Могут ли улучшить положение подсудимого при подаче апелляционной жалобы?

Могут ли улучшить положение подсудимого при подаче апелляционной жалобы?

В России изменится порядок рассмотрения апелляционных жалоб осуждённых, взятых под стражу при постановлении обвинительного приговора. Рано или поздно.

Действующий в стране порядок приводит к лишению права на безотлагательную проверку вышестоящим судом правомерности их ареста и права на освобождение

Конституционный Суд рассмотрел ряд обращений адвоката Владислава Филатьева, который известен тем, что вместе со своим коллегой, адвокатом Михаилом Уваровым, ранее одержал победу над Председателем Следственного комитета России (об этом 17 августа 2016 года на сайте Федеральной палаты адвокатов была опубликована статья «Дополнительная защита от произвола» о том, что по иску адвокатов Верховный Суд признал незаконным приказ Бастрыкина А.И. об организации процессуального контроля за расследованием в стране уголовных дел), а в 2013 году добился внесения ряда изменений в Правила дорожного движения Российской Федерации.

Приговором Ленинградского районного суда г. Калининграда от 18 июля 2017 года Евгений Синюшкин был признан виновным в совершении преступления, и ему назначено наказание в виде лишения свободы. До вступления приговора в законную силу судом была изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на содержание под стражей, что было исполнено в зале суда.

Адвокат Адвокатского бюро № 1 г. Калининграда Владислав Филатьев, защищавший обвиняемого, подал апелляционную жалобу, в которой оспаривал изменение меры пресечения своему подзащитному.

Однако суд апелляционной инстанции постановил прекратить производство по жалобе и возвратил поступившие материалы в районный суд, так как пришёл к выводу, что законом не предусмотрено обжалование состоявшегося по уголовному делу итогового судебного решения – приговора одними и теми же лицами по частям в разное время.

Спустя три месяца, после поступления уголовного дела в Калининградский областной суд вместе со всеми апелляционными жалобами, адвокат ходатайствовал о рассмотрении его жалобы на изменение судом меры пресечения отдельно от других апелляционных жалоб в безотлагательном порядке.

Но в удовлетворении и этой просьбы судебная коллегия областного суда защитнику отказала, разъяснив, что мера пресечения осуждённому действует до завершения рассмотрения дела в апелляционной инстанции.

Защитник подал кассационную жалобу, в которой утверждал, что уголовно-процессуальный закон не содержит препятствий к рассмотрению апелляционной жалобы стороны защиты на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в безотлагательном порядке отдельно от других апелляционных жалоб и представлений.

В конце сентября судья кассационной инстанции Калининградского областного суда отказал в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании, согласившись с выводами нижестоящего суда. С этими решениями в ноябре согласился и судья Верховного Суда Российской Федерации.

Поскольку изменить обнаружившуюся неопределённость в правовом регулировании вопроса безотлагательной проверки правомерности заключения подсудимого под стражу при постановлении приговора и разрешить проблему по существу было возможно лишь с использованием необходимых форм конституционно-судебного реагирования, адвокат Филатьев В.А. принял решение обратиться в Конституционный Суд.

В первом обращении заявитель оспаривал конституционность частей 10 и 11 статьи 108, частей 2 и 3 статьи 389.2, частей 1 и 4 статьи 389.11, части 1 статьи 389.36 и части 3 статьи 390 УПК РФ, которые, по его мнению, препятствовали отдельному рассмотрению жалобы на арест Евгения Синюшкина в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

Своим определением от 23 ноября 2017 года Конституционный Суд дал разъяснение о том, что закон не запрещает на данном этапе уголовного судопроизводства разрешать вопрос об отмене или изменении меры пресечения путём заявления стороной защиты соответствующего ходатайства непосредственно в суд апелляционной инстанции, который обязан разрешить этот вопрос в порядке, предусмотренном статьёй 108 УПК РФ.

Во втором обращении, поданном в интересах осуждённого Синюшкина Е.А., адвокат Владислав Филатьев оспорил конституционность частей 1, 2 статьи 389.4 и части 2 статьи 389.8 УПК РФ.

Защитник в жалобе указал, что эти положения в силу своей неопределённости и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, препятствуют рассмотрению судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы осуждённого или его защитника на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ранее 10 суток со дня постановления приговора, отдельно от других жалоб осуждённого или его защитника, не связанных с вопросом заключения под стражу, а также отдельно от апелляционных жалоб, представлений и возражений на них иных лиц.

По мнению адвоката, в сложившихся условиях исключается возможность реализации осуждённым права на судебное разбирательство без неоправданной задержки и соблюдение трёхсуточного срока пересмотра судом апелляционной инстанции решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Кроме того, осуждённый произвольно лишается предусмотренного статьёй 9 (пункт 4) Международного пакта о гражданских и политических правах и статьёй 5 (пункт 4) Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на безотлагательную проверку вышестоящим судом правомерности заключения его под стражу и права на освобождение, если заключение под стражу будет признано этим судом незаконным или необоснованным.

Поднятый адвокатом Филатьевым В.А. вопрос оказался не таким простым, каким мог показаться на первый взгляд. В процессе подготовки обращений ему пришлось дополнительно изучить научную юридическую литературу, ознакомиться с правовыми позициями Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека, обобщить российскую и зарубежную судебную практику.

В пятницу, 16 февраля 2018 года, Конституционный Суд на своём официальном сайте опубликовал долгожданное определение от 25 января 2018 года по жалобе заявителя.

Как следует из содержания принятого решения, Конституционный Суд согласился с утверждениями адвоката Филатьева В.А.

о том, что приговоры судов первой инстанции в части решения об избрании осуждённому меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть обжалованы отдельно от приговоров по существу.

При этом Конституционный Суд отметил, что оспариваемые заявителем законоположения его конституционные права не нарушают, поскольку части 1, 2 статьи 389.4 и часть 2 статьи 389.8 УПК РФ устанавливают общие сроки апелляционного обжалования приговоров или иных судебных решений и последствия подачи апелляционных жалоб.

Следовательно, суд апелляционной инстанции, отказавшийся рассматривать апелляционную жалобу на арест Евгения Синюшкина в безотлагательном порядке, как и все вышестоящие судебные инстанции, ошибочно руководствовались нормами уголовно-процессуального закона, не подлежавшими применению в данном случае.

В связи с этим возникает вопрос.

Правильно ли считать, что, исходя из правовой позиции Конституционного Суда, возникает вопрос,  в отношении решения суда первой инстанции об избрании подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу, которое в силу пункта 10 части 1 статьи 308 УПК РФ включается в резолютивную часть обвинительного приговора, в целях безотлагательной проверки законности решения о мере пресечения в порядке процессуальной аналогии подлежат применению специальные нормы, определяющие сокращённые сроки подачи и рассмотрения жалоб на такие решения вышестоящим судом, а именно — положения части 11 статьи 108 УПК РФ, согласно которым решение суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения, при этом суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе не позднее чем через 3 суток со дня её поступления?

Адвокат Филатьев В.А.

 в целом положительно отозвался о принятом Конституционным Судом решении, назвав его «глотком свежего воздуха», и высказал уверенность в том, что в России в скором времени появится механизм судебного контроля за законностью и обоснованностью избрания осуждённому меры пресечения до вступления обвинительного приговора в законную силу, который будет способствовать не только укреплению гарантий реализации прав и свобод лица, взятого под стражу, но и благотворно отразится на своевременности исправления судебных ошибок и на результатах защиты по уголовному делу. Но для появления этого механизма необходимо ещё будет провести большую работу.

Отвечая на наши вопросы, адвокат Владислав Филатьев также пояснил:

«Практикующие адвокаты нередко сталкиваются с тем, что рассмотрение апелляционных жалоб и представлений на приговор затягивается. Это объясняется обстоятельствами, связанными с процедурой обжалования и отсутствием в законе регламентации сроков направления уголовного дела с принесёнными жалобами, представлениями и возражениями на них в суд апелляционной инстанции.

  • В этот период времени осуждённый, ранее находившийся на свободе и в отношении которого приговор ещё не вступил в силу, вынужден ожидать своей участи в условиях строгой изоляции, причём срок его нахождения в следственном изоляторе носит неопределённый характер.
  • Взятие под стражу подсудимого, в частности отрицавшего свою вину в преступлении, при оглашении приговора осуществляется, как правило, в отсутствие к тому фактических и правовых оснований и лишь в связи с тем, что ему назначается реальное наказание в виде лишения свободы.
  • Являясь, по сути, пережитком советского прошлого, наследием не изжитых из сознания судей обвинительных стереотипов, подобное заключение под стражу прочно обосновалось в российской судебной практике.
  • На мой взгляд, в таких случаях судами нарушается принцип презумпции невиновности, поскольку в отсутствие вступившего в законную силу приговора заключение под стражу производится не для того, чтобы обеспечить завершение процедуры рассмотрения дела в разумные сроки, а исключительно в целях исполнения наказания.
Читайте также:  Путин дал новые поручения по выплатам для пенсионеров, военнослужащих и семей с детьми

При этом важно понимать, что подсудимому, который не причастен к совершению преступления, чрезвычайно трудно защищаться. После вынесения судом обвинительного приговора справиться с этой задачей ему сложнее. Однако, несмотря на пребывание в крайне подавленном состоянии, надежда на правосудие остаётся.

  1. Усугубить положение того, кто рассчитывал на оправдание, и заключить его под стражу – иногда значит лишить последней надежды, что само по себе не имеет ничего общего со справедливостью.
  2. Поэтому я убеждён, что арестовывать после оглашения приговора – неправильная, постыдная традиция, от которой необходимо избавляться.
  3. Если заключение под стражу произошло, осуждённый во всяком случае должен располагать возможностью безотлагательной проверки правомерности такого решения вышестоящим судом и иметь право на освобождение».

— Недавно суд признал бывшего министра экономического развития России Алексея Улюкаева виновным в получении взятки в размере двух миллионов долларов от главы «Роснефти» Игоря Сечина и приговорил его к восьми годам лишения свободы. После оглашения приговора конвоиры взяли его под стражу — надели наручники и завели в клетку. Вы считаете, что суд арестовал Улюкаева незаконно?

«С моей точки зрения, убедительных оснований для избрания в отношении бывшего министра заключения под стражу не имелось. Мне совершенно непонятно, каким образом Улюкаев в случае дальнейшего пребывания под домашним арестом мог воспрепятствовать апелляционному рассмотрению своего дела в Московском городском суде.

Проблема же заключалась в том, что ни Улюкаев, ни кто-либо иной, попавший в аналогичную ситуацию, не имели возможности своевременного пересмотра приговора в части избрания меры пресечения. Сложившаяся в стране практика применения закона не позволяла этого сделать.

— Как Вы считаете, когда в России «заработает» механизм отдельного от приговора обжалования заключения под стражу?

Можно сказать, что на основании принятых Конституционным Судом Российской Федерации решений положение уже изменилось, а сформулированная им правовая позиция, очень надеюсь, будет воспринята в практике судов общей юрисдикции.

Отдельно хочу отметить, что в Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека мной были представлены соответствующие документы, на основании которых возможно принятие конкретных срочных мер, направленных на совершенствование процессуального законодательства в вопросах применения мер пресечения.

Насколько мне известно, 26 февраля 2018 года по инициативе СПЧ проводится специальное заседание по теме «Обеспечение прав человека при совершенствовании процессуального законодательства». К участию в специальном заседании приглашены представители Верховного Суда России, Минюста России, профильных комитетов Федерального Собрания, адвокатского сообщества, эксперты правозащитных организаций.

В связи с этим по итогам специального заседания будут приняты Рекомендации Совета, учитывающие правовые позиции, высказанные Конституционным Судом по моим жалобам, и законодателю может быть предложено внести в Уголовно-процессуальный кодекс необходимые изменения юридико-технического характера, устраняющие неопределённость в вопросе возможности обжалования ареста отдельно от приговора по существу, обусловленную неудачным конструированием буквального содержания нормативных предписаний. Но это лишь мои надежды, которые, к сожалению, вряд ли оправдаются.

Учитывая, что Конституционный Суд в своём Определении от 25 января 2018 года прямо не указал на необходимость применения иных правовых норм в порядке процессуальной аналогии, в частности положений части 11 статьи 108 УПК РФ, вероятнее всего — потребуется очередное обращение в Суд именно по этому поводу.

Ухудшение положения осужденного

Ухудшение ограничено сроком в один год

Url

Дополнительная информация:

  • 401.6 УПК  кассация в сторону ухудшения, только в течение 1 года
  • Сроки обжалования
  • Сроки обжалования в кассации, ухудшение только в срок 1 год (401.6 УПК)

По истечении 1 года ни прокурор, ни потерпевший не имеют права обратиться с кассационной жалобой чтобы потребовать ужесточения приговора (401.6 УПК). (Подробнее здесь: Сроки обжалования в кассации).

Url

Дополнительная информация:

— п.6 Пленума № 19  поворот к худшему в кассации в течение 1 года

— этот срок не подлежит восстановлению, п.6 Пленума № 19 запрещает это категорически, вне зависимости от уважительности причины пропуска.

Url

Дополнительная информация:

п.3 ч.1 401.5 УПК  пропущен 1 год  для поворота к худшему

— в случае подачи такой просроченной жалобы — суд возвращает ее без рассмотрения (п.3 ч.1 401.5 УПК).

— то есть, после истечения 1 года кассация не вправе даже приступать к изучению / рассмотрению жалобы (в которой заявлены требования об ухудшении приговора). Такая просроченная жалоба «отсеивается» еще на стадии технической проверки.

Только по жалобе потерпевшего (прокурора)

Url

Дополнительная информация:

— п.20 Пленума № 19  при ухудшении  суд ограничен жалобой потерпевшего

Кассация может изменять приговор в сторону ухудшения, только если об это просят прокурор или потерпевший (п.20 Пленума № 19).

Url

Дополнительная информация:

Потерпевшие могут подавать жалобы в интересах осужденного

— примечательно, что потерпевшие могут подавать жалобу с просьбой о смягчении приговора (а не  только в сторону ужесточения). Подробнее об этом здесь: Потерпевшие могут подавать жалобы в интересах осужденного.

— по своей инициативе суд ужесточить приговор не может, но может выйти за рамки жалобы и улучшить положение осужденного по своей инициативе (п.19 Пленума № 19).

— если кассационную жалобу подал только осужденный, то результатом не может быть какое-либо ухудшение его положения.

Только в рамках жалобы

— если потерпевший (прокурор) просят ужесточить приговор, то суд может сделать это только по тем правовым основаниям, которые содержаться в жалобе. Суд не имеет права сам искать иные поводы и «зацепки» для изменения приговора (п.20 Пленума № 19).

— если потерпевший (прокурор), что-то упустили в жалобе, то суд не вправе сам расширять пределы исследования дела (влекущих ухудшение).

Url

Дополнительная информация:

— ч.1 401.16 УПК  суд не связан рамками жалобы

— примечание, в данном случае не действует общее правило кассации, заключающееся в том, что кассационный суд — не связан рамками жалобы и может проверить все дело независимо от ее доводов (ч.1 401.16 УПК). Но для ухудшения приговора, это общее правило не действует.

В п.20 Пленума № 19 содержатся важные указания:

а) кассация не может ухудшить приговор, если мы посмотрим статью 401.16 УПК — то увидим, что там  предусмотрена возможность улучшения (ч.3 401.16 УПК), но вот возможность ухудшения там не предусмотрена.

б) на самом деле, кассация может ухудшить приговор, но только по инициативе потерпевшего/прокурора (п.20 Пленума № 19).

То есть:

— кассация может по свой инициативе найти основания для смягчения приговора, даже если в кассационной жалобе таких доводов нет. Это нередко встречается в практике — осужденный приводит в жалобе одни доводы, а кассация эти доводы отвергает, но изменяет приговор совсем по другим основаниям.

Url

Дополнительная информация:

п.3 ч.1 401.14 УПК  передача дела прокурору

  1. — если же кассация усматривает основания для ухудшения (а потерпевший/прокурор такие доводы не привели) — то кассация может только вернуть дело прокурору.
  2. ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ

Url

Дополнительная информация:

  • 401.6 УПК  если были нарушения искажающие суть правосудия
  • — п.20 Пленума № 19  нарушения искажающие суть правосудия
  • Одно из условий отмены
  • Искажение сути правосудия, условие для отмены приговора

Смотрим 401.

6 УПК, и видим в нем дополнительное условие — даже если 1 год еще не истек, обжалование в сторону ухудшения возможно только если в дел усматриваются нарушения закона, искажающие суть правосудия.

Это например: незаконный состав суда, нарушение тайны совещательной комнаты и пр. (подробнее об этом можно прочитать здесь: Искажение сути правосудия, условие для отмены приговора).

Жалоба от соучастника

— если один из соучастников подал кассационную жалобу, то может ли она затронуть других соучастников, в т.ч. ухудшить их положение ?

— нет, кассационная жалоба не может причинить вред  другим осужденным.

Url

Дополнительная информация:

— ч.5 401.16 УПК  по жалобе 1-го осужденного нельзя ухудшить по другим

— такое ухудшение запрещено нормой  ч.5 401.16 УПК  «суд не вправе отменить приговор в отношении лиц, в отношении которых жалоба не принесена, если отмена приговора ухудшает его положение».

Url

Дополнительная информация:

— п.18 Пленума № 19жалоба от иного осужденного не может ухудшить

— дополнительно об этом запрете сказано в п.18 Пленума № 19, судья вправе выйти за пределы жалобы и передать ее на рассмотрение только относительно лица, в отношении которого ставится вопрос о пересмотре (если речь идет об ухудшении положения).

Читайте также:  Можно ли выписать из квартиры человека участвовавшего в приватизации без его согласия?

Примечание: тут, правда есть нюанс. Хотя кассационный суд не может сам ухудшить положение — но он это может сделать не сам. Просто сбросить дело вниз, на новое рассмотрение (п.3 ч.1 401.14 УПК). А там уже нижестоящий суд вправе ужесточить приговор.

Url

Дополнительная информация:

— ч.2 401.16 УПК  суд праве проверить дело по всем, кто бы не подал жалобу

  1.  — п.18 Пленума № 19суд праве проверить дело по всем — кто бы не подал жалобу
  2. Жалоба соучастника может улучшить положение
  3. Соучастники могут обжаловать приговор, улучшая положение осужденного

Примечательно, что один из соучастников своей жалобой может улучшить положение иного осужденного. Об этом можно прочитать здесь: Соучастники могут обжаловать приговор, улучшая положение осужденного.

КС: Апелляция не вправе ухудшать положение осужденного без инициативы стороны обвинения | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Конституционный Суд вынес Определение № 3271-О, которым отказал в рассмотрении в заседании запроса Воронежского областного суда о проверке конституционности ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ, предусматривающей, что обвинительный приговор, определение и постановление первой инстанции могут быть изменены апелляционным судом в сторону ухудшения положения осужденного лишь по инициативе стороны обвинения.

Апелляция по своей инициативе ухудшила положение подсудимого

В октябре 2018 г. Семилукский районный суд Воронежской области осудил гражданина Х. по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ. Мужчина был приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком полтора года и на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ освобожден от наказания вследствие акта об амнистии.

Защитник обжаловал приговор в апелляционном порядке. Установив, что потерпевшему был причинен реальный материальный ущерб, судья Воронежского областного суда пришел к выводу, что существуют основания для квалификации содеянного как более тяжкого преступления. На этом основании он отменил приговор и вернул дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В кассационную инстанцию обратился не только адвокат, но и заместитель прокурора Воронежской области. Последний настаивал на том, что апелляция, вопреки п. 16 и 17 Постановления Пленума ВС от 27 ноября 2012 г.

№ 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», приняла решение, ухудшающее положение осужденного, хотя ни прокурор, ни потерпевший об этом не просили.

Президиум Воронежского областного суда в ходе рассмотрения жалобы и представления усомнился в конституционности ч. 1 ст. 389.

24 УПК как препятствующей суду апелляционной инстанции, усмотревшему основания для изменения квалификации содеянного в неблагоприятную для осужденного сторону, отменить приговор и возвратить дело прокурору при отсутствии представления прокурора или жалобы потерпевшего. В июне 2019 г. кассация приостановила производство и направила запрос в Конституционный Суд РФ.

КС защитил права подсудимых

Воронежский областной суд просил признать ч. 1 ст. 389.24 УПК противоречащей Конституции в той мере, в какой она не допускает принятия судом апелляционной инстанции по собственной инициативе решения о возвращении уголовного дела прокурору в связи с наличием оснований для предъявления более тяжкого обвинения.

КС напомнил, что уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие возвращение уголовного дела прокурору со стадии рассмотрения его в суде первой инстанции, включая вопрос о повороте обвинения к худшему, уже были предметом оценки Конституционного Суда.

Так, в Постановлении от 2 июля 2013 г. № 16-П, в частности, указано, что судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению, а изменение обвинения в судебном разбирательстве в сторону ухудшения не допускается.

Если суд обнаружит процессуальное нарушение, препятствующее рассмотрению дела, в том числе ввиду несоответствия квалификации преступления обстоятельствам, указанным в обвинительном заключении, то ограничение права суда на выбор нормы уголовного закона, подлежащей применению, или на возвращение дела прокурору ставит предстоящее решение суда в зависимость от решения, обоснованность которого как раз и составляет предмет судебной проверки и которое принимается органами уголовного преследования. Тогда Суд пришел к выводу, что такое ограничение является неправомерным вмешательством в осуществление судебной власти. КС напомнил, что именно во исполнение данного акта в ст. 237 УПК появился п. 6, согласно которому суд первой инстанции вправе вернуть дело прокурору по ходатайству стороны или по собственной инициативе в случае выявления обстоятельств, которые указывают на наличие оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.

В то же время уголовно-процессуальное законодательство предполагает недопустимость изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение осужденного, при апелляционном рассмотрении иначе как посредством отмены апелляционной инстанцией приговора и направления дела прокурору, напомнил КС. Это правило относится и к случаям, когда фактические обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для квалификации содеянного как более тяжкого преступления.

По мнению Суда, пределы полномочий апелляционной инстанции по принятию решений, влекущих возможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение осужденного, предопределены тем, что апелляционное рассмотрение дела возможно только по инициативе одной из сторон.

В системной связи с таким порядком находится правило о недопустимости поворота к худшему.

В определении подчеркивается, что такой запрет применительно к этой стадии означает невозможность изменения или отмены приговора непосредственно решением апелляционной инстанции по неблагоприятным для подсудимого основаниям по его жалобе или жалобе, поданной в его интересах.

Указанное регулирование, отраженное в оспариваемой норме, по мнению КС, обусловлено необходимостью обеспечить права на судебную защиту, на обжалование в суд решений государственных органов и на пересмотр приговора вышестоящим судом надлежащими гарантиями их беспрепятственного осуществления в условиях реальной свободы обжалования. «Эта свобода, помимо прочего, предполагает отсутствие у стороны защиты причин опасаться того, что инициированная ею процедура апелляционного производства тем или иным образом приведет к принятию судебного акта, ухудшающего положение подсудимого по сравнению с обжалуемым актом», – подчеркнул Суд.

КС полагает, что наличие подобных опасений значимым образом осложняло бы принятие стороной защиты решения об обжаловании не вступившего в законную силу приговора, вызывая своего рода «охлаждающий эффект» (chilling effect) в стремлении реализовать данное право либо даже вынуждая отказаться от его реализации.

Суд исходил из того, что риск возможного изменения положения подсудимого в неблагоприятную для него сторону после проверки приговора, проведенной по его же жалобе, мог бы стать фактором, препятствующим реализации им конституционного права на обжалование приговора и рассмотрение его дела как минимум двумя судебными инстанциями.

В определении подчеркивается, что запрет на поворот к худшему по инициативе апелляционной инстанции должен соблюдаться и в случае отмены апелляционной инстанцией приговора с возвращением уголовного дела прокурору в связи с установлением оснований для квалификации содеянного как более тяжкого преступления, несмотря на то что в этом случае такой запрет прямо не указан в УПК.

Суд напомнил, что ранее он в своих актах уже говорил в том, что апелляционная инстанция вправе отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, если имеется представление прокурора или жалоба потерпевшего на приговор, которыми инициирован апелляционный пересмотр дела и в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства или об ужесточении наказания осужденному, а значит, об ухудшении его положения. Аналогичную позицию занял и Пленум ВС в п. 16 Постановления от 27 ноября 2012 г. № 26. «Часть первая статьи 389.24 УПК не может расцениваться как допускающая принятие судом апелляционной инстанции по собственной инициативе решения об отмене не оспоренного прокурором, потерпевшим или другими участниками судопроизводства, представляющими сторону обвинения, приговора суда первой инстанции и о возвращении уголовного дела прокурору по мотиву необходимости предъявить подсудимому более тяжкое обвинение», – подытожил Суд.

Противоположное толкование означало бы существенное ограничение процессуальных гарантий права на судебную защиту и обжалование в суд решений любых государственных органов, включая судебные, а также права каждого осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, указал КС.

Екатерина Коробка. Адвокатская газета

Три правила, чтобы суд принял дополнения к жалобе

Компания хочет подать в апелляцию или кассацию дополнительное обоснование позиции, которое поможет отменить решение суда. Как приобщать дополнения, непонятно, ведь АПК не устанавливает специальных правил для этого. В такой ситуации необходимо ориентироваться на мнение судов. В статье — три правила из практики, придерживайтесь их, чтобы суд принял дополнительные доводы.

Подавайте дополнения вовремя

Иногда после подачи жалобы в суд апелляционной или кассационной инстанции возникает необходимость представить дополнительные доводы в пользу отмены или изменения обжалуемого решения. Это актуально в ситуациях подачи коротких жалоб без обоснования, например, когда еще отсутствует мотивировочная часть либо когда заявитель не получал судебных извещений и не знаком с материалами дела.

Читайте также:  С 1 января 2022 года значительно подорожают справки для водительских удостоверений

Чтобы принять дополнения к жалобе, суд выяснит срок, когда компания их представила. АПК не устанавливает конкретный промежуток времени, в который нужно подать дополнения. Суды придерживаются правил, которые установлены для подачи апелляционных и кассационных жалоб.

Апелляционную жалобу подают в течение месяца после того, как арбитражный суд первой инстанции принял обжалуемое решение. Время, чтобы подать кассационную жалобу, — два месяца. Этот срок начинает течь со дня, когда обжалуемый судебный акт вступил в силу.

Компания могла пропустить сроки на подачу дополнений. В таком случае следует подготовиться к тому, чтобы обосновать причины, по которым представление дополнительных доводов в срок оказалось невозможным.

Заявителю, который пропустил срок без уважительной причины, суд может отказать в том, чтобы принять дополнения к жалобе. Пример: таможня подала ходатайство в суд кассационной инстанции о приобщении дополнений. Суд отказал, ведь заявитель пропустил срок: нижестоящая инстанция вынесла решение 17 января, а ходатайство таможня заявила лишь в апреле.

Суд также отметил, что госорган фактически заявил дополнительную жалобу с новыми доводами, пропустил момент ее подачи, но не обосновал уважительными причинами пропуск данного срока.

Дополнительным основанием для отказа будет тот факт, что заявитель представил дополнения непосредственно перед заседанием. Например, в одном деле общество хотело оспорить решение суда и подало дополнительные материалы к жалобе. Суд все равно отказал компании.

Во-первых, общество подало новые доказательства и привело аргументы, которых раньше не было, а так делать нельзя. Во-вторых, компания подала ходатайство приобщить к делу дополнения за 15 минут до заседания, поэтому суд не принял новые доводы.

Суды не всегда отказываются принимать дополнения, которые заявители подают за пределами периодов на обжалование. Например, суды склонны принимать дополнения, если у них возникают сомнения в позиции, в таком случае заседание откладывается или объявляется перерыв. Время между заседаниями судьям необходимо для того, что отдельно изучить новые представленные аргументы.

Апелляционные и кассационные суды редко разъясняют причины, по которым удовлетворяют ходатайства о приобщении дополнений. Из-за этого в судебной практике все же преобладают выводы о том, что недопустимо приобщать дополнения, которые заявитель представил позже установленных промежутков времени.

Встречаются и противоположные позиции, когда судьи принимали дополнительные доводы за пределами сроков, но при этом не мотивировали свои решения. Например, ВАС принял дополнительные доводы стороны, но даже не высказался по поводу того, что заявитель подал их с опозданием. Это говорит о том, что законно подавать дополнения, даже если заявитель упустил сроки.

Направляйте дополнения другой стороне спора

Компании, которые представляют в суд дополнительные доводы к жалобам, обязаны показать их всем участникам дела. То есть необходимо направить дополнения другим участникам, в том числе второй стороне спора, чтобы она успела подготовить аргументы в защиту.

Рискованно не направлять дополнительные доводы оппонентам в споре, поскольку суды считают, что в таком случае компания нарушает процессуальный порядок, и отказываются принимать дополнения.

Пример: компания обратилась в суд, чтобы взыскать с ответчика упущенную выгоду, и проиграла. При повторном рассмотрении дела она подала в суд дополнения к жалобе, но он их не принял.

Причина отказа — компания не направила их ответчику, тем самым нарушила принципы состязательности арбитражного процесса.

Когда станете направлять дополнительные доводы второй стороне, сохраните доказательства, что вы это сделали.

Например, если отправляете материалы в бумажном виде по почте, то не выбрасывайте квитанции об отправке. У второй стороны попросите, чтобы она отправила подтверждение о получении письма.

Суд может не принять дополнения к жалобе, если компания не докажет, что направляла их другим участникам спора.

Иногда суд может принять дополнительные доводы к жалобе, даже если заявитель не направлял их второй стороне. Тогда судьи предоставят всем участникам дела время, чтобы ознакомиться с дополнениями и подготовить возражения на новые аргументы. Для этого суд по ходатайству стороны объявит перерыв или отложит рассмотрение жалобы на время.

Учитывайте характер доводов в дополнениях

Суды смотрят на характер новых доводов в жалобах, когда рассматривают заявленные дополнения к ним.

Чтобы суд принял дополнения, аргументы в жалобах должны быть основаны на тех доказательствах, которые уже есть в материалах дела.

Это связано с тем, что другая сторона ограничена в представлении новых доказательств на стадии апелляционного обжалования, а на стадии кассационного рассмотрения это вовсе недопустимо.

Дополнительные доводы компании, которые не основываются на материалах дела, суды не рассмотрят. В дополнениях к жалобе не предъявляйте новые требования, ведь апелляция или кассация их не оценивает.

Суд поддержит компанию, даже если она подаст позже срока правильные дополнения, которые основаны на имеющихся доказательствах. Пример: в одном деле общество представило дополнительные доводы к жалобе. Другая сторона просила не принимать во внимание дополнения, поскольку их представили с опозданием.

  • Судьи отклонили ходатайство и отметили: на стадии кассационного обжалования стороны вправе привести правовые обоснования доводов, которые основываются на материалах дела, не содержат новых требований и доказательств.
  • По любым спорным вопросам и за консультацией вы можете обращаться к юристам Юридического бюро «АргументЪ».
  • Ссылки по теме:
  • Личный юрист
  • Сопровождение сделок
  • Исполнительное производство

Можно ли прекратить уголовное дело в апелляции, если основания для этого возникли после приговора?

Достаточно редко, но бывают случаи, когда с потерпевшим не удалось договориться, возместить ущерб и прекратить дело за примирением сторон (ст.25 УК РФ) в суде 1-ой инстанции, или только после приговора появились основания прекращения уголовного дела с назначением судебного штрафа (ст.25.1 УК РФ).

Что делать? Есть ли выход? Можно ли подать апелляционную жалобу, после помириться с потерпевшим, возместить ущерб, и прекратить уголовное дело в апелляции? В России судебная практика спорная.

Например, в Пензе, Карелии и Санкт-Петербурге суды отказывают в прекращении уголовного дела в апелляции, часто указывая, что «возмещение морального вреда потерпевшему после постановления приговора, которым также удовлетворены исковые требования потерпевшего о взыскании компенсации морального вреда, обстоятельством, смягчающим наказание осужденного, не является, не ставит под сомнение справедливость назначенного наказания и не может служить основанием для прекращения уголовного дела» или «факт возмещения причиненного ущерба после провозглашения приговора по уголовному делу не признается основанием для отмены приговора и прекращения дела в связи с примирением сторон».

В тоже время, в Ставрополе, Свердловске и Москве суды прекращают уголовные дела в апелляции, ссылаясь на то, что ст. 389.21 УПК не связывает возможность прекращения уголовного дела в апелляционном суде со стадией, когда возникли такие основания.

Самостоятельное решение конфликта с подсудимым

Системный анализ закона, говорит, что дела прекращение уголовных дел в апелляции можно. В частности, часть 2 ст. 20 УПК прямо устанавливает возможность примирения сторон по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ст. 116.1, ч. 1 ст. 128.

1 УК, в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 25.

1 УПК, прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа допускается в любой момент производства по уголовному делу, в том числе и в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

В связи с вышеизложенным, второй подход более логичен, не противоречит закону, справедлив, отвечает целям гуманизации уголовной сферы, снижения числа судимых граждан страны, уважает право потерпевшего самостоятельно решить конфликт с подсудимым. Да и просто соответствует одному из важнейших правовых подходов: «Все что не запрещено, то разрешено».

Поэтому, даже если Вы не относитесь к счастливым жителям столицы, вы все равно пробуете прекращать уголовные дела в апелляции, а при отказе — продолжайте писать жалобы вплоть до Верховного суда России. У Вас есть хорошие шансы на успех и прекращение уголовного дела.

Каждому второму Доверителю/Клиенту услуги по прекращению простых уголовных дел оказываю бесплатно, с оплатой по результату после прекращения уголовного дела! Работаю по всей России, привлекаю местных адвокатов, работу которых контролирую и отвечаю за качество юридической помощи! Также могу вести дело дистанционно: консультирую, обучаю как вести себя в суде по телефону, готовлю проекты документов для подачи в  суд и прекращения уголовного дела.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector