На каком основании человек может общаться с адвокатом находясь в сизо?

19 апреля 2018

На каком основании человек может общаться с адвокатом находясь в сизо?

10 ноября 2017 года Верховный Суд РФ признал, что пункт 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений № 295 от 16 декабря 2016 года, а также частично пункт 17 приложения № 1 к данным Правилам противоречат действующему законодательству, а, значит, подлежат отмене.

В данном пункте ранее устанавливался запрет проноса адвокатом на свидание с осужденным в колонию (следственный изолятор) разнообразной техники — фото- и видеокамер, диктофонов, компьютеров, мобильных телефонов, накопителей информации и прочего коммуникационного оборудования и комплектующих к нему.

Правда, речь идет только об адвокатах — остальным физлицам, собирающимся на свидание адвоката с осужденным, данную технику проносить по-прежнему запрещено.

Почему же Верховный Суд встал на сторону адвокатов и осужденных?

  1. Исходя из ч.1 ст.48 Конституции РФ, физлицам гарантируется право на получение грамотной правовой помощи.
  2. Исходя из ч.1 ст.16, п.11 ч.1 ст.53, п.1 ч.3 ст.86 УПК РФ, элементом права на получение квалифицированной правовой помощи является не только предоставление обвиняемому возможности личного взаимодействия с защитником, но и возможность последнего оказывать качественную помощь не запрещенными средствами. Учитывая, что все адвокаты для обеспечения своей работы пользуются техническими средствами, лишать их этой возможности нельзя.
  3. Ч.4 ст.89 УИК РФ не устанавливает запрет проноса на свидание адвоката с осужденным в исправительную колонию технических средств.
  4. Еще в 2001 году Конституционный Суд РФ указал, что порядок доступа адвоката к подзащитному должен регулироваться федеральным законодательством, а не ведомственными актами.

Минюст РФ и Генпрокуратура РФ подали на решение Верховного Суда РФ апелляционную жалобу, однако она осталась без удовлетворения. В апелляционном определении от 6 февраля 2018 года № АПЛ17-529 Верховный Суд РФ подтвердил, что на свидании адвоката с осужденным могут использоваться различные технические устройства, и сотрудники исправительных учреждений не вправе их изымать.

Напомним, что ранее Верховный Суд отменил пункты 76 и 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений № 205, которые действовали до 2016 года. Фактически этим Суд снял запрет на пронос адвокатами в исправительные учреждения фотоаппаратов и диктофонов. Но в новых Правилах запрет остался на своем месте.

Также стоит отметить, что ВС РФ оставил без удовлетворение просьбу заявителя обязать Минюст устранить образовавшиеся пробелы в законодательстве. По мнению суда, никакого пробела нет — вопрос проноса на свидание с осужденным техники уже решен во многих законах.

Нужны ли технические средства на свидании с осужденным в исправительной колонии?

Технические средства на свидании адвоката с осужденным играют огромную роль. Во-первых, они позволяют ознакомить самого осужденного с материалами дела, собранными доказательствами, узнать его мнение относительно каких-либо вопросов, зафиксировать показания.

Во-вторых, технические средства могут использоваться для фиксации состояния осуждения, в частности, состояния его здоровья.

Одним словом, использование техсредств способно облегчить работу защитника, сделать процесс оказания юридической помощи более качественным и четким.

С другой стороны, ранее руководство исправительных учреждений часто изымало оборудование перед свиданием адвоката и осужденного, руководствуясь отмененным пунктом Правил, — об этом свидетельствует многочисленное число жалоб в суды и прокуратуру от защитников.

По информации уголовных адвокатов, в 90 % случаев при посещении колоний защитникам приходилось оставлять телефоны, диктофоны и фотоаппараты.

Многие адвокаты из-за нехватки времени не обжаловали данные действия сотрудников исправительной колонии, предпочитая подчиняться внутренним правилам.

Теперь проблема запрета проноса на свидание с осужденным аппаратуры должна разрешиться сама собой. Однако не исключено, что сотрудники исправительных учреждений отыщут новую «лазейку» в законодательстве для обхода этого правила.

Следует также отметить, что для практикующих адвокатов более актуальной является проблема проноса и использования технических средств на свидания с подзащитными, заключённым под стражу и содержащимся в следственном изоляторе.

Между тем, Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, пункт 77 которых признан Верховным судом РФ подлежащим отмене, распространяются на следственные изоляторы только в отношении находящихся там осуждённых, то есть лиц, в отношении которых вынесен и вступил в силу приговор суда.

Свидания же адвоката с находящимися под стражей в СИЗО обвиняемыми и подозреваемыми регламентируются иным документом, а именно Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, которые Верховным судом РФ не рассматривались.

Эти Правила хоть и не содержат прямого запрета на пронос технических средств адвокатами (такой запрет содержится только в отношении родственников и иных лиц), однако в них ничего не говорится и о праве адвокатов на пронос таких технических средств, в отличие от тех же нотариусов. Данное обстоятельство и будет использоваться администрациями следственных изоляторов для запрета адвокатам проносить технические средства на свидания с заключёнными под стражу клиентами.

Также не стоит переоценивать решение Верховного суда РФ в свете того, что многие либеральные изменения уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства зачастую обречены оставаться лишь благими пожеланиями на бумаге, — практика их не воспринимает, а органы расследования и администрация СИЗО постоянно придумывают новые обходные пути с тем, чтобы не исполнять обязательные к исполнению предписания. Так, несмотря на целый ряд решений высших судебных органов России, а также внесение однозначных и не предусматривающих иного толкования изменений в УПК РФ, согласно которым адвокат должен быть допущен на свидание с заключённым под стражу подзащитным исключительно на основании удостоверения и ордера, адвокаты по-прежнему не допускаются на свидания с подзащитными без предварительного получения разрешающего документа от органов расследования или суда, при этом изменение названия и формулировок этого документа не меняют его сути как разрешения на свидание (ранее такой документ именовался разрешением, сейчас он оформляется в виде уведомления и т.п.)

Изменить сложившуюся порочную и не соответствующую действующему законодательству практику можно только путём методичного и постоянного обжалования адвокатами в суд незаконных решений администрации СИЗО о недопуске адвокатов к подзащитному на основании ордера, о недопуске проноса адвокатом на свидания с заключённым под стражу технических средств. Суды вынуждены по таким жалобам принимать законные решения в пользу адвокатов (если не в первой инстанции, то хотя бы в апелляции), что в силу потери времени не имеет практической пользы по конкретным делам, но обязательно даст результаты в виде изменения незаконной практики и поможет каждому из нас в будущем.

На каком основании человек может общаться с адвокатом находясь в сизо?

Порядок предоставления осужденным свиданий с адвокатами или иными лицами уточнен

16 июня 2021 г. 12:22

Владимир Путин подписал закон, запрещающий адвокатам проносить телефоны в исправительные колонии

11 июня Президент России Владимир Путин подписал закон о внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, которым уточняется порядок предоставления осужденным свиданий с адвокатами или иными лицами (законопроект № 1166183-7). Ранее в ФПА РФ отмечали, что принятие закона сводит на нет многолетние усилия защитников в борьбе за право использовать в колониях отдельные функции своих мобильных телефонов для оказания квалифицированной юридической помощи доверителям.

Законом внесены изменения в ч. 4 ст. 89 и ч. 6 ст.

158 УИК РФ, которые уточняют, что в число иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на свидания с которыми помимо адвокатов имеют право заключенные, входят также их текущие или потенциальные представители в ЕСПЧ и нотариусы.

При этом указано, что свидания должны всегда проходить наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения техсредств прослушивания – сейчас для этого требуется отдельное заявление осужденного.

Также введен запрет для адвокатов или иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на пронос на территорию исправительных колоний или дисциплинарных воинских частей технических средств связи, а также устройств, позволяющих осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись.

Предполагается, что они смогут проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру для снятия копий с материалов личного дела осужденного, а также компьютеры. Но пользоваться ими можно будет только в отсутствие осужденного и в отдельном помещении, определенном администрацией учреждения.

При попытке передать осужденному запрещенные к хранению и использованию предметы, вещества и продукты питания свидание будет незамедлительно прервано.

В пояснительной записке отмечалось, что поправки разработаны во исполнение Постановления ЕСПЧ по делу «Захаркин против РФ», а их необходимость продиктована режимом в исправительных учреждениях – установленным законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядком исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающим, помимо прочего, охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними.

Еще 11 мая, после внесения проекта закона в Государственную Думу ФС РФ, Федеральная палата адвокатов РФ направила Вячеславу Володину правовую позицию, в которой категорически возразила против попыток запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы. ФПА напомнила, что Верховный Суд в Решении от 10 ноября 2017 г.

№ АКПИ17-867 по делу по административному иску адвоката Валерия Шухардина о признании недействующим п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений и частично недействующим п.

17 приложения № 1 к указанным Правилам указал, что для получения юридической помощи осужденными УИК предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до 4 часов и не устанавливает запрет проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи. Аналогичная позиция сформулирована и в иных решениях Верховного Суда (от 31 октября 2007 г. № ГКПИ07-1188; от 7 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2095).

«Использование адвокатами технических средств, позволяющих осуществлять аудио- и видеозапись, создаст возможности для оказания квалифицированной юридической помощи, – подчеркивается в правовой позиции ФПА.

– В частности, это поможет вскрыть и зафиксировать совершаемые в исправительных колониях нарушения закона и прав осужденных. Последние часто обращаются к адвокатам и иным лицам при намерении обжаловать незаконные действия администрации учреждения».

Так, используя технические средства, можно сфотографировать имеющиеся у осужденного телесные повреждения и доказательно поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц.

Федеральная палата адвокатов также назвала «неосновательным» и существенно ограничивающим возможности адвокатов предложение авторов поправок разрешить проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов личного дела осужденного с правом пользоваться такой техникой только в отсутствие осужденного в отдельном помещении, определенном администрацией исправительного учреждения. По мнению ФПА, такой подход противоречит целям и задачам Закона об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, ставит целью скрыть от общественности предполагаемые нарушения закона и создать искусственные трудности в их выявлении.

Читайте также:  Как мне у следователя забрать машину?

Однако при рассмотрении проекта депутатами позиция ФПА озвучена и учтена не была.

Ранее советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян отмечал, что ФПА всегда негативно оценивает любые законопроекты, которые ограничивают профессиональные права адвокатов. «И данный законопроект не является исключением, – подчеркнул он.

– В течение более 10 лет адвокаты боролись за право использовать в исправительных колониях отдельные функции своих мобильных телефонов для оказания квалифицированной юридической помощи. Неоднократно адвокатская позиция была поддержана Верховным Судом РФ.

В связи с этим вызывает сожаление, что в случае принятия этого законопроекта усилия наших коллег окажутся напрасными и бесплодными».

Подробная информация опубликована на advgazeta.ru 

Адвокаты рассказали «АГ» об отсутствии конфиденциальности и очередях в московских СИЗО

28 мая 2020

Чтобы помочь защитникам, АП г. Москвы обратилась к начальнику столичного УФСИН и к региональному Уполномоченному по правам человека.

По словам одного из адвокатов, защитникам приходится ходатайствовать об отложении следственных действий до тех пор, пока не будут обеспечены свидания на конфиденциальной основе.

Другой адвокат, который обратился в Минюст и ФСИН с просьбой провести проверку в СИЗО-4, отметил, что в этом изоляторе через стекло проходят не только свидания, но и следственные действия. Председатель Комиссии Совета АП г.

Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев считает, что одним из возможных решений могла бы стать организация конфиденциальной видео-конференц-связи между адвокатом и подзащитным. Вице-президент ФПА Геннадий Шаров подтвердил, что АП г.

Москвы принимает активное участие в решении возникающих у адвокатов проблем с допуском к подзащитным, а Федеральная палата следит за ситуацией в Москве и аккумулирует поступающую информацию из других регионов.

Адвокат Межреспубликанской коллегии адвокатов Лев Глухов и партнер КА г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры» Дмитрий Мыльцын рассказали «АГ» о нарушении мер эпидемиологической безопасности в нескольких СИЗО Москвы и о невозможности конфиденциального общения с доверителями.

Свидания в следственных кабинетах по инициативе адвоката возможны

1 апреля ФСИН России сообщила, что 30 марта 2020 г. Главный государственный санитарный врач ФСИН России издал постановление № 29 «О введении дополнительных санитарно-противоэпидемиологических (профилактических) мер, направленных на недопущение возникновения и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

На основании этого постановления УФСИН по г. Москве 1 апреля 2020 г. издала приказ № 187 «Об организации работы учреждений УФСИН России по г. Москве в режиме особых условий» (имеется у «АГ»). Согласно п. 12.

1 данного документа судебно-следственные действия со следователями, дознавателями и свидания с защитниками, адвокатами и иными лицами на территории следственных изоляторов УФСИН России по г.

Москве с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными необходимо проводить в помещениях комнат краткосрочных свиданий через стекло.

И только в исключительных случаях «по письменному заявлению вышеуказанных лиц» (не ясно, о ком именно идет речь и относится ли это к адвокатам, подозреваемым, обвиняемым и осужденным. – Прим. ред.) допускается возможность свиданий в следственных кабинетах при наличии средств индивидуальной защиты (масок, перчаток и бахил).

При этом в сообщении ФСИН говорится о том, что попросить о свидании в следственном кабинете вправе прибывшее лицо, то есть в том числе и адвокат.

Сотрудники СИЗО записывают разговоры адвокатов с подзащитными?

Лев Глухов рассказал, что должен был пообщаться со своим доверителем в СИЗО-2 по г. Москве («Бутырка») в 9 утра 22 мая. Именно на это время защитник предварительно записался в порядке электронной очереди.

Однако попасть в изолятор удалось лишь в 10 часов, а встреться с доверителем – и вовсе после 12 часов.

Поскольку для посещения СИЗО все записываются онлайн и приходят к назначенному времени, образовалось большое скопление людей, сообщил защитник.

По его словам, сейчас следственные кабинеты в СИЗО, в которых ранее адвокаты общались с доверителями, открывают только для следователей по разрешению начальника изолятора и лишь для проведения следственных действий.

«Перед следственным действием следователь может дать подозреваемому или обвиняемому 5–10 минут конфиденциального общения с адвокатом. Как правило, в этом не отказывают, но дают очень мало времени», – рассказал Лев Глухов.

Во всех остальных случаях общаться с подзащитными приходится через стекло в комнатах краткосрочных свиданий, которые изначально предназначены для встреч с родственниками.

Адвокат напомнил, что разговоры содержащихся в изоляторах граждан с их родственниками в таких комнатах подвергаются цензуре, что закону не противоречит.

Однако сейчас в таких же условиях с подзащитными общаются адвокаты, то есть их диалоги тоже могут быть записаны. «25 мая я был в женском СИЗО-6 в Печатниках.

Там сотрудники совершенно не стесняются: оборудование не выключено, разговоры очевидно записываются. Никакой конфиденциальности сейчас нет», – с сожалением отметил Лев Глухов.

В такой ситуации адвокаты вынуждены сдвигать сроки следствия. «Приходится ходатайствовать об отложении следственных действий до тех пор, пока не будут обеспечены свидания на конфиденциальной основе. Я сам подавал такое ходатайство.

Пока следователь на него не отреагировал, но и следственные действия по этому делу тоже не проводил.

Хотя косвенно это влияет и на сроки следствия, и на разумность срока содержания под стражей, мы вынуждены действовать так из-за невозможности поговорить с доверителем конфиденциально», – пояснил адвокат.

Ждать свидания с подзащитным пришлось пять часов

Дмитрий Мыльцын столкнулся с теми же проблемами в СИЗО-4 («Медведь»). 14 мая он и его помощник Егор Филин пять часов ждали встречи со своим доверителем.

Все это время, как сообщает адвокат, в закрытом помещении площадью около 80–90 кв. м находилось 90–110 человек. В лучшем случае на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Поскольку продолжительное время приходилось ждать у единственного работающего информационного окна, между людьми в течение нескольких часов сохранялась дистанция в 20–50 см.

В тот же день адвокат и его помощник направили совместное обращение в Министерство юстиции, ФСИН и их московские территориальные органы, приложив фото и видео очереди в СИЗО-4 (тексты обращений имеются у редакции).

Говоря о высоком риске распространения COVID-19, юристы подчеркнули, что в холле здания СИЗО, где посетители ожидают своей очереди, отсутствует разметка, определяющая рекомендованную дистанцию в 1,5 метра.

Нет дозаторов с антисептиком, помещение не проветривается.

В тех же обращениях Дмитрий Мыльцын и Егор Филин указали на то, что в СИЗО-4 не только фактически ограничено право на полноценные свидания с адвокатом, но и затруднено проведение следственных действий. Адвокат и его помощник попросили госорганы организовать проведение проверки и устранить нарушения.

19 мая ГУ Минюста России по Москве сообщило, что перенаправило поступившее к нему обращение в столичное управление ФСИН. 21 мая пришел ответ из Управления режима и надзора ФСИН: служба также передала обращение своему московскому управлению (оба документа имеются у «АГ»).

Дмитрий Мыльцын отметил, что в своих обращениях в Минюст, ФСИН и их московские управления указал лишь на те нарушения, с которыми столкнулся 14 мая.

Однако, по его словам, в предыдущие дни в СИЗО-4 были те же самые проблемы. «Окончательного ответа от управлений Минюста и ФСИН я еще не получил.

Но вчера, 26 мая, был в том же СИЗО, стало заметно лучше: появилась разметка, людей гораздо меньше, но все равно много», – рассказал он.

В других СИЗО, по словам адвоката, ситуация еще хуже. «От коллег я знаю, что в СИЗО-7 “Капотня” заставляют надевать защитные костюмы.

При этом следственные кабинеты для адвокатов так же, как и в других изоляторах, закрыты. Адвокаты надевают костюмы, чтобы поговорить с доверителями через стекло по телефону.

Возможно, это придумали для того, чтобы меньше народу ходило: кому не особо нужно, лишний раз не пойдет», – отметил Дмитрий Мыльцын.

При этом в СИЗО-4 есть проблема с приоритетным проходом следователей. «Следователей, которые, видимо, договорились через руководство, пропускают раньше. Мы приходим к 8:30, а они к 10–12 часам и заходят раньше нас», – сообщил защитник.

Следственные действия, по его словам, в следственных кабинетах СИЗО-4 проводятся крайне редко. Как правило, они также проходят в комнатах для краткосрочных свиданий. «Даже допрашивают через стекло.

То есть с одной стороны стекла следователь и адвокат, а с другой – подзащитный. Если телефонная трубка у следователя, адвокат не слышит, что говорит доверитель, вообще не понимает, что там происходит.

А если очная ставка, то появляется еще и четвертое лицо… Трубку передают либо кричат погромче, чтобы было слышно», – рассказал Дмитрий Мыльцын.

В АП г. Москвы адвокат не обращался, потому что, как ему представляется, эту проблему сначала стоит попробовать уладить самостоятельно. «Если этот вопрос будет пытаться решить только один адвокат, может быть, ничего и не изменится.

Но, если жалобы во ФСИН и ее региональные управления будут поступать от многих защитников, это с большей долей вероятности поможет», – уверен Дмитрий Мыльцын. Возможность направления жалобы в палату он также рассматривает.

Но уже в том случае, если управления ФСИН и Минюста откажутся решать проблему по существу и пришлют формальные ответы.

АП г. Москвы обратилась к начальнику УФСИН и к региональному Уполномоченному по правам человека

Председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев рассказал о том, что столичная палата постоянно получает сообщения об очередях и отсутствии конфиденциальности в учреждениях ФСИН России.

«После введения ими мер, принятых в целях предупреждения коронавирусной инфекции, ситуация еще более обострилась. Предвидя это, Совет АП г. Москвы еще 22 апреля 2020 г.

выступил с открытым обращением «О поддержке усилий адвокатов города Москвы по снижению риска распространения коронавирусной инфекции в местах лишения свободы», в котором, в частности, призвал к максимальной разгрузке СИЗО и обеспечению приемлемых и безопасных условий работы адвокатов.

Нам также известно, что и руководство ФСИН, и правозащитное сообщество выступали с подобными инициативами. Однако, к большому сожалению, СИЗО по-прежнему полны и даже переполнены, что неизбежно порождает массу проблем», – отметил Роберт Зиновьев.

По его словам, в ряде случаев под предлогом борьбы с пандемией администрации СИЗО вводят необоснованные и избыточные ограничения: «Адвокаты сообщают о том, что им приходится ждать, когда освободится одноразовый защитный костюм, который при этом переходит от одного посетителя к другому.

В СИЗО-2 помимо масок, бахил и перчаток предлагают иметь при себе многоразовые костюмы типа “Каспер”, в то время как в самом учреждении многоразовые костюмы имеются в количестве 5 штук».

Читайте также:  Какая должна быть по нормам температура в камере СИЗО?

Адвокатам приходится находиться в многочасовых очередях в маленьких помещениях с большим скоплением своих коллег, что прямо угрожает их здоровью, подчеркнул Роберт Зиновьев.

«Кроме того, адвокатам для свиданий с подзащитными предоставляются не следственные кабинеты, а места в помещениях для краткосрочных свиданий, в которых одновременное общение большого количества людей происходит через непрозрачные перегородки и телефонную трубку. Разумеется, ни о какой конфиденциальности общения адвоката с подзащитным в таких условиях и речи не идет», – отметил председатель Комиссии по защите прав адвокатов.

Обо всех этих проблемах Комиссия сообщила начальнику Управления ФСИН России по Москве Сергею Морозу, а также Уполномоченному по правам человека в г. Москве Татьяне Потяевой, рассказал Роберт Зиновьев. Комиссия также реагирует на конкретные обращения адвокатов и посильно им помогает, добавил он.

«Одним из возможных решений создавшихся проблем могла бы стать организация видео-конференц-связи при условии, что она будет обеспечивать безопасность и конфиденциальность общения между адвокатом и подзащитным, находящимся в СИЗО, а также будет иметь достаточную пропускную способность.

Об этой идее говорилось не раз, такая практика реализована на Украине и в Казахстане. Сегодняшние “коронавирусные реалии” еще острее обнажили эту проблему в России, которая, как мы надеемся (и пытаемся в меру своих сил этому содействовать), будет решена.

Однако пока ситуация оптимизма не вызывает», – заключил он.

ФПА известно о сложностях адвокатов в московских СИЗО

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Геннадий Шаров подтвердил, что при посещении следственных изоляторов, расположенных на территории Москвы, адвокаты сталкиваются как минимум с двумя проблемами.

«Во-первых, это возникающие очереди на свидания с подзащитными, а значит, скопление людей в замкнутом пространстве.

Во-вторых, это отсутствие конфиденциального общения, так как из-за очередей и необходимых санитарно-эпидемиологических требований эти встречи приходится проводить в кабинах, не позволяющих сохранять адвокатскую тайну», – пояснил он.

Сообщается, что в СИЗО «Лефортово» сняли ранее введенное ограничение на участие в следственных действиях содержащихся там заключенных, отметил вице-президент ФПА. Но теперь, добавил он, ужесточены требования к адвокатам, посещающим подзащитных: они должны быть в костюмах с капюшоном, очках, маске и перчатках.

Впрочем, за неимением одноразового костюма выдается многоразовый.

«С одной стороны, некоторым защитникам такое нововведение может показаться дополнительным неудобством, но с другой – сложно не согласиться, что таким образом сотрудники изолятора заботятся о соблюдении эпидемиологических требований во избежание распространения инфекции», – считает Геннадий Шаров.

По его словам, мнение адвокатского сообщества разделилось: одни говорят, что предъявляемые требования несоразмерны ситуации, усложняют работу и ставят под сомнение возможность соблюдения адвокатской тайны, другие же, напротив, считают, что меры не достаточны, так как приходится подвергать здоровье опасности, находясь в очереди.

«Безусловно, маленькие, плохо проветриваемые и оборудованные ненадлежащим образом кабинеты не подходят для оказания квалифицированной юридической помощи, не только из-за возникающей опасности передачи вируса, но главным образом по причине невозможности соблюдения условий для сохранения адвокатской тайны», – уверен вице-президент ФПА.

Однако каждое ведомство, включая ФСИН, сейчас делает все возможное для организации работы таким образом, чтобы на первом месте стояла охрана здоровья граждан, полагает он. «Несомненно, скопление народа и возникающие очереди – это безобразие.

Напомню, что до пандемии в ряде СИЗО была налажена электронная запись. Полагаю, что в нынешних условиях эта практика должна быть особенно востребована.

Вполне предсказуемым считаю, что после нескольких недель режима самоизоляции многие адвокаты ринулись к своим подзащитным исполнять профессиональные обязанности», – указал Геннадий Шаров.

Недавно соцсети облетел видеосюжет с длинной очередью в Мособлсуде, где стоящие в очереди строго соблюдали социальную дистанцию, напомнил он. Почему бы и ожидающим входа в СИЗО не самоорганизоваться таким же способом, заметил вице-президент ФПА.

По его словам, АП г. Москвы принимает активное участие в решении возникающих у адвокатов проблем с допуском к подзащитным и доступными способами старается нормализовать ситуацию.

«Федеральная палата, со своей стороны, следит за ситуацией в Москве и аккумулирует поступающую информацию из других регионов, – сообщил Геннадий Шаров. – Каким образом можно урегулировать ситуацию? Точно не запретом адвокатам посещать доверителей или отказываться от участия в следственных действиях.

Недавно мне довелось участвовать в международной онлайн-конференции на тему “Закон и права человека в условиях пандемии”. Выступления участников от Германии, Франции, Беларуси, Казахстана показали, что у наших коллег из этих стран проблемы оказались в той или иной мере аналогичны нашим.

Но при этом адвокаты желают поскорее вернуться в те условия, при которых они осуществляли защиту до введения режима особых условий».

По сути, и адвокатам, и сотрудникам ФСИН хочется одного и того же: выполнить работу и сохранить здоровье, считает Геннадий Шаров. «Безукоризненно соблюдать все санитарно-эпидемиологические нормы надо стараться, но, как мы видим, идеально это делать не всегда представляется возможным, но мы должны в разумных пределах к этому стремиться», – отметил он.

Екатерина Коробка

Источник: Адвокатская газета. 

Владимир Гердо/ТАСС.

Адвоката не пускают к подзащитному: Сложности в СИЗО и при задержании + что можно сделать

При подозрении определенного лица в совершение преступлении может проводится его задержание. Задержание подразумевает принудительное доставление лица в отдел правоохранительного органа, где будет проводится его допрос.

Данные условия логичны для самого уголовного процесса, так как без задержания лицо может просто скрыться, а без его допроса нельзя дать ход делу. Таким образом, пришлось бы разыскивать каждого второго преступника, который скрывается от следствия и не является в правоохранительные органы.

Конечно, с одной стороны стоит довольно логичное обстоятельство, о котором мы сказали выше. Но с другой стороны в рамках данной процедуры допускается множество нарушений со стороны самих правоохранительных органов, поэтому необходимо адвокат для подзащитного при задержании.

Важно понимать! Адвокат в данном случае просто необходим. Во-первых, лицо не знает, какие правила задержание и что могут себе позволять сотрудники правоохранительных органов, а что нет. Так, нельзя применять физическую силу, если того не требует само обстоятельство. Для примера приведем ситуацию, когда лицо задерживается у него же дома, данное лицо не сопротивляется и выполняет команды задерживающих сотрудников. В то же время его начинают бить и выламывать руки. Такое проявление уже недопустимо со стороны правоохранительных органов и серьезно нарушают права подозреваемого.

Далее нельзя забывать, что за задержанием сразу идет и допрос данного лица. Стоит упомянуть, что как только лицо было задержано, к нему должны приставить государственного адвоката, если, конечно, самое задержанное лицо не препятствует данному обстоятельству.

Кроме того, если лицо желает, оно может привлечь своего адвоката. Это право должны исполнить сотрудники правоохранительных органов и не допрашивать лицо, пока не будет найден адвокат. Допрос без адвоката опять-таки является нарушением прав подозреваемого.

Сделано это для того, чтобы сотрудники правоохранительных органов не навязывали свою точку зрения, не использовали некоторые хитрости, а также не применяли силу. Еще недавно были времена, когда показания выбивались из подозреваемых, вне зависимости были они виновны или нет.

Сейчас, естественно, данные ситуации, если не исчезли, то остались единичными, но все же некоторые тактические методы они все же применяют. Подозреваемый вообще имеет право не давать никаких показаний, если захочет, поэтому правоохранительные органы не могут заставить его сделать это.

Адвокат же поможет наладить тон общения, говорить на какие вопросы лучше ответить для блага подозреваемого, а на какие можно не отвечать.

В какой срок должны предоставить адвоката

По идее адвокат для оказания услуг своему подзащитному предоставляется сразу же после задержания. Поэтому невозможно точно определить в какой срок должны предоставить адвоката.

Все выглядит следующим образом, если лицо задерживают, то его доставляет в отделение. Там ему предлагаются услуги адвоката:

  • 1) Он может принять их. Таким образом, лицу предоставляется бесплатный адвокат для защиты прав подозреваемого. Подозреваемый может отказываться от допроса, пока не прибудет защитник. Естественно, стоит учитывать, что он придет, скорее всего, в рабочие часы, а также нужно определенное время на то, чтобы подойти свободного адвоката. Таким образом, адвокат может не прибыть моментально, а только через несколько часов. Тут стоит учитывать обстоятельства, когда адвокат не появляется в течение 5 дней с момента ходатайства. В таком случае может быть предложен другой адвокат.
  • 2) Может отказаться полностью от адвоката. Если лицу предлагаются услуги бесплатного адвоката, но он от них отказывается, в таком случае сотрудники правоохранительных органов могут начать проводить такие следственные действия без присутствия адвоката. Таким образом, лицо уже будет считаться незащищенным, и поддержки у него будет мало.
  • 3) Может попросить о привлечении своего адвоката. Таким образом, на лицо будет работать адвокат, который оно назначало само. Если такой адвокат не приходит в течение 24 часов, в таком случае следователь сам может назначить адвоката при согласии подозреваемого.

Таким образом, сроков для назначения адвокатов особых нет. Есть только те сроки, которые регулируют определенные действия, на тот случай, если такой адвокат не явится.

Что сделать если допрос был без защитника?

Итак, при рассмотрении вопрос, что сделать, если допрос был без защитника, стоит определиться какие действия до этого были у самого подозреваемого.

Важно знать! Если у лица есть свой адвокат, либо если он не отказывался от государственного адвоката, в таком случае допрос, которые проводился без участия защитника будет считаться недопустимым. Таким образом, требуется заявлять о недопустимом доказательстве, но по сути это сможет сделать за вас адвокат, когда он все-таки явится.

Читайте также:  Считать ли квитанцию о доставке документов доказательством, разобрался Верховный суд

Получается так, что следователи решили тайно провести допрос, пока не пришли защитники.

Всегда подозреваемому стоит знать, что нельзя допрашивать лицо без защитника, если лицо само не отказалось от защитника.

Поэтому, если вам отказываются предоставлять адвоката, то обязательно стоит заявить об их обязанности предоставления, а также утвердить, что никакого допроса без привлечения адвоката не будет.

Если же лицо само отказалось от участия адвоката в процессе, то такой допрос будет считаться допустимым. Поэтому здесь уже невозможно предъявить жалобу на проведение данного следственного действия, по крайне мере по основаниям отсутствия адвоката.

Если такой допрос уже был проведен, то необходимо связаться с адвокатом. Подозреваемой мог и не знать, что у него есть право на адвоката сразу с момента задержания, и что такие допросы будут недопустимыми доказательствами.

Поэтому обо всем необходимо рассказать адвокату. Адвокат же должен будет заявить ходатайства, о признании доказательства в виде допроса недопустимым.

Если эти доказательства не уберут из дела, так хоть в деле будет иметься данное ходатайство, на которое будет смотреть прокурор и суд.

Таким образом, если допрос еще не проводился, требуйте адвоката и отказывайтесь от дачи показания. Подозреваемые и так могут отказаться от дачи показаний, поэтому их нельзя заставить это сделать и привлечь за это к ответственности, как, например, возможно со свидетелями и потерпевшими.

Если допрос уже был проведен, необходимо указывать на то, что данный допрос незаконен, и не считается допустимым доказательством.

Проблемы встречи подзащитного с адвокатом в СИЗО

На самом деле проблемы встречи подзащитного с адвокатом в СИЗО стоят очень остро. Адвокатов не только бывает не пускают в кабинеты с подзащитным, но и как раз в СИЗО.

На самом деле проблемы строятся на двух основаниях:

  • 1) Законные. Часы приема ограничены, адвокат не может, например, посетить подзащитного ночью. Кроме того, есть и другие правила посещения СИЗО адвокатами. Таким образом, получается, что проблемы могут быть из-за того, что адвокат просто не может попасть в СИЗО из-за законодательства, так как стоять определенные ограничения, а не из-за произвола сотрудников следственного изолятора.

Сюда же стоит отнести еще одну серьезную проблему. В изоляторах часто собираются очереди, так как все места для общения с адвокатом заняты. Эти очереди настолько большие, особенно в крупных изоляторах, что внезапно адвокат приехать к подзащитному не может, так как он целый день отстоит в очереди.

Часто бывает так, что приходится с утра приходит в изолятор, и стоять еще пол дня в очереди. А если приехать в обед, то в этот же день можно вообще не попасть к своему подзащитному. Данная проблема тоже является не нарушением закона, а лишь недостатком самого изолятора.

Теоретически проблема кроется и в самом законе, так как можно расширить места для встречи с адвокатом на законодательном уровне, исходя из масштабов самих СИЗО.

  • 2) Незаконные. У адвоката есть свои основания для встречи со своим подзащитным, он соблюдает все правила встречи, но его просто не допускают до клиента. К сожалению, действительно такая проблема до сих пор есть, особенно по делам, которые производятся в отношении лиц, которые «перешли дорогу верхушке». Естественно, это является произволом государственных органов, и проблема уже стоит не в законе, не в адвокате, а в самих сотрудниках государственных органов. Тут обязательно стоит жаловаться в иные органы, например, в прокуратуру, которая как раз занимается надзором за нарушением закона государственными органами. Тут адвокаты обычно знают, что делать, так как они уже вероятно встречались с подобной ситуации, или с ней встречались их коллеги.

Таким образом, действительно до сих пор есть проблемы встреч адвокатов с подзащитными в СИЗО.

Виной тому с одной стороны недостатки закона, во-вторых, правила, которые действительно считаются логичными (например, запрет на посещение в ночное время), в-третьих, это произвол самих государственных органов, которые прямо нарушают закон и лишают подзащитного конституционного права на юридическую защиту.

Куда можно пожаловаться

Если подозреваемый, обвиняемый или подзащитный сталкивается с проблемой, что ему не могут предоставить адвоката, то возникает вопрос, куда можно пожаловаться, если следователи, которые ведут производство отказывают в этом.

В первую очередь можно пожаловаться начальству данного следователя, далеко не всегда, но все же это может помочь в том, чтобы привлечь адвоката. Помогает это не всегда, потому что множество действий самого следователя может быть с руки его руководства.

С другой стороны, даже если так, то некоторые подразделения пользуются такой тактикой: если видят, что люди начинают жаловаться и настроены серьезно, то все же предоставляют адвоката, чтобы проблемы не вышла за пределы одного подразделения.

Таким образом, просто так «закрыть» человека не получается, так как видят, что он готов отстаивать свои права и законные интересы.

Если жалобы начальству не помогают, то можно попробовать пожаловаться в вышестоящую инстанцию. Тут дело обстоит также, как и с первым пунктом, возможно получится разрешить проблему, а возможно нет.

Если вышестоящая инстанция примет законные меры, тогда, естественно, адвокат будет предоставлен, если же такие меры не будут приняты, то, к сожалению, решить эту проблему так уж просто не получится.

Важно знать! Одним из главных органов, защищающих права обычных граждан от незаконных действий государственных органов является Прокуратура Российской Федерации. Данный орган имеет надзор за данными органами, в том числе и правоохранительными. Кроме того, прокуратура рассматривает обращения граждан на незаконные действия органов. Таким образом, как минимум ваше обращение будет рассмотрено и будет вынесено мотивированное решение. Здесь уже все намного лучше, решение в любом случае предоставят, но опять-таки на 100% нельзя быть уверенным, в том, что предпримут определенные меры.

Последней инстанцией остается в суд. Просто обратиться в суд с такой жалобой может и не удастся, тем более без участия адвоката, которого к вам не могут предоставить. Тем не менее, когда будет вынесен обвинительный акт, то в рамках судебного производства, возможно это будет принято во внимание.

Стоит уточнить, что такие действие в любом случае теоретически должны пресекаться, вне зависимости жаловались вы или нет. Как минимум, дела поступают в прокуратуру, где с ними знакомится прокурор.

Тем не менее, бывает, что такое дела доходят до того, что лица лишают свободы, несмотря на то, что в деле было допущено множество грубых нарушений, с которыми вообще должны быть невозможно привлечь человека к ответственности.

Кого могут привлечь к ответственности

Если дело действительно дойдет до того, что будут привлекать к ответственности за непредставление адвоката, то наступает вопрос, кого могут привлечь к ответственности. Главным ответственным лицом в данном случае, конечно же, является следователь, так как он превысил свои должностные полномочия.

Это не имел права не предоставлять адвоката, так как это является его обязанностью в соответствии с законом. Помимо следователя из привлекаемых может быть руководство данного следователя, если ему отдавались такие заведомо незаконные приказы.

Кроме того, привлечь к ответственности могут сотрудников СИЗО. Следователь теоретически может и не знать, что в СИЗО адвоката не допускают к его подзащитному, поэтому не всегда в таких делах виновен следователь.

Разбирая данную ситуацию, стоит иметь ввиду, что далеко не всегда даже за грубые нарушения в уголовных делах к ответственности привлекают сотрудников правоохранительных органов, поэтому 100% шансов на это нету даже при явном нарушении закона.

На что можно ссылаться?

При появлении такой проблемы возникают вопрос, а на что можно ссылаться в данной ситуации? Ссылаться, естественно, требуется на нормы закона, которые регулируют право подзащитного на адвоката.

Обычно всем этим занимается сам адвокат, но и подзащитному в принципе будет не лишним заняться этим, раз его лишили правовой защиты на неопределенный период. Таким образом, первой нормой для ссылки может стать статья 49 Конституции Российской Федерации. Она регламентирует, что каждый гражданин имеет право на бесплатную юридическую защиту по уголовным делам.

Получается, нет никакой зависимости, кто это гражданин, виновен ли он или нет, всегда должна предоставляться юридическая защита, если только само лицо не отказывается от него. Любые действия, которые предпринимаются в отношении него без адвоката должны считаться незаконными и недопустимыми.

Также отдельного упоминания стоит норма статьи 50 Уголовно-процессуального Кодекса, которая регламентирует порядок привлечения адвоката.

Она прямо говорит, что лицо может само привлечь своего адвоката, а если оно не привлекает, то адвоката должно предоставить ему государство.

Также здесь говорится о том, что если адвокат предоставлен не был, то следственные действия, проводимые в рамках уголовного производства, считаются недопустимыми.

Получается, что если проводился допрос, то сказанное в нем не может ложиться в материалы уголовного дела, и тем более не может являться доказательством по делу.

Кто составляет жалобу

Стоит определиться и с тем, кто составляет жалобу. В большинстве случаев жалобу составляет сам адвокат, особенно в тех ситуациях, когда этого адвоката привлек сам подзащитный. Если его не пускают к подзащитному, то защита все равно продолжается, только, к сожалению, сам подзащитный может об этом не знать.

Если у лица есть адвокат, то это не значит, что он не может тоже всеми способами защищать свои права. Оно тоже может составить жалобу и подать ее следователю, прокурору или в иные правоохранительные органы. В конечном итоге, если идет нарушение прав, стоит защищать их и восстанавливать любыми законными способами, и тогда возможно получиться, наконец, достичь желаемого результата.

  • Важно! По всем вопросам при задержании или содержании под стражей, если не знаете, что делать и куда обращаться:
  • Звоните 8-800-777-32-63.
  • Или можете задать вопрос в любом сплывающем окне, для того, что бы юрист по вашему вопросу смог Вам максимально быстро ответить и проконсультировать.
  • Юристы по уголовному законодательству, и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector