Можно ли приобщить фото в качестве доказательств по уголовному делу?

Можно ли приобщить фото в качестве доказательств по уголовному делу?

 Можно ли использовать снимок экрана в качестве доказательства в суде? Как правильно оформить скриншот, чтобы он был рассмотрен судьями? Ответы на эти вопросы, а также анализ судебной практики – в статье Руководителя отдела юридического сопровождения Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» Линары Хабировой.

Современный этап развития технологий и активный переход на цифровой формат общения в интернете, наличие огромного количества мессенджеров и иных приложений для обмена сообщениям, сделали неизбежным повышенный интерес к использованию так называемых «новых доказательств» — снимков экрана, распечатанных копий интернет-страниц, видео и аудиофайлов — и возможность их принятия судом.

И если такие доказательства как аудио- и видеозаписи прямо закреплены в ст. 55 ГПК РФ, ст.

 64 АПК РФ, то возможность использования скриншотов предполагается из процессуальных норм, согласно которым документы, полученные в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены законами, иными нормативными правовыми актами или договором.

Давайте разберемся, каким образом представить в суд скриншот в качестве доказательства, чтобы его приняли, и в каких случаях снимок экрана, скорее всего, рассмотрен не будет.

Начнем с определения, которое было озвучено, в частности, в постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 апреля 2011 г. по делу № А82-12456/2010.

Скриншот (от англ. screenshot) — это страницы из сети Интернет (снимок экрана, показывающий то, что видит пользователь на экране монитора), подтверждающие размещение информации, подлежащей раскрытию. Несколько позднее определение было дополнено: снимок экрана может быть не только с монитора, но другого визуального устройства вывода (телефон, планшет и др.).

Правила оформления скриншотов

Несмотря на отсутствие официального понятия «скриншот» и правил его использования в процессуальном праве, существует ряд актов, которые определяют требования к оформлению скриншотов. В частности, Приказ Роскомнадзора от 06.07.

2010 № 420 «Об утверждении порядка направления обращений о недопустимости злоупотреблений свободой массовой информации к средствам массовой информации, распространение которых осуществляется в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет» определяет основные требования к оформлению скриншотов должностными лицами.

Итак, согласно Приказу, сохранение снимка экрана, содержащего web-страницу Интернет-СМИ, на которой размещены комментарии читателей, производится при помощи стандартных средств операционной системы Windows и браузера Internet Explorer. Далее скриншот должен быть распечатан, подписан должностным лицом с расшифровкой ФИО и должности, а также времени подписания.

Файл со снимком экрана также сохраняется на жестком диске компьютера. Такие скриншоты необходимы для фиксации нарушений, а также для подготовки предупреждений.

Кроме того, должен быть составлен Акт, который документирует факт публикации комментариев читателей Интернет-СМИ с признаками злоупотребления свободой массовой информации, со следующими реквизитами:

  • место и время составления;
  • ФИО должностных лиц, составивших Акт;
  • адрес web-страницы Интернет-СМИ,
  • дата выдачи и номер свидетельства о регистрации СМИ.

К Акту прилагается распечатанный снимок экрана.

Такой порядок оформления снимка экрана позволяет рассматривать его в качестве доказательства. Несомненно, простая распечатка скриншота без указания даты, времени, сайта, а также при отсутствии подписи вряд ли может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства.

В письме от 31.03.2016 № СА-4-7/5589 ФНС РФ, рассмотрев судебную практику обозначила, при каких условиях можно отстаивать свою позицию с помощью скриншотов в качестве доказательной базы. Так, в частности, налоговая служба указывает, что четкого определения понятия «скриншот» в российском законодательстве не закреплено, как не закреплен и порядок использования таких доказательств.

  • Вместе с тем, на снимки экрана распространяются те же требования, которые предъявляются ко всем иным, более традиционным доказательствам, в первую очередь — относимость, то есть скриншот должен иметь отношение к рассматриваемому делу, содержать информацию о дате и времени его получения, наименовании сайта, принадлежности заявителю, содержать данные о лице, которое произвело его выведение на экран и дальнейшую распечатку, программном обеспечении и использованной компьютерной технике.
  • Доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.
  • Скриншот, используемый в качестве доказательства по делу, должен иметь отношение к рассматриваемому делу и существенное для него значение, иначе он не будет принят в качестве доказательства.
  • Таким образом, можно сделать вывод, что «скриншот» может быть принят в качестве доказательства в суде при обязательном соблюдении условий, обозначенных выше.

Указанное также следует из Постановления пленума ВС РФ № 10 от 23.04.2019 N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»

«Допустимыми доказательствами являются в том числе сделанные и заверенные лицами, участвующими в деле, распечатки материалов, размещенных в информационно-телекоммуникационной сети (скриншот), с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения. Такие распечатки подлежат оценке судом при рассмотрении дела наравне с прочими доказательствами (статья 67 ГПК РФ, статья 71 АПК РФ)»

Можно без нотариального оформления в исключительных случаях

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 апреля 2011 г. по делу № А82-12456/2010

Рассматривалась кассационная жалоба истца на определение Арбитражного суда Ярославской области, которым не был принят скриншот в качестве замены выписки из ЕГРЮЛ.

Документированная информация — это зафиксированная на материальном носителе путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или ее материальный носитель (п. 11 ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Так, судом кассационной инстанции было определено, что распечатки скриншота данным требованиям удовлетворяют. Основания же ставить под сомнение достоверность сведений, полученных истцом через официальный сайт налоговой службы и надлежащим образом заверенных, отсутствуют.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 декабря 2010 г. по делу № А56-11028/2010

В этом деле скриншоты не были признаны надлежащими доказательствами, так как отсутствовали доказательства отнесения данных снимков экрана к сайту, названному в спорном договоре. Кроме того, отсутствовали отметки даты и точного времени получения скриншотов, а также сведения о лице, которое их вывело на экран и распечатало.

И снова фигурирует необходимость указания определенных реквизитов у снимков экрана, чтобы они были сочтены доказательством.

Постановление ФАС Уральского округа от 15 октября 2013 г. по делу № А07-513/2013

Поскольку специальных нормативных правовых актов, регламентирующих порядок фиксации и использования в качестве доказательств информации, содержащейся в сети Интернет, не принято, суды обоснованно применили нормы Инструктивных указаний Госарбитража СССР от 29.06.1979 г.

№ И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств документов, представленных с помощью электронно-вычислительной техники», согласно абз. 1 п.

 9 которых данные, содержащиеся на техническом носителе, могут быть использованы в качестве доказательств по делу только в случаях, когда они преобразованы в форму, пригодную для обычного восприятия и хранения в деле.

Так, согласно п. 4 Инструктивных указаний в документах, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники, должно быть указано какой вычислительный (информационно-вычислительный) центр и когда их изготовил (наименование центра и дата изготовления документа могут проставляться автоматически с помощью электронно-вычислительной техники либо любым другим способом).

Скриншоты, представленные в качестве доказательств, информацию о дате их получения, наименовании сайта, относимости к заявителю, содержали, в связи с чем суды правомерно заключили, что они имеют доказательственную силу в целях установления обстоятельств правонарушения и отвечают требованиям ст. 67, 68, 75 АПК РФ.

Но лучше все-таки с нотариальным обеспечением

В тоже время, в нашей практике мы сталкивались с тем, что скриншоты даже со всеми необходимыми реквизитами не принимались, а суды отдавали предпочтение доказательствам, заверенным нотариусом в виде протокола осмотра интернет-страниц.

Так, например, в Постановлении 20 ААС от 25.12.2017 по делу №А62-1237/2017, суды отклонили скриншот в качестве допустимого доказательства на основании отсутствия обеспечения в виде нотариального осмотра Интернет-страниц.

Несмотря на то, что в постановлении Пленума Верховного суда № 10 от 23 апреля 2019 года указано, что «Необходимые для дела доказательства могут быть обеспечены нотариусом, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным, в том числе посредством удостоверения содержания сайта в сети „Интернет“ по состоянию на определенный момент», многие судьи настаивают на нотариальном обеспечении скриншотов в качестве доказательств.

Руководствуясь ст. 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате,утвержденных Верховным Советом Российской Федерации 11.02.1993 г.

№ 4462-1, заинтересованные лица могут обратиться к нотариусу для обеспечения доказательств, необходимых в случае возникновения дела в суде или административном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

То есть лицо имеет право, но это не является его обязанностью. Поскольку в отношении участников действует презумпция добросовестности, а перечень доказательств не является закрытым, возлагать на участников дела обязанность по нотариальному удостоверению скриншотов нельзя.

Следовательно, заверение у нотариуса — не императивное, а диспозитивное предложение. Это также совершенно очевидно из указанного выше постановления Пленума № 10, в котором отмечено, что распечатки могут быть сделаны и заверены лицами, участвующими в деле, и будут являться допустимыми доказательствами.

Соответственно, требование суда о нотариальном удостоверении скриншота можно оспорить, сославшись на указанные выше разъяснения ВС РФ.

Однако, стоит заострить внимание на том, что действующее процессуальное законодательство предполагает оценку судом доказательств «по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств» (ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 АПК РФ).

Процедура нотариального осмотра Интернет-страниц

И все же, несмотря на однозначную допустимость предоставления в суд скриншотов, неоформленных нотариально, следует уделить внимание порядку проведения нотариального оформления таких доказательств. Обеспечение доказательств нотариусом производится в соответствии со ст. 103 Основ законодательства РФ о нотариате.

В случае с Интернет-сайтом обеспечение доказательств — это процесс фиксации и документирования информации, которая размещена на сайте, в переписке в мессенджере или в электронной почте, с целью процессуального подтверждения фактов, имеющих значение для доказывания и находящихся в определенное время по определенному адресу в сети.

При составлении нотариального удостоверения интернет-страниц в обязательном порядке указывается, что в настоящий момент в производстве судебных или иных компетентных органов нет гражданского или административного дела, для которого производится осмотр.

В рамках процедуры осмотра рекомендуется также указывать список оборудования и ПО, которые были использованы нотариусом при осмотре информации на Интернет-сайте.

Сюда могут быть включены данные о модели и марке ПК, принтера, сканера и других периферийных устройств, используемых в процедуре, а также сведения о технических средствах к доступу к сети интернет — роутер, линия доступа, провайдер и договор с ним.

Читайте также:  Какой срок давности по ч.2 ст. 12.27 КоАП РФ?

В список программного обеспечения необходимо включить:

  • Наименование и версию операционной системы;
  • Браузер и дополнения к нему (например, утилиты для создания снимков экрана);
  • Иные программные средства, обеспечивающие нормальный ход осмотра и правильную фиксацию информации (например, фиксирующие пуск конкретного сервера).

После делается указание:

  • последовательности осмотра сайта;
  • количество распечатанных экземпляров;
  • вид распечатки сайта (цветной или черно-белый).

Далее подшиваются все необходимые распечатки снимков с сайта, а также в приложениях указываются используемые технические средства, обозначенные выше.

Финализируется процесс указанием, что протокол осмотра составлен в нескольких экземплярах, один из которых остается у нотариуса. После заявителем (либо его представителем) ставится подпись в протоколе, отмечается тариф и ставится подпись нотариуса.

При фиксации электронной переписки между спорящими сторонами, рекомендуем пригласить вторую сторону к нотариусу, во избежание обжалования протокола осмотра этой стороной.

Также сообщаем, что только сторона, инициирующая осмотр и фиксацию определяет количество и страницы осмотра.

То есть, если вторая сторона изъявит желание зафиксировать иные страницы переписки, ей придется самостоятельно инициировать такой осмотр и, соответственно, нести расходы.

В том случае, если речь идет о нарушении прав и охраняемых законом интересов информацией, факт размещения которой фиксируется скриншотом, то заинтересованное лицо может обратиться, например, в ОВД с заявлением о нарушении его прав с указанием информации и ссылки на сайт.

По данному заявлению ведомство проведет проверку и выдаст соответствующий процессуальный документ, в котором будут содержаться сведения о предпринятых ими мерах, включая исследование материалов интернет-сайта.

Этот документ также можно будет использовать в качестве доказательства в суде.

Выводы: заверять или не заверять

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующий вывод:

Скриншот в качестве доказательственной базы может быть оформлен как у нотариуса, так и в простой письменной форме самим заинтересованным лицом.

Однако для того, чтобы доказательство было принято к рассмотрению, скриншот обязательно должен содержать следующую информацию: дату и время создания снимка, адрес интернет-страницы, с которого он выполнен, подпись и сведения о лице, которое сделало и распечатало снимок экрана, информацию о технических средствах, с помощью которых был сделан снимок. А кроме того, должен иметь отношение к сторонам спора и носить существенный характер.

Цифровые доказательства в суде

23 января 2020

Как правильно представлять в суд видео- и аудиозаписи и электронную переписку в качестве доказательств

Электронная переписка должна быть заверена нотариусом. Обычные скриншоты и распечатки суд может признать недостаточно достоверными.

Можно ли приобщить фото в качестве доказательств по уголовному делу?

Зазулин Анатолий ИгоревичСтарший юрист

Суть любого судебного спора заключается в том, что стороны доказывают те или иные факты, обосновывающие их позицию.

В большинстве случаев на истца возлагается обязанность доказать, например, был ли ему причинен ущерб, образовалась ли перед ним задолженность, была ли осуществлена юридическая процедура с нарушением требований закона и т.п. – перечень можно продолжать очень долго.

С другой стороны, ответчик может либо признать иск, либо возражать против него, приводя свои контрдоказательства и доводы. Между тем, даже при пассивности ответчика суд может отказать лицу в иске, если последнее не представит достаточных доказательств, обосновывающих его правоту.

Данный принцип носит название «бремя доказывания» и является «сердцем» любого судебного разбирательства. Исходя из этого, не трудно прийти к выводу о том, что правильный сбор и представление доказательств суду является главным условием победы в споре.

Современный уровень развития технологий привел к тому, что будущие стороны процесса активно пользуются не только классическими, но и высокотехнологичными средствами связи: переписка по электронной почте и в мессенджерах, веб-сайты и онлайн-формы.

Эти технологии используются не только частными лицами и корпорациями, но и государством посредством портала «Госуслуги». Смартфоны позволяют в любую минуту записать разговор, сделать скриншот сайта, сфотографировать или записать на видео любое событие.

Все это существенно увеличивает возможности сбора доказательств для истца и ответчика. Однако суды склонны скептически относится к таким доказательствам.

Для успешного использования цифровых доказательств в суде необходимо знать правила их правильного представления, чему и посвящена настоящая статья.

Направление в суд электронных документов

Развитие государственных электронных сервисов «МойАрбитр» (для арбитражных судов) и «Правосудие» (для судов общей юрисдикции) привело к тому, что все большее количество обращений подается в суд с их помощью – в виде электронных документов.

Электронные документы бывают двух видов: (1) полностью созданные на компьютере, (2) отсканированные версии печатных документов. И в том, и в другом случае их представление в суд требует обязательного заверения электронно-цифровой подписью.

Электронно-цифровая подпись (ЭЦП) – это цифровой аналог собственноручной подписи, необходимый для идентификации отправителя электронного документа. Существует несколько типов ЭЦП.

  • Простая ЭЦП достаточно часто используется в повседневной жизни. Она представляет собой одноразовый код. С подобным шифрованием данных пользователи постоянно сталкиваются при подтверждении платежа с банковской карты: для успешного завершения операции необходимо ввести код, который присылается на номер телефона, привязанного к карточке.
  • Неквалифицированная ЭЦП не требует введения кодов и проставляется автоматически, если документ отправляется при помощи кабинета прошедшего идентификацию пользователя портала «Госуслуги».
  • Квалифицированная ЭЦП требует специального программного обеспечения и токена – флешки, содержащей криптографический элемент. По своему действию она более всех остальных типов напоминает подписание бумажного документа.

Поскольку сервисы «МойАрбитр» и «Правосудие» интегрированы с порталом «Госуслуги», то любой отправляемый с них электронный документ является подписанным неквалифицированной ЭЦП. Такая форма удостоверения электронных документов достаточна для большинства документов в суде, однако есть исключения.

С использованием квалифицированной ЭЦП податель должен направлять в суд cледующие электронные документы:

  • заявление об обеспечении иска и заявление о применении мер предварительной защиты административного иска, а также исковое заявление, апелляционная или кассационная жалоба с ходатайством об обеспечении;
  • заявление об обеспечении доказательств и заявление об обеспечении исполнения решения суда;
  • ходатайство о приостановлении исполнения решения суда или приостановлении исполнения решения государственного органа.

Эти заявления, поданные без заверения квалифицированной ЭЦП, будут отклонены судом, в связи с чем необходимо всегда помнить о специальных условиях их подачи.

Представление фотографий, аудио- и видеозаписей

В ходе судебного спора часто возникает необходимость в представлении суду аудио- или видеозаписей. Например, аудиозапись телефонного разговора с должником может свидетельствовать о том, что должник признает долг, а видеозапись с камер наблюдения в производственном цеху – о том, что работник не явился на свое рабочее место или крал вверенное ему имущество предприятия.

Во многих спорах такие записи могут исполнять роль главного доказательства и требуют правильного оформления в судебном процессе, а именно соблюдения следующих правил:

  • Аудио- или видеозапись должна быть представлена в суд на защищенном носителе, не позволяющем перезаписать или изменить информацию на нем в дальнейшем. Для этих целей используются оптические диски CD-R или DVD-R.
  • Вместе с аудио- или видеозаписью «в комплекте» должна идти стенограмма – письменная запись зафиксированного разговора или описание записанного на видео события. При составлении стенограммы аудиозаписи необходимо указать, кому принадлежат записанные голоса и какие фразы произносятся. В случае со стенограммой видеозаписи требуется также описать, какие действия совершаются в то или иное время (например, «6 мин. записи – 10 мин. записи: ответчик пересчитывает денежные средства»).
  • Если требуется предоставление нескольких видеозаписей (к примеру, с разных камер наблюдения) либо если исходная видеозапись достаточно длительна, то наряду с ней можно предоставить нарезку из наиболее показательных фрагментов. Первоначальные записи при этом также должны быть предоставлены суду.
  • Файлы, представляемые в суд, нельзя корректировать или изменять даже для того, чтобы улучшить изображение с помощью цветокоррекции. При необходимости «подсветить» важную деталь лучше всего в дополнение к исходной записи приобщить к делу измененную копию с указанием на то, для каких целей и с помощью какой программы был изменен исходный файл.

Важно! Необходимо быть готовым к тому, что суд захочет прослушать или просмотреть запись в судебном заседании, поэтому рекомендуется озаботиться технической возможностью ее воспроизведения в суде (которой у самого суда зачастую нет): взять с собой ноутбук с дисководом.

Что касается фотографий, то они могут быть представлены в суд как на оптическом диске, так и в распечатанном виде. Основная проблема при их использовании заключается в доказывании периода времени, когда они были сделаны или места, в котором было произведено фотографирование.

Например, ответчик, незаконно занимающий земельный участок истца нестационарным объектом, может оспаривать произведенные последним фотографии, на которых виден этот объект, указывая на то, что фото произведено до того, как он якобы добровольно демонтировал постройку.

В связи с этим рекомендуется проводить фотофиксацию нарушений с включенной функцией временной метки и геолокации (если это технически возможно).

Также необходимо помнить, что не все цифровые записи и фотографии могут быть приняты судом в качестве доказательств. Суд может признать недопустимыми:

Читайте также:  Навязывание услуг: ответственность, куда и как жаловаться

Право обвиняемого представлять доказательства

Можно ли приобщить фото в качестве доказательств по уголовному делу?

Адвокат Антонов А.П.

Исходя из содержания п. 4 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый обладает правом «представлять доказательства». На наличие названного права обвиняемого указывают и другие процессуалисты. С учетом же того, что представить таковые невозможно, предварительно их не собрав, а также исходя из положений ч. 2 ст.

86 УПК РФ, последовательно сделать вывод, что анализируемому субъекту уголовного процесса предоставлено право собирать и представлять письменные документы и (или) предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Недаром Европейский суд по правам человека прямо обращает внимание на то обстоятельство, «что, если обвиняемый выбирает активную линию защиты, он должен иметь право собирать и представлять доказательства «на тех же условиях», что и обвинение».

Закон не содержит перечня и соответственно правил производства обвиняемым действий, направленных на собирание, а также на представление письменных документов и (или) предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Уголовно-процессуальным законом урегулирована лишь процедура производства следственных (судебных) действий. Но следственные (судебные) действия обвиняемый производить не вправе.

Именно поэтому, если при собирании обвиняемым документов (предметов) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств не были нарушены установленные законодательством запреты, этот вид деятельности нельзя признать осуществленным с нарушением требований УПК РФ.

После его реализации полученный обвиняемым имеющий отношение к уголовному делу письменный документ и (или) предмет должен быть вовлечен в уголовное судопроизводство в порядке, предусмотренном УПК РФ.

Вовлечение такого документа (предмета) может быть осуществлено по крайней мере тремя путями:

— в порядке предполагаемого ч. 2 ст. 86 УПК РФ получения документа (предмета), представленного для приобщения его к уголовному делу в качестве доказательства;

— в процессе производства следственного (судебного) действия;

— путем осуществления предусмотренных УПК РФ непроцессуальных способов собирания доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК РФ).

Самостоятельной разновидностью «действий в процессе собирания доказательств» называют заявление ходатайств о допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий. Иногда ту же мысль излагают путем утверждения, что право обвиняемого представлять доказательства обеспечено «правом на заявление ходатайств».

Действительно, обвиняемому не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (ч. 2 ст. 159 УПК РФ).

Однако, заявляя соответствующее ходатайство, они просят о собирании доказательств, но не представляют и даже не собирают таковые. Собирание доказательств в предложенной ситуации может быть осуществлено только после удовлетворения заявленного ходатайства.

Причем собиранием доказательств будет заниматься не обвиняемый, а следователь (дознаватель и др.).

Представление обвиняемым документов (предметов) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательства может осуществляться в любых не запрещенных законом формах. Это может быть как передача, так и вручение, пересылка (в том числе в электронном виде) вышеуказанных предметов (документов) следователю (дознавателю и др.), суду (судье).

Не запрещено законом также размещение электронных документов в облачных хранилищах (например, на Яндекс.Диске, Googl.Диске и т.п.) в целях представления таковых органу предварительного расследования.

Получив, к примеру, от находящегося в розыске обвиняемого ссылку на место размещения в интернете необходимых носителей информации, даже находящийся в другом городе следователь (дознаватель и др.

) в состоянии получить представленные таким образом обвиняемым имеющие значение для дела (материала проверки заявления, сообщения о преступлении) документы. Сделать он это в состоянии путем осмотра страниц сайта и оформления протокола осмотра документа.

Законодатель не определил, оформляется ли документ, закрепляющий факт получения представленного предмета (документа). Соответственно, если таковой не был составлен, нельзя признать представление осуществленным с нарушением требований УПК РФ.

Между тем нами рекомендуется в рассматриваемом случае все же составлять процессуальный документ по правилам, аналогичным порядку протоколирования следственного действия.

В этом процессуальном документе (протоколе) следует фиксировать факт, ход и результаты получения представленного обвиняемым предмета (документа).

Если же имеется возможность закрепить получение представленных обвиняемым доказательств (вернее, документов или предметов для приобщения их к уголовно-процессуальному производству в качестве доказательств), к примеру, путем производства осмотра документа (предмета), лучше произвести искомое следственное действие. Именно так следует поступать в случаях представления обвиняемым электронных документов опосредованно, а не непосредственно, как описано выше в примере размещения таковых в облачном хранилище и сообщения органу предварительного расследования электронного адреса такового.

Продолжая рассуждения на заданную тему, стоит заметить, что порядок получения представленных обвиняемым предметов (документов) уголовно-процессуальным законодательством не регламентирован.

Между тем некоторые требования к отдельным способам представления документов (предметов) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательства определены ведомственными нормативными актами.

Так, согласно § 6 Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г.

N 34/15 в случае представления предметов, документов, ценностей или иного имущества, имеющего значение вещественного доказательства либо изъятого из свободного обращения, а равно подлежащего конфискации или аресту для обеспечения возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, или исполнения приговора суда о конфискации, составляется протокол в соответствии со ст. ст. 86 и 166 УПК РФ. При этом следователь (дознаватель и др.) обязаны допросить лицо, представившее названные объекты, о времени, месте и других обстоятельствах их обнаружения, приобретения и хранения.

Наличие у обвиняемого права представлять предметы и (или) документы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательства предполагает возложение на следователя (дознавателя и др.) обязанности получать и приобщать к уголовному делу представленные обвиняемым объекты. К аналогичному выводу пришел в своих рассуждениях и Конституционный Суд РФ.

Отказ в получении доказательства, о котором ходатайствует обвиняемый, возможен «лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к данному уголовному делу и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства оказывается с позиций принципа разумности избыточным; принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты».

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Фотографии недопустимые доказательства

Подборка наиболее важных документов по запросу Фотографии недопустимые доказательства (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Фотографии недопустимые доказательства

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 26.8 «Показания специальных технических средств» КоАП РФ»Довод жалобы о том, что имеющиеся в материалах дела фотографии являются недопустимыми доказательствами, поскольку они не содержат сведений о том, когда, где и при каких обстоятельствах производилась фотосъемка, несостоятелен. Каких-либо ограничений или особенностей для признания фотоматериалов доказательствами по делу об административном правонарушении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не устанавливает. В соответствии с ч. 2 ст. 26.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях они являются документальными доказательствами по делу об административном правонарушении, которые при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении получили надлежащую оценку судьи по правилам, установленным в ст. 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и обоснованно признаны допустимым доказательством относительно события административного правонарушения. Представленные фотоснимки фиксируют обстоятельства, занесенные в протокол об административном правонарушении. При этом законом не предусмотрены требования об обязательной фиксации в процессуальных документах сведений о проводимой фотосъемке, равно как и внесение в них сведений о фотоаппарате, с применением которого она была произведена, так как фотоаппарат не является специальным техническим средством измерения, о котором говорится в ст. 26.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, следовательно, к нему неприменимы требования закона об обязательном указании на его использование в протоколе об административном правонарушении.»

Читайте также:  Можно ли и как вернуть компьютер в магазин по закону о зпп

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 26.7 «Документы» КоАП РФ(ООО «Центр методологии бухгалтерского учета и налогообложения»)Суд, отказывая в удовлетворении требований физического лица об отмене постановления о привлечении к ответственности по статье 12.19 КоАП РФ, разъяснил: довод жалобы о том, что имеющаяся в материалах дела фотография автомобиля является недопустимым доказательством, поскольку она не содержит сведений о том, когда, где производилась фотосъемка, несостоятелен, так как каких-либо ограничений или особенностей для признания фотоматериалов доказательствами по делу об административном правонарушении КоАП РФ не устанавливает. В соответствии с частью 2 статьи 26.7 КоАП РФ они являются документальными доказательствами по делу об административном правонарушении, которые при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении получили надлежащую оценку судьи по правилам, установленным в статье 26.11 КоАП РФ, и обоснованно признаны допустимым доказательством относительно события административного правонарушения.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Фотографии недопустимые доказательства

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Особенности доказывания причиненного вреда в некоторых категориях гражданских дел(Дербишева О.А.)

(«Российский судья», 2021, N 1)

Гражданское процессуальное законодательство также упоминает допустимые доказательства, которые включают: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. И сразу же возникает интересный вопрос о том, можно ли считать фотографию и так называемый скриншот (снимок экрана) доказательством в суде. В практике судов общей юрисдикции используется принятие фотографий в качестве доказательств, но не каждый судья принимает доказательство, ссылаясь на его недопустимость и недостоверность, поскольку в настоящее время не составит труда не только подделать представленную фотографию, но и создать ее. А для подтверждения этого доказательства требуется некоторое время, поэтому судья в большинстве случаев по этой причине не принимает его. Так, например, в определении суда истец указал, что фотографии на бумажном носителе, представленные представителем ответчика, не являются допустимыми доказательствами того, что местоположение смежной границы не соответствовало и не соответствует ее фактическому прохождению. Поскольку невозможно достоверно подтвердить время их создания, так как даты написаны от руки представителем, суд не принял фотоматериалы в качестве доказательств . В отношении скриншотов Гражданский процессуальный кодекс не ограничивает возможность его использования в качестве письменного доказательства.

Фотография – не доказательство?

Адвокаты-криминалисты знают, что одна из самых сложных и эмоционально насыщенных стадий уголовного процесса – это ознакомление с материалами уголовного дела, установленное ст. 215–217 УПК РФ.

Сложная – потому что за короткий отрезок времени необходимо отснять и переработать большой объем информации, а эмоционально окрашенная – потому что, кроме явно необоснованных ходатайств следователя об определении срока ознакомления с материалами, в ходе самого ознакомления выявляются как недочеты следствия, так и доказательства грубых нарушений и фальсификаций.

Пунктом 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ установлено, что с момента вступления в уголовное дело защитник вправе знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

Казалось бы, все просто: фотографируй – и вот тебе доказательства фальсификации материалов дела, которые и будут приложены к заявлению о возбуждении уголовного дела в отношении виновного должностного лица.

Действующим законодательством предусмотрена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности, а также за превышение должностных полномочий (ст. 303, 286 УК РФ).

Но на практике мы сталкиваемся с искусственно создаваемыми правоохранительными органами препятствиями, поскольку, как говорят в народе, ворон ворону глаз не выклюет, вот и следователю следователя сажать жалко.

Корпоративность и чувство локтя никто не отменял, что в итоге приводит к довольно унизительным отпискам.

Когда же вопрос о фальсификации возникает в ходе судебного заседания, судьи нередко указывают на необходимость заверения материалов уголовного дела следователем/дознавателем в процессе ознакомления.

Но как это реализовать, если в большинстве случаев объем материалов дела составляет несколько томов, срок ознакомления сокращен, копировальных технических средств под рукой нет, да и сразу не всегда можно заметить нарушения? Более того, не всегда с точки зрения тактики защиты стоит о таких нарушениях говорить следствию…

Что делать адвокатам? Можно впадать в крайности и после фотофиксации производить видеосъемку материалов дела – опять же тогда, когда ознакомление производится за пределами следственного изолятора. Но будет ли в дальнейшем видеозапись учитываться при рассмотрении заявления о фальсификации?

Впервые с фальсификацией я столкнулась в 2015 г. по громкому уголовному делу, переданному полицией г. Геленджика следственному отделу по Западному округу г. Краснодара СУ СК РФ по Краснодарскому краю. 14 декабря 2015 г.

в ходе ознакомления с материалами уголовного дела мной совместно с подзащитным производилась фотосъемка каждого листа. Ознакомление осуществлялось за пределами срока предварительного следствия.

Когда было получено обвинительное заключение, уже в суде я повторно ознакомилась с материалами уголовного дела и обратила внимание, что в последнем томе были заменены не только страницы протоколов следственных действий, но и ходатайств защиты в части даты их вынесения и поступления в следственный отдел.

Обвинительное заключение было датировано задним числом, 8 декабря 2015 г. Тогда суд, изучив фотографии, сделанные подсудимым в ходе выполнения требований ст.

217 УПК РФ, возвратил уголовное дело прокурору, указав не только на то, что обвинительное заключение было лишено логического смысла и содержания, чем ограничивало права подсудимых и потерпевших, но и на то, что имелись данные, свидетельствовавшие о фальсификации материалов уголовного дела, касавшихся выполнения следователем требований ст. 42, 119–122, 215–217 УПК РФ.

После этого было написано большое количество жалоб, подано заявление о должностном преступлении, но по данному факту ни прокурорская, ни служебная проверка проведены не были, никто не удосужился даже вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, как того требует ст. 145 УПК РФ. В мой адрес поступали отписки, не имевшие отношения к поставленному вопросу.

История повторилась в ноябре 2017 г. в дознании г. Геленджика. В присутствии дознавателя совместно с подзащитным производилось ознакомление с материалами уголовного дела, опять же с фотографированием каждой страницы.

В протоколе ознакомления с материалами дела официально было заявлено, что на конкретных листах имелись не подписанные должностными лицами постановление о назначении на стадии доследственной проверки судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего, вынесенное от имени оперуполномоченного полиции г.

Геленджика, и постановление о соединении уголовных дел, вынесенное от имени заместителя прокурора г. Геленджика. Также не только защитником, но и дознавателем собственноручно была сделана отметка о производстве фотографирования.

Данные нарушения вели к признанию доказательств недопустимыми и, как следствие, к возможному прекращению уголовного преследования в отношении обвиняемого, однако на замечания защиты ответа дано не было.

Менее чем через месяц нам вновь были представлены для ознакомления материалы уголовного дела. Процедура ознакомления была аналогичной – с производством фотосъемки в присутствии дознавателя, и было выявлено, что те самые неподписанные постановления уже имели подписи.

Были представлены заявление о проведении служебной проверки по факту фальсификации материалов уголовного дела и оптический диск с фотографиями материалов дела, выполненными в день первого ознакомления с ними, которые подлежали рассмотрению руководителем отдела дознания и передаче с соответствующим рапортом по подследственности в Следственный комитет.

1 декабря 2017 г. мне было вручено постановление за подписью дознавателя, вынесенное им в порядке ст. 124 УПК РФ, об отказе в удовлетворении заявления, мотивированное дословно следующим:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector