Может ли ухудшаться положение осужденного при рассмотрении кассационной жалобы?

Может ли ухудшаться положение осужденного при рассмотрении кассационной жалобы? Moscow Live

Апелляционные суды могут ужесточать приговоры нижестоящих инстанций только по представлениям прокуратуры или потерпевших, при этом они должны мотивировать принятые ими решения — например, о наличии в деяниях вредных последствий. Об этом говорится в определении Верховного суда РФ. 

В 2019 году Промышленный суд Смоленска приговорил местного жителя Павла Лошкарева к 4,5 года колонии условно с испытательным сроком в 5 лет по статье о покушении на сбыт наркотиков.

В январе 2020-го Смоленский облсуд ужесточил приговор до 4 лет лишения свободы в колонии общего режима. Одновременно из приговора было исключено указание о применении положений ст. 73 УК РФ (условное осуждение).

Кассация подтвердила это решение.

Защита Лошкарева обжаловала приговор в ВС, заявив, что апелляция никак не мотивировала принятое ею решение, а также не дала оценку характеризующим Лошкарева материалам. ВС согласился с неправомерностью таких действий.

«Суд апелляци­онной инстанции может принять решение, ухудшающее положение осуж­денного по отношению к приговору суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвини­теля, их законных представителей и (или) представителей. При этом суд не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления», — указала коллегия ВС.

В соответствии с Уголовным кодексом суд обязан указать в апелляционном определении основания полной или частичной отмены приговора, а также мотивы данного решения.

В данном деле суд мотивировал свой вывод тем, что нижестоящая инстанция не в полной мере учла характер и степень общественной опасности преступления, совершенного Лошкаревым, а также его обстоятельства. 

По мнению суда, о повы­шенной опасности совершенного осужденным преступления свидетельствуют совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, количество сделанных закладок, а также отсутствие каких-либо психических расстройств. Однако эти обстоятельства предусмотрены диспозицией ст. 228.1 и являются квалифицирующими признаками, отмечается в решении. 

ВС напомнил, что решающее значение для применения условного осуждения имеет вывод о том, что осужденный не представляет общественной опасности и может исправиться без реального лишения сво­боды. Одним из оснований для этого может также являться отсутствие вредных последствий.

«Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение требований ст. 389-28 УПК РФ, исключив указание на применение в отношении Лошка­рева положений ст. 73 УК РФ и усилив тем самым осужденному наказание, не привел мотивы в обоснование своих выводов», — подчеркнул ВС.

ВС пришел к выводу о необходимости отмены приговора и освободил мужчину из-под стражи в зале суде. Дело направлено на новое рассмотрение.

Ухудшение положения осужденного в кассации — Сам себе адвокат

В настоящее время вступили  в силу новые ч. 2.1 и 2.2 ст. 401.2 УПК РФ.

В соответствии с этими нормами, прокурор субъекта РФ, его заместители вправе обратиться с кассационным представлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного судами областного уровня в апелляционном порядке, в судебную коллегию по уголовным делам соответствующего кассационного суда общей юрисдикции. Тем же правом, но в отношении представлений на апелляционные определения окружных (флотских) военных судов наделены приравненный к прокурору субъекта РФ военный прокурор и его заместители.

Обращение с целью пересмотра судебного решения в кассационном порядке в целях ухудшения положения осужденного возможно независимо от того, оспаривали или нет участники со стороны обвинения в апелляционном порядке судебное решение, так же независимо от того обращался ли гособвинитель, вышестоящий прокурор и (или) потерпевший  в суд апелляционной инстанции с требованиями об ухудшении положения осужденного .

Поскольку в силу положений ст. 389.24 УПК компетенция апелляционного суда в части принятия решения об ухудшении положения осужденного ограниченна, то он, проверяя законность и обоснованность вышеуказанных судебных решений, не может самостоятельно в порядке ревизии устранить выявленные нарушения.

На практике случаев, когда суд апелляционной инстанции в отсутствие представления или жалобы потерпевшего, в которых ставится вопрос об ухудшении положения осужденного, вынужден игнорировать данное обстоятельство, намного больше, чем выявлено при обобщении практики кассационного пересмотра.

Если учитывать пределы полномочий кассации, установленные ст. 401.16 УПК РФ, то чаще всего она будет принимать решение об отмене судебных актов нижестоящих судов. В зависимости от возможности устранить допущенные нарушения на том или ином этапе уголовного судопроизводства это повлечет повторное рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции или в апелляционном суде.

КС РФ, который отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Д. А. Суховского, который просил признать не соответствующей ст. 50 Конституции РФ статью 401.6 «Поворот к худшему при пересмотре приговора, определения, постановления суда в кассационной инстанции» УПК.

По мнению заявителя, эта норма позволяет прокурору вносить кассационное представление на судебные решения по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, в случае если такие судебные решения ранее не оспаривались в апелляционном порядке.

Тем самым прокурор получает возможность произвольно определять процедуру обжалования этих решений, злоупотребляя своими полномочиями.

По мнению КС РФ, «исправление судом кассационной инстанции судебной ошибки, искажающей саму суть правосудия и смысл судебного решения, и вынесение правосудного решения отвечает требованиям правового государства, императивом которого является верховенство права, принципам правосудия и функции суда как органа правосудия».

Определение КС РФ №  2764-О, по сути дела, ставит несколько связанных вопросов;

  1. Не ограничивает ли процедура исправления прокурорской ошибки право суда быть независимым от позиций сторон?;
  2. Может ли несогласие суда первой инстанции с отказом гособвинителя от обвинения рассматриваться как принятие на себя судом функции обвинения? Если нет, то каковы процессуальная природа и значение прокурорской ошибки в сфере уголовного судопроизводства в контексте баланса публичных и частных интересов и конституционно значимых ценностей на стадиях обжалования приговора?
  3. Почему при всей очевидности последствий прокурорской ошибки, повлекшей улучшение положения осужденного в суде первой инстанции, законодатель не позволяет исправить ее безотлагательно? Более того, при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке предусматривает дополнительные ограничения для ее устранения, предоставляя возможность обратиться к ней (ошибке) уже после вступления приговора в законную силу?

КС РФ исходит из того, что в числе закрепленных ст. 389.

15 УПК оснований для отмены приговора как акта, не отвечающего требованиям правосудности, не названо изменение точки зрения гособвинителя, который отказывается от обвинения после вынесения приговора.

В противном случае любое судебное решение можно было бы отменить только из-за того, что позиция прокуратуры относительно предъявленного ею обвинения изменилась уже после подтверждения судом обоснованности обвинения.

Обращаясь к позиции Верховного Суда РФ, надо принять во внимание новое постановление Пленума от 25.06.2019 № 19. Согласно п.

7 данного постановления, суд кассационной инстанции вправе не согласиться с просьбой об отзыве жалобы, представления, поступившей после назначения судебного заседания в порядке сплошной или выборочной кассации, и продолжить судебное разбирательство при наличии оснований для отмены или изменения судебного решения, влекущих улучшение положения обвиняемого, осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, или иного лица, в отношении которого ведется кассационное производство по делу. Свою позицию Пленум обосновал положениями ст. 46 Конституции РФ, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года. Он указал, что ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено.

Из этого постановления можно говорить, что в случаях, когда вышестоящий прокурор направит в кассационный суд представление, в котором укажет на необоснованный отказ гособвинителя от обвинения, в том числе из-за неверного определения допустимости доказательств и их оценки, то это не может являться предметом оценки кассационного суда… В данном случае также нужно учесть, что объем обвинения суды первой и апелляционной инстанций уже определили и проверили на предшествующих этапах производства по делу и признали отказ от обвинения обоснованным. Из этого также можно сделать вывод, что после вынесения судом приговора, основанного на отказе прокурора и потерпевшего от обвинения, представители обвинения могут оспаривать в вышестоящем суде его законность и обоснованность только по иным, улучшающим положение осужденного основаниям. При этом занятая ими в этих случаях позиция не является для суда обязательной.

Таким образом, если вышестоящий прокурор направит в кассационный суд представление, в котором укажет на необоснованный отказ гособвинителя от обвинения, в том числе оспаривая допустимость доказательств и их оценку, то такое представление не может быть предметом оценки кассационного суда

Ухудшение положения осужденного

Ухудшение ограничено сроком в один год

Url

Дополнительная информация:

  • 401.6 УПК  кассация в сторону ухудшения, только в течение 1 года
  • Сроки обжалования
  • Сроки обжалования в кассации, ухудшение только в срок 1 год (401.6 УПК)

По истечении 1 года ни прокурор, ни потерпевший не имеют права обратиться с кассационной жалобой чтобы потребовать ужесточения приговора (401.6 УПК). (Подробнее здесь: Сроки обжалования в кассации).

Url

Дополнительная информация:

— п.6 Пленума № 19  поворот к худшему в кассации в течение 1 года

— этот срок не подлежит восстановлению, п.6 Пленума № 19 запрещает это категорически, вне зависимости от уважительности причины пропуска.

Url

Дополнительная информация:

п.3 ч.1 401.5 УПК  пропущен 1 год  для поворота к худшему

— в случае подачи такой просроченной жалобы — суд возвращает ее без рассмотрения (п.3 ч.1 401.5 УПК).

— то есть, после истечения 1 года кассация не вправе даже приступать к изучению / рассмотрению жалобы (в которой заявлены требования об ухудшении приговора). Такая просроченная жалоба «отсеивается» еще на стадии технической проверки.

Только по жалобе потерпевшего (прокурора)

Url

Дополнительная информация:

— п.20 Пленума № 19  при ухудшении  суд ограничен жалобой потерпевшего

Кассация может изменять приговор в сторону ухудшения, только если об это просят прокурор или потерпевший (п.20 Пленума № 19).

Url

Дополнительная информация:

Потерпевшие могут подавать жалобы в интересах осужденного

— примечательно, что потерпевшие могут подавать жалобу с просьбой о смягчении приговора (а не  только в сторону ужесточения). Подробнее об этом здесь: Потерпевшие могут подавать жалобы в интересах осужденного.

— по своей инициативе суд ужесточить приговор не может, но может выйти за рамки жалобы и улучшить положение осужденного по своей инициативе (п.19 Пленума № 19).

— если кассационную жалобу подал только осужденный, то результатом не может быть какое-либо ухудшение его положения.

Только в рамках жалобы

— если потерпевший (прокурор) просят ужесточить приговор, то суд может сделать это только по тем правовым основаниям, которые содержаться в жалобе. Суд не имеет права сам искать иные поводы и «зацепки» для изменения приговора (п.20 Пленума № 19).

Читайте также:  Являются ли алименты доходом

— если потерпевший (прокурор), что-то упустили в жалобе, то суд не вправе сам расширять пределы исследования дела (влекущих ухудшение).

Url

Дополнительная информация:

— ч.1 401.16 УПК  суд не связан рамками жалобы

— примечание, в данном случае не действует общее правило кассации, заключающееся в том, что кассационный суд — не связан рамками жалобы и может проверить все дело независимо от ее доводов (ч.1 401.16 УПК). Но для ухудшения приговора, это общее правило не действует.

В п.20 Пленума № 19 содержатся важные указания:

а) кассация не может ухудшить приговор, если мы посмотрим статью 401.16 УПК — то увидим, что там  предусмотрена возможность улучшения (ч.3 401.16 УПК), но вот возможность ухудшения там не предусмотрена.

б) на самом деле, кассация может ухудшить приговор, но только по инициативе потерпевшего/прокурора (п.20 Пленума № 19).

То есть:

— кассация может по свой инициативе найти основания для смягчения приговора, даже если в кассационной жалобе таких доводов нет. Это нередко встречается в практике — осужденный приводит в жалобе одни доводы, а кассация эти доводы отвергает, но изменяет приговор совсем по другим основаниям.

Url

Дополнительная информация:

п.3 ч.1 401.14 УПК  передача дела прокурору

  1. — если же кассация усматривает основания для ухудшения (а потерпевший/прокурор такие доводы не привели) — то кассация может только вернуть дело прокурору.
  2. ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ

Url

Дополнительная информация:

  • 401.6 УПК  если были нарушения искажающие суть правосудия
  • — п.20 Пленума № 19  нарушения искажающие суть правосудия
  • Одно из условий отмены
  • Искажение сути правосудия, условие для отмены приговора

Смотрим 401.

6 УПК, и видим в нем дополнительное условие — даже если 1 год еще не истек, обжалование в сторону ухудшения возможно только если в дел усматриваются нарушения закона, искажающие суть правосудия.

Это например: незаконный состав суда, нарушение тайны совещательной комнаты и пр. (подробнее об этом можно прочитать здесь: Искажение сути правосудия, условие для отмены приговора).

Жалоба от соучастника

— если один из соучастников подал кассационную жалобу, то может ли она затронуть других соучастников, в т.ч. ухудшить их положение ?

— нет, кассационная жалоба не может причинить вред  другим осужденным.

Url

Дополнительная информация:

— ч.5 401.16 УПК  по жалобе 1-го осужденного нельзя ухудшить по другим

— такое ухудшение запрещено нормой  ч.5 401.16 УПК  «суд не вправе отменить приговор в отношении лиц, в отношении которых жалоба не принесена, если отмена приговора ухудшает его положение».

Url

Дополнительная информация:

— п.18 Пленума № 19жалоба от иного осужденного не может ухудшить

— дополнительно об этом запрете сказано в п.18 Пленума № 19, судья вправе выйти за пределы жалобы и передать ее на рассмотрение только относительно лица, в отношении которого ставится вопрос о пересмотре (если речь идет об ухудшении положения).

Примечание: тут, правда есть нюанс. Хотя кассационный суд не может сам ухудшить положение — но он это может сделать не сам. Просто сбросить дело вниз, на новое рассмотрение (п.3 ч.1 401.14 УПК). А там уже нижестоящий суд вправе ужесточить приговор.

Url

Дополнительная информация:

— ч.2 401.16 УПК  суд праве проверить дело по всем, кто бы не подал жалобу

  1.  — п.18 Пленума № 19суд праве проверить дело по всем — кто бы не подал жалобу
  2. Жалоба соучастника может улучшить положение
  3. Соучастники могут обжаловать приговор, улучшая положение осужденного

Примечательно, что один из соучастников своей жалобой может улучшить положение иного осужденного. Об этом можно прочитать здесь: Соучастники могут обжаловать приговор, улучшая положение осужденного.

Верховный суд разъяснил особенности будущей кассации по уголовным делам

МОСКВА, 3 июля. /ТАСС/. Новый порядок рассмотрения дел кассации по уголовным делам ориентирован на устранение судебных ошибок, которые привели к несправедливому осуждению. Это следует из разъяснений пленума Верховного суда РФ, опубликованных в «Российской газете».

Пленум напомнил, что с началом работы новых кассационных судов (не позднее 1 октября) вводится сплошная кассация — каждая кассационная жалоба будет передаваться на обязательное рассмотрение суда.

Отменить вступившее в силу решение суда по уголовному делу кассационная инстанция может за неправильное применение уголовного закона или существенные нарушения уголовно-процессуальных норм, если они «повлияли на исход уголовного дела, в частности, на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или на решение по гражданскому иску».

Вместе с тем суд кассационной инстанции не связан лишь доводами жалоб и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

«Суд вправе выйти за пределы доводов жалобы как относительно лица, в отношении которого ставится вопрос о пересмотре судебного решения, так и в отношении других осужденных по тому же уголовному делу в ревизионном порядке», — пояснил пленум.

Но это допустимо лишь «в сторону улучшения положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, или иного лица, в отношении которого ведется кассационное производство».

Даже если заявитель отзовет свою жалобу после ее назначения к слушанию, суд вправе не согласиться с такой просьбой «при наличии оснований для отмены или изменения судебного решения, влекущих улучшение положения лица, в отношении которого ведется кассационное производство по делу», продолжить судебное разбирательство и проверить законность вступившего в силу решения суда. Верховный суд объяснил это тем, что «правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, а ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено».

Проверка кассацией

В частности, отметил пленум ВС, в кассации требуют проверки доводы о недопустимости доказательства, положенного в основу обвинительного приговора и повлиявшего на выводы суда.

Также в кассации должны быть проверены жалобы на несправедливость приговора, если наказание не соответствует тяжести преступления, личности осужденного, или назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости из-за неправильного применения норм уголовного закона.

В кассации могут быть рассмотрены не только материалы, имеющиеся в уголовном деле, но и дополнительные материалы, поступившие с жалобой или представленные сторонами, если они содержат сведения, имеющие значение для правильного разрешения дела, и не свидетельствуют о наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств. На их основании кассационная инстанция может отменить судебное решение и вернуть уголовное дело прокурору или в нижестоящие суды для нового рассмотрения. А в случае, если достоверность фактов, устанавливаемых дополнительными материалами, не нуждается в проверке нижестоящими судами (документы, свидетельствующие о недостижении осужденным возраста, с которого наступает уголовная ответственность, об отсутствии судимости, о применении акта об амнистии по предыдущему приговору и другое), кассационный суд вправе отменить решения и прекратить производство по делу.

Вместе с тем пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам должен проходить в обычном порядке.

Поворот к худшему

Ухудшение положения подсудимого (ужесточение наказания, отмена решения о прекращении уголовного дела или оправдательного приговора и другое) при пересмотре дела в кассации «может иметь место, если в ходе предшествующего судебного разбирательства были допущены нарушения, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия», подчеркнул пленум. Основанием для этого должны быть серьезные нарушения норм закона, например, квалификация содеянного по закону о менее тяжком преступлении, ошибка при решении вопроса о конфискации имущества.

К числу нарушений, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения, пояснил Верховный суд, могут быть отнесены вынесение решения незаконным составом суда или вердикта незаконным составом присяжных, нарушение тайны совещания присяжных или тайны совещания судей при вынесении приговора, отсутствие подписи одного из судей в судебном решении, отсутствие протокола судебного заседания. Также к ним относятся существенные нарушения при рассмотрении дела присяжными, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя на представление доказательств, что повлияло на содержание поставленных перед присяжными вопросов или данных ими ответов и в целом на вынесенный вердикт, а также в случае, если при неясном и противоречивом вердикте присяжных судья не указал им на это и не предложил вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Кроме того, к нарушениям, искажающими суть правосудия, могут быть отнесены «иные нарушения, которые лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права», если это повлияло на законность вынесенного решения суда.

При рассмотрении жалоб, влекущих поворот к ухудшению положения осужденного, кассационная инстанция не должна выходить за пределы доводов кассационной жалобы потерпевшего или его представителя, или кассационного представления прокурора.

Кроме того, обратиться с жалобой, допускающей поворот к худшему, можно лишь в течение года после вступления решения суда в силу. Если заявитель пропустил этот срок, он не подлежит восстановлению независимо от причин пропуска.

Вторая кассация

После рассмотрения жалобы или представления в кассационном суде у участников судебного процесса (осужденного, его адвоката, потерпевшего или прокурора) есть право подать новую кассационную жалобу в Верховный суд России, но уже в порядке выборочной кассации (когда сперва судья рассматривает обоснованность поданной жалобы).

Установленный в УПК запрет на подачу повторных кассационных жалоб и представлений, пояснил пленум, не может рассматриваться как основание, «препятствующее выявлению и устранению ошибок, свидетельствующих о неправосудности принятого судом решения». Если из повторных кассационных жалоб усматриваются основания для отмены или изменения обжалуемого решения, такие жалобы подлежат рассмотрению, пояснил пленум.

В выборочной кассации также действуют нормы, связанные с улучшением положения подсудимого, — судья может принять решение о передаче кассационных жалоб, представлений с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции по основаниям, не указанным в жалобе или представлении.

В случае отказа от передачи жалобы на рассмотрение в порядке выборочной кассации, в постановлении об отказе «надлежит ответить на доводы жалобы, представления и указать мотивы принятого решения».

Разделение кассации

Верховный суд пояснил, что в порядке сплошной кассации кассационными судами могут быть пересмотрены приговоры мировых судей, районных и гарнизонных военных судов, апелляционные решения республиканских, краевых, областных и приравненных к ним судов.

В Верховном суде России в порядке сплошной кассации могут быть пересмотрены приговоры или иные итоговые судебные решения, вынесенные по первой инстанции республиканскими, краевыми, областными и приравненными к ним судами (в том числе в случаях, когда они не были предметом проверки в апелляционном порядке), а также приговоры, вынесенные новыми апелляционными судами (они станут второй инстанцией для судов субъектов РФ и окружных военных судов).

В порядке выборочной кассации кассационные суды смогут пересматривать промежуточные судебные решения мировых судей, районных и региональных судов, а также промежуточные решения апелляционных судов.

В свою очередь Верховный суд в порядке выборочной кассации (второй кассации) сможет пересматривать решения, прошедшие рассмотрение в новых кассационных судах.

Читайте также:  Принятие наследства: доктрина и практика

Право на кассацию

Пленум отметил, что право на обращение в новые кассационные суды имеют не только прокуроры, но и обвиняемые, подсудимые, лица, в отношении которых уголовные дела были прекращены, либо назначались принудительные меры медицинского характера, или воспитательного воздействия, либо решения о выдаче в другую страну для уголовного преследования или исполнения приговора, а также их представители.

«Правом на обжалование судебного решения наделены и иные лица в той части, в которой их права и законные интересы затрагиваются этим решением.

К их числу относятся лица, не признанные в установленном законом порядке участниками процесса, но исходя из своего фактического положения нуждающиеся в судебной защите (например, заявитель, которому отказано в возбуждении уголовного дела, залогодатель, лицо, на имущество которого наложен арест)», — пояснил пленум.

Сотрудники правоохранительных органов, в том числе дознаватели, следователи, сотрудники органов, исполняющих наказание, вправе обжаловать в кассационной инстанции частные определения судов, на основании которых в отношении них может быть возбуждено дисциплинарное производство за допущенные нарушения или применены иные меры, затрагивающие личные интересы этого лица. «В других случаях кассационные жалобы дознавателя, начальника органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, представителя учреждения или органа, исполняющего наказание, возвращаются без рассмотрения», — отметил пленум.

Кроме того, с ходатайством о проверке вступившего в силу решения суда вправе обратиться уполномоченный по правам человека в РФ.

СМС-извещения

Поскольку девять новых окружных кассационных судов и один кассационный военный суд будут расположены в Саратове, Москве, Санкт-Петербуге, Краснодаре, Пятигорске, Самаре, Челябинске, Кемерово и Владивостоке, кассационный военный суд — в Новосибирске, пленум ВС напомнил, что направлять извещение участникам процесса «допускается посредством СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации фактов отправки и доставки СМС-сообщения адресату».

Согласие на получение СМС-извещения должно подтверждаться распиской, в которой должны быть указаны данные об участнике судопроизводства и номер мобильного телефона для отправки СМС.

Вопрос 412. Недопустимость ухудшения положения осужденного при рассмотрении дела в кассационной инстанции. Отмена оправдательного приговора. Рассмотрение дела судом первой инстанции после отмены первоначального приговора

Вопрос 412. Недопустимость ухудшения положения осужденного при рассмотрении дела в кассационной инстанции. Отмена оправдательного приговора. Рассмотрение дела судом первой инстанции после отмены первоначального приговора.

Недопустимость ухудшения положения осужденного при рассмотрении дела в кассационной инстанции.

Кассационная инстанция вправе, не передавая дела на новое рассмотрение, внести необходимые изменения в приговор суда первой или апелляционной инстанции. Обстоятельства обвинения не могут быть изменены в худшую для осужденного сторону, даже если это сопровождается смягчением наказания.

Не вправе кассационная инстанция также внести изменения, уточняющие статью УК РФ, по которой осужден подсудимый (например, когда в приговоре не указаны часть или пункт статьи, по которой лицо осуждено).

В этих случаях приговор подлежит отмене, а дело направляется на новое судебное рассмотрение.

  • Изменением обвинения на более тяжкое считаются случаи, когда:
  • 1) применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание;
  • 2) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому действия, влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного.
  • Недопустимость усиления наказания в суде кассационной инстанции означает, что суд не вправе:
  • — увеличить размер назначенного приговором наказания, даже если оно назначено судом первой инстанции с нарушением уголовного закона;
  • — заменить избранный судом первой инстанции вид наказания более строгим;
  • — указать срок дополнительного наказания, если суд первой инстанции его не указал;
  • — заменить условное наказание, назначенное судом первой инстанции, наказанием, хотя бы и более мягким, но подлежащим отбытию реально;
  • — увеличить испытательный срок при условном осуждении;
  • — заменить принцип поглощения принципом сложения наказания, если это приводит к увеличению наказания, подлежащего отбытию по совокупности.

На основании имеющихся в деле и дополнительно представленных материалов могут быть установлены только факты и обстоятельства, исключающие, уменьшающие или смягчающие ответственность осужденного. При неправильном применении уголовного закона суд кассационной инстанции может внести необходимые изменения в приговор, если только при этом не ухудшается положение осужденного.

Отмена оправдательного приговора.

Отмена оправдательного приговора допускается не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя, а также по жалобе оправданного, не согласного с основаниями оправдания.

Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них (ч. 2 ст. 385 УПК).

  1. По представлению прокурора кассационная коллегия вправе отменить приговор в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания, назначенного судом первой инстанции, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости.
  2. Рассмотрение дела судом первой инстанции после отмены первоначального приговора.
  3. Передача дела на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции имеет место в случаях, когда при рассмотрении дела был нарушен уголовно-процессуальный закон.
  4. Уголовное дело направляется на новое судебное разбирательство (ст. 386 УПК):
  5. 1) другому судье суда апелляционной инстанции – в случаях отмены либо приговора, постановленного мировым судьей, и постановления суда апелляционной инстанции, либо приговора суда апелляционной инстанции;

2) в суд, постановивший приговор, но иным составом суда – в случае отмены приговора, за исключением случаев, указанных в пункте 1 части 1 ст. 386 УПК.

При отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы (ч. 2 ст. 386 УПК):

  • 1) о доказанности или недоказанности обвинения;
  • 2) о достоверности или недостоверности того или иного доказательства;
  • 3) о преимуществах одних доказательств перед другими;
  • 4) о мере наказания.

Приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей и противоречащий ему, подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В этом случае новое рассмотрение уголовного дела начинается с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей (ч. 3 ст. 386 УПК).

Отменяя приговор или иное судебное решение с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, суд второй инстанции вправе давать указания, обязательные при рассмотрении уголовного дела. Однако такого рода указания не должны предрешать вопросы, перечисленные выше.

При отмене приговора, противоречащего вердикту присяжных заседателей, кассационная инстанция передает уголовное дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Оно начинается с действий председательствующего, предусмотренных ст. 346 УПК, а затем продолжается в предусмотренном законом порядке (ст. 347-353 УПК).

Отказаться от ограничения права на кассацию

Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

8 июля в первом чтении принят проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», разработанный Верховным Судом РФ, которым предлагается внести изменения в ряд норм, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций. В частности, предусматривается установление двухмесячного срока на обжалование приговора в «сплошной» кассации. Заместитель председателя Конституционного Суда РФ в отставке Тамара Морщакова в интервью «АГ» высказала свою позицию относительно поправки об ограничении права на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца. Введение такого срока, по ее мнению, не только нарушает или затрудняет право на защиту, оно не согласуется с целями уголовного судопроизводства и противоречит общепризнанным принципам привлечения лица к уголовной ответственности.

– Федеральная палата адвокатов РФ отрицательно оценила проект изменений в УПК РФ, предусматривающий установление двухмесячного срока на обжалование приговора в «сплошной» кассации.

По мнению ФПА РФ, законопроект противоречит логике определения в уголовном процессе пресекательных сроков, ведет к нивелированию проведенной реформы кассационного производства, существенно ухудшая положение осужденного.

Тамара Георгиевна, высказана ли относительно проекта какая-то позиция со стороны Совета по правам человека?

– В начале февраля 2020 г. Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) направил документ, подписанный председателем СПЧ, на имя председателя Государственной Думы ФС РФ со своими возражениями против принятия этого законопроекта к рассмотрению в первом чтении в Государственной Думе.

Аргументы СПЧ демонстрировали нецелесообразность принятия такого законопроекта, неоправданность его никакими разумными целями, а также содержали критику в адрес доводов Верховного Суда РФ, приведенных в обоснование предлагаемых им изменений в пояснительной записке к проекту закона. Фактически аргументы Совета по правам человека, как ясно из состоявшейся уже позднее дискуссии, совпадают с мнением представителей адвокатского сообщества, и это понятно, поскольку их позиции исходят из общих принципиальных правовых оснований.

– Разделяете ли Вы позицию профессионального адвокатского сообщества и СПЧ относительно законопроекта, который получил с их стороны единодушно отрицательную оценку?

– Дело в том, что и профессиональное адвокатское сообщество, и СПЧ опровергают доводы Верховного Суда РФ, которыми мотивируется установление ограниченного срока на обжалование. Если исходить из явных и ожидаемых последствий, то он просто уменьшит число дел, рассматриваемых в девяти созданных в 2018 г.

федеральных кассационных судах – к ним поступают для разрешения жалобы со всей территории РФ. Другие обозначаемые цели, по мнению ФПА РФ и СПЧ, нельзя признать ни значимыми, ни объективно достигаемыми с помощью предлагаемого двухмесячного срока.

Хотя Верховный Суд РФ утверждает, что это поможет лучше и оперативнее организовать кассационное рассмотрение дела и обеспечить разумные сроки судебного разбирательства.

Конечно, участники процесса просто не успеют в срок обратиться с жалобой, и не будет, как сейчас, повторных заседаний кассационной инстанции по одному делу в случаях подачи жалобы осужденными и их представителями не одновременно. Эти доводы говорят сами за себя и справедливо отвергаются как не согласующиеся с правом на защиту от незаконного, необоснованного и несправедливого приговора.

Я хотела бы обратить внимание на особенность той дискуссии, которая сейчас ведется по поводу ограничения сроков обжалования. Верная критика проекта таких изменений в УПК РФ не включает, однако, в орбиту рассуждений всю конкретику принципиальных оснований.

Эти основания не позволяют установить двухмесячный срок на обжалование вступившего в законную силу и уже обращенного к исполнению приговора, в частности, и в «сплошной» кассации, по правилам которой жалоба всегда влечет ее рассмотрение в судебном заседании.

Читайте также:  Порядок участия публично-правовых образований в отношениях, регулируемых гражданским правом

Безусловно, я присоединяюсь к утверждению, что предлагаемая новелла не может не препятствовать реализации права на защиту. Пленум ВС РФ (в постановлении от 25 июня 2019 г.

) утверждает, и ФПА РФ настаивает на том, что неисправленная судебная ошибка по уголовному делу не позволяет считать завершивший рассмотрение дела приговор актом справедливого правосудия. Эта правовая позиция была сформулирована не в 2019 г., а в 1996 г. Конституционным Судом РФ.

С тех пор она многократно звучала в судебных документах, став уже практически аксиомой. Верховный Суд РФ, декларируя присоединение к данной позиции и одновременно предлагая введение срока на кассационное обжалование, фактически ей не следует.

– Тамара Георгиевна, как Вы оцениваете существо и значение предложения Верховного Суда РФ об ограничении кассационного обжалования приговоров сроком до двух месяцев?

– Во-первых, необходимо отметить, что введение такого срока не только нарушает или затрудняет право на защиту, оно противоречит многим принципиальным положениям, действующим в процедурах привлечения лица к уголовной ответственности.

Прежде всего, это не соответствует целям уголовного судопроизводства, к которым относится вовсе не только осуждение виновного, но и защита от осуждения лица, виновность которого не может быть признана законным образом установленной.

Поэтому логично отсутствие срока для обращения в кассацию, где основанием жалобы являются такие существенные нарушения, которые повлияли на исход дела, тем более что осужденный уже отбывает наказание и обжалует он обвинительный приговор, т.е. спорит с обвинением.

Два месяца на обжалование не могут удручать сторону обвинения, потому что ей доступны все материалы дела, полученные в ходе расследования и судебных разбирательств, и не нужно дополнительно их изучать.

В то время как лицо осужденное, тем более когда оно уже находится не на свободе, нуждается здесь в гораздо большей поддержке.

Ограничение же срока обжалования, напротив, еще более ущемляет его процессуальное равенство в противостоянии с обвинением.

Равноправие сторон в хронологии развития видов пересмотра вступивших в силу приговоров от стадии к стадии все менее обеспечено. И это серьезно усиливается введением срока на обжалование для первой «сплошной» кассации.

Обвинение всегда лучше подготовлено к кассации, настаивает ли оно на законности приговора или требует возможного ухудшения положения осужденного, потому что оно из этой же позиции исходило в нижестоящих судах. Тогда как осужденный, естественно, обжалует приговор с противоположной позиции – с точки зрения его правовой неосновательности.

И для своей защиты от продолжающегося публичного обвинения, которое выдвигалось в предыдущих судебных инстанциях, осужденное лицо и его адвокат не имеют возможности должным образом подготовиться.

Введение срока на обжалование в процедуре «сплошной» кассации усиливает процессуальное неравноправие сторон обвинения и защиты.

С точки зрения объективных причин защите гораздо труднее не пропустить срок на обжалование, что приведет к дискриминации в доступе к использованию «сплошной» кассации для отстаивания интересов осужденного.

Это звучит диссонансом в сравнении с легитимной ситуацией действия в уголовном процессе правила благоприятствования защите, включая режимы проведения заседаний и запрет поворота к худшему в вышестоящих судах при проверке вступивших в законную силу приговоров.

Благоприятствование защите, поддерживающее презумпцию невиновности, всегда служило в уголовном процессе при публичном государственном обвинении компенсацией объективного неравноправия сторон, предоставляло защите некоторые более удобные временные позиции для формулирования и предъявления аргументов против обвинения. Теперь это применительно к «сплошной» кассации исчезает.

Предложенные новации ухудшают процессуальное положение осужденного.

Так, многие из них, не сумев воспользоваться более полной процедурой «сплошной» кассации, где по каждой жалобе начинается судебное разбирательство и поэтому существует большая вероятность устранения судебной ошибки, будут вынуждены обращаться в судебные коллегии и Президиум Верховного Суда РФ.

Там кассационный и надзорный пересмотр судебных актов начинается только, условно выражаясь, с разрешения судьи, который первоначально изучает кассационную или надзорную жалобу.

Это существенно сужает новые возможности защиты в «сплошной» кассации, которая именно потому может признаваться эффективным средством правовой защиты (с точки зрения европейских стандартов согласно ст. 13 Европейской Конвенции по правам человека), что доступ к ней реально обеспечен. Из-за предложенных сроков на обращение возможность доступа к «сплошной» кассации для многих осужденных к лишению свободы будет утрачена. И для них по-прежнему остаются только неэффективные средства обжалования.

Создается странное положение, которое нельзя ничем оправдать: на фоне официально подтверждаемой в нашем уголовном судопроизводстве, до сих пор так и не разорванной «связки между правоохранительными органами и судом», ведущей к обвинительному уклону, этот уклон консервируется, потому что становится меньше возможностей защищаться против него в кассационных судах. Раньше можно было возражать против него в кассации без ограничения срока, а теперь это должно быть вписано в рамки двух месяцев.

– Тамара Георгиевна, Верховный Суд РФ мотивирует такие изменения в УПК РФ обеспечением правовой определенности. Что это значит в данном случае по отношению к обвинительному приговору?

– Правовая определенность в последние годы у нас рассматривается как некий особый принцип. И на этом моменте следует сосредоточить, на мой взгляд, главный «удар критики», поскольку правовая определенность, которая заявляется и звучит как стандарт, признаваемый на международно-правовом уровне, обращена не к уголовным делам.

Апелляцию к правовой определенности для обоснования ограничения срока на обращение к кассации можно отвергнуть как с точки зрения логики статуса сторон защиты и обвинения в уголовном процессе, так и с позиции нормы международного акта – Европейской Конвенции по правам человека и Протокола № 7 к этой Конвенции.

Она предусматривает (в качестве исключения из запрета быть повторно судимым) необходимость пересмотра без ограничения срока окончательного судебного приговора, если в нем допущены нарушения закона, повлиявшие на исход дела.

Это положение Протокола № 7 часто связывают только с процедурами возобновления дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам, но это неверно. Текст Протокола содержит два вида оснований для пересмотра окончательных судебных решений по уголовным делам.

Этим как раз и подчеркиваются различия фундаментальных существенных нарушений и оснований пересмотра уголовных дел по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. Предусмотрены два случая – либо новые или вновь открывшиеся обстоятельства, либо фундаментальные существенные процессуальные нарушения, повлиявшие на исход дела.

Именно последнее основание у нас и было воспринято для формулировки мотивов кассационного обжалования окончательных, вступивших в законную силу приговоров. И это нельзя не принимать во внимание.

Я хочу остановиться на явно отрицательном значении использования теоретического тезиса (в законе он воплощен в конкретных институтах) об обеспечении правовой определенности.

Она, конечно, ориентирована, прежде всего, на процедуры, где участники спора в суде имеют объективно одинаковый статус, и не характеризует в такой же мере сферу публичного обвинения.

Необходим же ответ на вопрос: ради чего определенность? Во-первых, в уголовных делах такое требование противоречит тезису, который поддержал Верховный Суд РФ в позиции Конституционного Суда РФ, что ошибочный судебный приговор не может быть признан по своему существу актом справедливого правосудия и он должен быть исправлен. Этот подход в свете обоснования обсуждаемых изменений в УПК РФ уже совершенно меняется. Во-вторых, необходимо разобраться, в чем же сохраняется определенность, если судебная ошибка в обвинительном приговоре не устранена? В чем сохраняется та правовая определенность, которая может быть признана принципиальным для уголовного процесса требованием? В том, чтобы лицо, ошибочно осужденное, продолжало отбывать наказание и отбыло его до конца? Ясно, что такая правовая определенность не соответствовала бы никаким международным стандартам.

Классическое понимание правового смысла определенности и ее границ для уголовных дел заключается в запрете быть повторно судимым, недопустимости поворота к худшему и признании права осужденного даже после отбытия наказания, если будет доказано, что была совершена судебная ошибка, на реабилитацию и компенсацию причиненного осуждением ущерба. Значит, правовая определенность здесь провозглашается для потерпевшего? Но это неправильное понимание способов защиты прав потерпевшего, потому что его права в уголовном процессе должны обеспечиваться публичной властью, государством – не только в ходе судебных процедур, но если не удалось найти виновное лицо, то и путем компенсации, что вытекает из конституционных норм. Не может же ВС РФ считать допустимым отступить от этих положений в случае ошибочных приговоров, провозгласив защищаемой ценностью правовую определенность только потому, что в течение двух месяцев осужденное лицо не успело оформить свои претензии к судебному акту.

Предложение Верховного Суда РФ ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока обжалования перед судом, вынесшим приговор, тем более что его решение по вопросу о пропуске срока не может быть даже оспорено, ничего уже не меняет.

Потому что остальные проверочные стадии – вторая кассация и надзор – «оснащены фильтрами», они могут не пропускать жалобы, даже и вполне основательные. Такая практика, когда жалобы отвергаются в течение многих лет, отмечена в письме СПЧ в Государственную Думу.

В нем приведен целый ряд примеров, свидетельствующих о том, что судебные ошибки исправляются через десятки лет.

Введение ограниченного срока на кассационное обжалование, как и надежды на то, что далее выборочная проверка по кассационным жалобам будет эффективно корректировать результаты отказа в рассмотрении из-за пропуска срока, не приблизят к тому, чтобы исправление существенных нарушений, повлиявших на исход уголовного дела, было, как правило, возможным. Предпочтение правовой определенности вопреки интересам незаконно осужденного не отвечает целям и нравственным ценностям уголовного судопроизводства.

– По Вашему мнению, как можно исправить законопроект ко второму чтению?

– От предлагаемого изменения в УПК РФ, ограничивающего право на обжалование приговора в «сплошной» кассации, необходимо отказаться.

В законопроекте ВС РФ есть и некоторые другие предложения, например, налагающие дополнительные обязанности на суд, который оглашает окончательное судебное решение, разъяснить в его письменном тексте порядок обжалования.

Допустим, и разъяснение особенностей «сплошной» и «выборочной» кассации было бы вполне уместно.

Беседовала Анна Стороженко, корреспондент пресс-службы ФПА РФ

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector