского судебного района Медведев А.Ф. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.

1 ст. 12.26 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на один год шесть месяцев.

Не согласившись с вынесенным постановлением, адвокат Бурцева О.Н. в интересах Медведева А.Ф. обратилась в суд с жалобой. Просит постановление мирового судьи от 06.05.

2020 отменить, протокол об административном правонарушении, акт освидетельствования на состояние опьянения, протокол об отстранении от управления транспортными средством, протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, акт медицинского освидетельствования, составленные с применением видеозаписи, видеозапись, признать недопустимым доказательством.

В обоснование своих доводов указывает, что мировой судья, привлекая Медведева А.Ф.

к административной ответственности, в качестве доказательств виновности последнего сослался на протокол об административном правонарушении, акт освидетельствования на состояние опьянения, протокол об отстранении от управления транспортным средством, протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, акт медицинского освидетельствования, составленные с применением видеозаписи, видеозапись.

При рассмотрении дела об административном правонарушении 06 мая 2020 г. в судебном заседании Медведев А.Ф.

заявлял ходатайство об ознакомлении с оригиналами протокола обадминистративном правонарушении, актом освидетельствования на состояние опьянения, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, актом медицинского освидетельствования.

Так как копии протокола об административном правонарушении, акта освидетельствования на состояние опьянения, протокола об отстранении от управления транспортным средством плохого качества, не читаемые, а копии протокола о направлении на медицинское освидетельствование не составлялись и ему не вручались.

Судья отказал в удовлетворении ходатайства, ссылаясь на то, что необходимо соблюдать дистанцию в связи с распространением короновирусной инфекции (COVID-2019). Кроме того, судья просмотрела видеозапись в совеем кабинете без участия Медведева А.Ф.

, ссылаясь на то, в связи со сложившейся ситуацией, связанной с распространением новой короновирусной инфекции, должна соблюдаться дистанция. Медведев А.Ф. при сложившийся ситуации предлагал надеть на себя защитные средства либо сделать ему копию видеозаписи для просмотра. Судом Медведеву А.Ф. было отказано в просмотре видеозаписи. Полагает, что отказом суда в ознакомлении с материалами дела и видеозаписью нарушены права Медведева А.Ф. на защиту.

13 мая 2020 г. Медведев А.Ф. приехал из в мировой суд судебного участка № 50 для ознакомления с материалами дела и видеозаписью о чем подал письменное ходатайство. Секретарь судебного заседания просила подойти для ознакомления в 16.

00 часов, так как в течение дня в суде идут заседания. Медведев А.Ф. в 16.

00 часов прибыл в мировой суд для ознакомления, но ему в устной форме было отказано в удовлетворении ходатайства без объяснения причин, указав на то, что отказ в удовлетворении ходатайства об ознакомлении с материалами дела будет направлен по почте, а с видеозаписью суд знакомить не будет, так как отсутствуют для этого технические возможности. Медведев А.Ф. предложил сделать ему копию видеозаписи на сю носитель или просмотреть видеозапись на его техническом устройстве. Мировым судом в этом было отказано.

Читайте также:  Кредитор в процедуре банкротства: кто является, права и обязанности кредиторов

Полагаю, что как на стадии рассмотрения дела об административном правонарушении, так и на стадии составления жалобы судом были нарушены права Медведева А.Ф. на защиту, предусмотренные ч.1 ст. 25.1 КоАП РФ.

Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

16 Июля 2019

Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства Даже если водитель ехал пьяным, наказание в отношении него можно отменить – например, если при освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения или направлении на медосвидетельствование не было ни понятых, ни видеозаписи. Суды двух инстанций не обратили на это внимания, но Верховный суд напомнил, как важно правильно оценивать доказательства.

Ни понятых, ни видео

Сотрудники ДПС остановили машину и попросили ее водителя Ивана Молотова* дунуть в трубочку. Тест показал наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, поэтому правоохранители составили протокол об административном правонарушении, а также об отстранении от управления автомобилем. По закону, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медосвидетельствование и отстранение от управления машиной происходят в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи, которая прилагается к протоколу либо акту освидетельствования (ч. 3, 6 ст. 25.7, ч. 2 ст. 27.12 КоАП). В документах по Молотову указано о применении видеозаписи, но сама запись отсутствует. Понятых при этом не было. В суде Молотов заявил, что был трезвым, а все бумаги подписывал под давлением сотрудников ДПС. Тем не менее, мировой судья судебного участка № 2 Саратовского района Саратовской области признал Молотова виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения и назначил ему 30 000 руб. штрафа с лишением прав на 1,5 года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Саратовский районный суд Саратовской области запросил видеозапись фиксации освидетельствования и отстранения от управления машиной, но начальник МО МВД России «Саратовский» сообщил о невозможности ее предоставить. Несмотря на это, апелляционный суд подтвердилзаконность ранее вынесенного решения. Когда дело дошло до Верховного суда, тот пояснил: процессуальные действия по отстранению Молотова от управления машиной, а также освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения были составлены с нарушением закона, а потому являются недопустимыми доказательствами (ст. 25.7, 27.12, 27.12.1 КоАП). При этом КоАП не позволяет устранить эти нарушения путем возвращения материалов дела в ГИБДД, если судебные акты уже вступили в силу. Поэтому ВС отменил все вынесенные решения и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью (№ 32-АД 19-3).

Процедура имеет значение

Руководитель практики уголовного и административного права ООО Национальная Юридическая Служба , адвокат Алёна Зеленовская считает: позиция ВС должна стать правилом, а не исключением. «Прискорбно, что привлеченное к административной ответственности лицо потратило огромное количество времени, чтобы получить то решение, которое с самого начала было очевидным. Приходит мысль о разной трактовке одних и тех же норм, и что хуже – об отсутствии правовой позиции у нижестоящих судов. По сути речь идет о грубейшем нарушении процессуального права и административного регламента ГИБДД при фиксации правонарушения, что привело к исключению основного доказательства», – отметила Зеленовская. «ВС неоднократно указывал на необходимость устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях на стадии подготовки к рассмотрению дел по существу – чтобы сократить время и бюджет (N 89-АД19-2, N 19-АД18-3)» Александр Самухов, адвокат, партнёр Казаков и партнеры «Практика рассмотрения подобных дел говорит: даже если суд установит процессуальное нарушение, при наличии доказательств нарушения норм материального права привлечение к ответственности неизбежно. Иными словами, правоприменение оставляет приоритет за доказанностью совершения административного правонарушения. В указанном случае как раз отсутствие доказательств нарушения материального права из-за процессуальных нарушений послужило основанием для отмены постановлений суда», – объяснила Зеленовская.   

источник:https://pravo.ru/auto/story/211800/?desc_chrono_4_2

Видеозапись как доказательство в суде

Наличие недорогих и компактных современных видеокамер позволило видеозаписи проникнуть в нашу жизнь практически повсеместно: теперь вести видеосъемку какого-либо события могут даже обладатели сотовых телефонов, а право устанавливать камеры видеонаблюдения имеют не только официальные структуры, но и коммерческие и частные лица.

Использование судом видеозаписей в качестве доказательств регламентируется процессуальным законодательством (ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ, ст. 26.7 КоАП РФ, ст. 84 УПК РФ).

Предъявление видеозаписи допустимо и непосредственно в ходе судебного заседания (в этом случае факт ее исследования будет занесен секретарем в протокол).

Как и любые другие, эти доказательства должны быть относимыми (то есть имеющими значение для рассмотрения и разрешения дела) и допустимыми (то есть полученными с учетом требований законодательства). Необходимо помнить, что не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Закон выдвигает следующие требования к видеозаписям:

  1. Лицо, представляющее доказательство или ходатайствующее о его истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (ст. 77 ГПК РФ), в противном случае суд может отказать в приобщении доказательства к материалам дела (см., например, определение судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29 ноября 2003 г.

    № 49-Г03-139). Факт проведения видеосъемки может быть подтвержден и показаниями свидетелей о времени, месте и авторе.

  2. Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде ( ст. 78 ГПК РФ, ст. 89 АПК РФ). Заверение содержания копии видеозаписи у нотариуса не рекомендуется. Если носителем информации является карта памяти, то достаточно изъять только ее.

    Если запись ведется на встроенную память, то видеорегистратор является носителем информации и подлежит изъятию.

  3. В большинстве случаев копии видеозаписи, полученной путем переноса файла с одного носителя информации на другой, вполне достаточно в качестве доказательства (копия, полученная иными способами, например, посредством перезаписи, с меньшей вероятностью может являться надлежащим доказательством).

Нередко суды принимают в качестве доказательств не только копии видеозаписей, но и фотографии с камеры видеонаблюдения (см., например, решение Мосгорсуда от 22 июня 2012 г. № 7-1167). Признать видеозапись в качестве доказательства помогут специалисты юридических фирм, таких как юристы Сочи.

Запись автомобильного видеорегистратора

Главной задачей видеорегистратора в ДТП является запись объективной реальности, что значительно упрощает разрешение конфликтных ситуаций. Именно поэтому видео ДТП, отснятое очевидцами, препятствует сокрытию информации и помогает расследовать дорожно-транспортные происшествия.

КоАП РФ содержит общие положения о возможности использования документов в качестве доказательств при административном судопроизводстве, при этом документом могут стать и фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи (ст. 26.

7 КоАП РФ). Фото- и видеоматериалы, а также иные носители информации должны быть приняты к рассмотрению судом в качестве доказательств по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26.04.2016 N 114-ФЗ).

ВАЖНО!

Видеозапись, на которой различимы персональные данные (например, изображение сотрудника ГИБДД, его нагрудный знак и т.д.), можно использовать в суде в качестве доказательства. Однако распространение такой записи через Интернет является нарушением гражданского законодательства и может повлечь гражданско-правовую ответственность.

Суд может отказать в приобщении записи видеорегистратора к делу, но, как правило, по объективным основаниям (например, если видео заканчивается раньше имеющего значение для судебного разбирательства события). Если же отказ судьи был необоснованным, есть шанс его обжалования в вышестоящей судебной инстанции (решение Верховного суда Республики Карелия от 21 июня 2013 г. по делу № 21-117/2013).

Запись камеры наружного или внутреннего наблюдения

Во многих российских регионах и городах камерами наружного наблюдения были оснащены места массового скопления людей, что позволяет значительно снизить количество совершаемых правонарушений. Такие записи могут использоваться как следственными органами, так и судами.

Камеры наружного и внутреннего наблюдения устанавливаются как на зданиях органов государственной власти, так и в иных местах (школах, банкоматах, вокзалах, аэропортах и т.д.).

Поскольку организация видеонаблюдения в общественных местах лежит на государственных органах, властях региона и муниципалитетов, простому гражданину можно получить запись только через официальный запрос в государственный или муниципальный орган (например, в полицию), который, в свою очередь, направит письменное заявление в центр хранения записей с камер. При этом следует помнить, что срок хранения видео на видеорегистраторе (или в архиве) может истечь, и оно автоматически удаляется.

При ведении видеонаблюдения частным лицом необходимо помнить требования ст. 152.

1 ГК РФ, согласно которой обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе видеозаписи) допускаются только с согласия этого гражданина.

Исключение составляют случаи видеозаписи в местах, открытых для свободного посещения (ими могут быть двор, подъезд, лестничная площадка и т.д.), или на публичных мероприятиях.

Помните, что уголовный закон предусматривает ответственность за незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 138.1 УК РФ).

Под такими техническими средствами понимаются видеокамеры, закамуфлированные под бытовые предметы, работающие при низкой освещенности, а также передающие изображение по кабельным, радио- и оптическим линиям связи.

Иными словами, практически все камеры наружного и внутреннего наблюдения.

Однако уголовная ответственность установлена только за незаконные приобретение или сбыт специальной техники. Поэтому приобретать видеокамеру необходимо у имеющего соответствующую лицензию продавца 

Установка камер на придомовой территории должна быть оформлена протоколом общего собрания собственников помещений в доме, поскольку система видеонаблюдения будет признаваться общим имуществом в многоквартирном доме (пп. «д» п.

2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утв. постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 г. № 491).

В протоколе должен быть отражен не только факт согласия собственников на оснащение подъездов и придомовой территории системой видеонаблюдения, но и срок хранения полученных видеозаписей и порядок доступа.

Желающим установить камеру над своей квартирой без проведения общего собрания (либо если согласие всех членов собрания на оборудование подъездов видеокомплексом не было достигнуто), придется сложнее.

В некоторых случаях, если дело доходит до судебного разбирательства, суды указывают, что лестничные площадки являются общим имуществом в многоквартирном доме, и собственники помещений владеют и пользуются таким имуществом совместно (ч. 2 ст. 36 ЖК РФ).

Следовательно, заключают суды, необходимо получить согласие жильцов на использование общедомового имущества, в том числе для размещения на нем камер видеонаблюдения (определение Нижегородского областного суда от 24 июля 2012 г. по делу № 33-5373, апелляционное определение Мосгорсуда от 16 ноября 2012 г. № 11-23886/12).

Правда, суд может и не признать такие действия использованием общего имущества и расценить их как не запрещенную законом защиту своего имущества (апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 5 июня 2012 г. по делу № 33-10078-12).

В любом случае камеру следует установить таким образом, чтобы она не могла запечатлеть обстановку соседней квартиры (иначе это может быть расценено как посягательство на личную жизнь), а также разместить предупреждающую табличку.

Надеюсь, что изложенный выше материал не только поможет вам использовать видео дтп для доказывания своей правоты при досудебном урегулировании, но и доказать свою правоту в суде. При размещении камер видеонаблюдения на придомовой территории, а также в подъездах, не забывайте про требования гражданского и жилищного законодательства.

Теория доказательств в гражданском праве

Исследование доказательств

Исследование аудио- и видеозаписей осуществляется посредством их воспроизведения (ст. 185 ГПК РФ). Способом исследования аудиозаписей выступает их прослушивание, видеозаписей — просмотр.

Воспроизведение записей производится в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении. Что понимается под специально оборудованным помещением, в нормативных актах на это указаний не содержится. Судебная практика свидетельствует о том, что, как правило, аудио- и видеозаписи воспроизводятся непосредственно в зале заседания.

В законе нет указания и на то, кем должно осуществляться воспроизведение записи. Соответственно, допустимо предположить, что это может быть сделано судьей, секретарем судебного заседания или же самими сторонами, а также их представителями.

Но совершение этого действия требует определенных навыков и умений, которыми указанные лица могут не владеть. В таких случаях на основании ч. 1 ст.

188 ГПК РФ для оказания технической помощи суду при воспроизведении записи возможно привлечение специалиста.

Сведения о прослушивании или просмотре записей заносятся в протокол судебного заседания. Протокол должен содержать данные о технических средствах, используемых при воспроизведении записей, индивидуальные признаки материального носителя аудиовидеоинформации (вид, номер, имеющиеся надписи и т.п.), а также время начала и окончания воспроизведения записей.

Аудио- и видеозаписи, содержащие сведения личного характера, воспроизводятся и исследуются в открытом судебном заседании только с согласия лиц, к которым эти записи непосредственно относятся. В противном случае воспроизведение записей осуществляется в закрытом судебном заседании.

Следует обратить внимание на то, что законом регулируются отношения, возникающие в связи с оглашением в открытом или закрытом судебном заседании переписки и телеграфных сообщений граждан (ст. 182 ГПК), но нет нормы, касающейся порядка оглашения телефонных сообщений.

Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что на прослушивание в суде аудиозаписей телефонных переговоров не распространяются аналогичные требования, поскольку это обусловливается общим положением ч. 2 ст.

53 Конституции РФ о праве граждан как на тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, так и на тайну телефонных переговоров.

После окончания воспроизведения записи суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле, и их представителей по поводу содержащейся в записи информации, которые полностью отражаются в протоколе судебного заседания. Участники процесса с разрешения суда могут задавать друг другу вопросы, а также отвечают на вопросы суда.

При необходимости воспроизведение записей может быть повторено в какой-либо части либо полностью.

Для выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист (ч. 3 ст. 185 ГПК).

Лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения.

Консультация специалиста, представленная в письменной форме, оглашается в судебном заседании и приобщается к делу. Консультации и пояснения специалиста, данные в устной форме, заносятся в протокол судебного заседания.

По существу консультаций и пояснений специалисту могут быть заданы вопросы лицами, участвующими в деле, и их представителями (ст. 188 ГПК).

Например, консультация специалиста может быть дана в виде так называемой «расшифровки» текста.

Необходимость в этом может возникнуть тогда, когда аудио- видеозапись выполнена недостаточно качественно, для того чтобы при воспроизведении в обычном режиме можно было однозначно правильно понять ее содержание.

Расшифровка делается путем неоднократного прослушивания или просмотра записей специалистом, в том числе с использованием технических приемов, и письменного изложения содержания данных записей.

При возникновении в ходе исследования аудио- видеозаписей вопросов, для решения которых требуется применение специальных знаний, например, вопросов относительно содержания записей, особенностей процесса распространения информации через телекоммуникационные сети и др., суд вправе назначить экспертизу (ст. 79, ч. 3 ст. 185 ГПК).

Необходимо подчеркнуть, что назначение в этих случаях экспертизы не освобождает суд от обязанности непосредственно исследовать представленные аудио- видеозаписи в судебном заседании.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по иску о запрете трансляции телепрограммы «Дом-2» по телекоммуникационным сетям открытого типа в доступное для просмотра детьми время вещания, указала следующее.

Суд первой инстанции, сославшись на большой объем представленных в суд видеоматериалов, а также на то, что они уже были предметом исследования при производстве назначенной судом экспертизы, отказал ответчику ОАО «ТНТ-телесеть» в удовлетворении ходатайства о просмотре видеоматериалов, решив ограничиться обозрением дисков (то есть носителей информации) с записью телепрограммы «Дом-2». При этом суд сослался на то, что эксперты, проводившие экспертное исследование, в судебном заседании подтвердили, что все видеодиски просмотрены ими в полном объеме.

Таким образом, суд, рассматривая дело, не просмотрел ни одной видеозаписи телепрограммы «Дом-2», ограничившись внешним изучением дисков (носителей информации), на которых программа была записана, тем самым, заменив личное восприятие исследуемых первоначальных доказательств (видеозаписи телепрограммы «Дом-2») и их собственную оценку оценкой производных доказательств, то есть экспертных заключений.

Между тем из содержания ч. 3 ст. 185 ГПК РФ не следует, что назначение по делу в необходимых случаях экспертизы освобождает суд от обязанности соблюдать установленный нормами ч. 1 ст. 67 и ч. 1 ст. 157 ГПК РФ принцип непосредственного исследования доказательств, как один из основных принципов судебного разбирательства, обеспечивающих вынесение законного решения по делу.

Несоблюдение судом первой инстанции требований закона о непосредственном исследовании доказательств является существенным нарушением норм процессуального права, повлекшим вынесение незаконного решения, так как в его основу положены не доказанные судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела1 Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 октября 2010 г. № 5-В10-67 (Текст определения официально опубликован не был) // СПС «Гарант»..

В случаях, не терпящих отлагательства, при подготовке дела к судебному разбирательству, а также при разбирательстве дела суд (судья) вправе произвести осмотр аудио- видеозаписей на месте. В частности, просмотреть размешенную на определенном ресурсе телекоммуникационной сети информацию в режиме реального времени.

Осмотр доказательств производится в порядке, предусмотренном ст. 58, 184 ГПК РФ, с извещением участвующих в деле лиц, фиксированием результатов осмотра в протоколе, с вызовом в необходимых случаях свидетелей, специалистов и т.д.

Оценка доказательств

Аудио- видеозаписи оцениваются судом по общим правилам оценки доказательств. Как и любое другое доказательство, аудио- видеозаписи имеют свою специфику, которая должна учитываться при их оценке.

Специфика проявляется в том, что аудио- видеозаписи представляются в суд на разнообразных носителях в аналоговом и цифровом виде, записанные с различным качеством и в различных условиях.

Как отмечают специалисты в данной области, с технической точки зрения аналоговая запись отличается по своим свойствам от цифровой. В аналоговой записи информация представлена в виде непрерывной функции, физически связанной со свойствами конкретного носителя. Любые искусственные изменения информации вызывают нарушение непрерывности сигнала, что в большинстве случаев явно обнаруживается.

В цифровой записи фиксируемая информация представлена в виде дискретной последовательности значений, не имеющих физической связи с носителем информации. Поэтому цифровая запись может подвергаться стиранию, редактированию, монтажу, копированию на другой цифровой или аналоговый носитель без проявления признаков ее изменения.

Учитывая, что сегодня имеются различные технические средства, позволяющие фальсифицировать аудио- и видеозаписи различными способами, то у суда существуют достаточно веские основания для весьма осторожного отношения к достоверности информации, содержащейся на таких носителях.

В этой связи на практике при использовании в доказывании по гражданским делам аудио- видеозаписей нередко возникает необходимость в назначении экспертизы для проверки подлинности этих записей.

Правда, в специальной литературе отмечается, в настоящее время не существует абсолютно надежных методик и способов, позволяющих экспертным путем обнаружить признаки внесения изменений в содержание, в частности, цифровых фонограмм.

В этой связи многие эксперты полагают, что следует избегать категорических выводов об электронном монтаже, и указывают лишь на наличие или отсутствие его признаков.

Поэтому встречающаяся в заключениях экспертов формулировка вывода «признаков монтажа не обнаружено» далеко не всегда означает, что фонограмма не была изготовлена таким способом. Зачастую это может означать, что эксперты в силу различных причин не смогли выявить признаков фальсификации информации.

Соответственно, их заключение будет иметь вероятный характер2См.: Галяшина Е. И., Галяшин В. И. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 1. С. 25..

Возникающие трудности в установлении доброкачественности аудио- видеоинформации экспертным путем, конечно, не означает, что суд лишен возможности прийти к обоснованному выводу о достоверности таких доказательств. Их достоверность может быть оценена судом на основе сопоставления с иными имеющимися по делу доказательствами.

Следует отметить, что проведение экспертизы аудио- видеозаписей не является обязательным условием их доказательственной силы. Экспертиза назначается лишь тогда, когда, по мнению суда, в этом есть необходимость.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector