Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ?

Задержание произошло неожиданно, до дома оставалось несколько шагов, скрутили руки, подкинули что то во внутренний карман куртки — зачем, видимо не знали, что возвращался из Москвы от знакомой, у которой приобрел шесть свертков смеси мефедрона и амфетамина, которые вез в рюкзаке. Повели в отдел досматривать.

При досмотре нашли подкинутый в карман куртки сверток и еще 6 в рюкзаке что покупал в Москве, для снятия стресса дали выпить крепкую настойку, которую купил в «Пятерочке» перед задержанием. Сказали нужно во всем признаться, иначе посадят. В чем признаться — как в чем, что хранил для сбыта.

Для подзащитного все было как в тумане, никогда раньше не задерживался полицией, нервничал, не понимал как себя вести.

ПОЗВОНИТЬ АДВОКАТУ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СЕЙЧАС: 8(929)500-70-55

Признание под давлением и арест 

Ночь провел в камере для задержанных, утром повезли в отдел. Говорили признайся что сбывал и пойдешь домой но перед этим к следователю, и отпустят. Одни угрожали что посадят на долго, другие предлагали помочь и по свойски уговаривали сделать как просят, кто то принес лапшу быстрого приготовления и самсу, поел, дали оставшуюся настойку. Долго репетировали что нужно сказать на камеру. 

Когда все было готово отвезли к следователю, поздно вечером. Следователь отправила сотрудников ОНК провести обыск дома у подзащитного. Нашли еще несколько свертков и весы.

Дошла очередь, дежурный следователь завела в кабинет, составила протокол, коротко повторил все как учили сотрудники наркоконтроля, протокол был большой, все переписано как в объяснении что составляли оперативники еще в отделе.

Адвоката почему то не было, но это было неважно, ведь обещали что отпустят. Составили протокол задержания, отвели на осмотр к врачу, потом со справкой в изолятор.

На утро вывели в следственный кабинет, решетки, все мрачное. Следователь была с адвокатом, обращаясь к адвокату сказала что подзащитный молодец во всем признался, осталось только подписать. В этот же день был суд, арестовали на 2 месяца, где то глубоко предполагал что так и будет, но надеялся что отпустят — ведь обещали же. Понял что дома окажется не скоро.

Вступление адвоката в дело

Я вступил в защиту, когда дело было на начальной стадии, но первичные следственные действия были уже произведены, подзащитный заключен под стражу. Показания были серьезной помехой, то что они даны под давлением и без адвоката нужно было еще доказать. Предстояла масса работы чтобы попытаться хоть как то выправить ситуацию.

Следствие вменяло подзащитному особо тяжкое — покушение на сбыт наркотиков в крупном размере по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — это при покушении от 10 до 15 лет лишения свободы. Подзащитный ранее никогда не судим, не привлекался, не задерживался, для него это было шоком.

Позиция защиты

Послушав подзащитного и обсудив перспективы, было принято решение применять тактику активного сопротивления обвинению. Факт приобретения и хранения наркотиков стороной защиты не отрицался, однако вменяемое покушение на сбыт не признавалось.

Изначально подзащитным даны предварительно согласованные показания с моим участием о том, что он сбытом не занимался, наркотики приобретал для себя, первичные показания его заставили дать в таком виде сотрудники ОНК и дежурный следователь, обещая оставить его на свободе. Также в Следственный комитет подзащитным поданы заявления об оказании давления со стороны сотрудников ОНК и следователя.

ПОЗВОНИТЬ АДВОКАТУ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СЕЙЧАС: 8(929)500-70-55

Активная защита

Следствие строило свою обвинительную позицию на следующих фактах:

  • Первичные показания с признанием в сбыте;
  • Значительное количество изъятых веществ — всего 11 расфасованных свертков общей массой около 10 гр.;
  • Наркотики имелись у подзащитного дома и при задержании у него было обнаружено еще несколько свертков;
  • Обнаруженные при обыске весы с остаточными следами наркотиков;
  • Наличие в телефоне переписки, где речь идет о купли-продажи орехов, орехи трактовались следствием как наркотики;

В ходе долгого предварительного расследования все эти факты были или разбиты, или поставлены под серьезное сомнение.

Первичные показания объяснялись оказанием давления на подзащитного, его состоянием опьянения и использования сотрудниками полиции алкоголя для введения подзащитного в соответствующее состояние.

Кроме того, как показали исследование и экспертиза, 10 изъятых свертков при задержании и обыске квартиры содержали смесь амфетамина и мефедрона, и только один, который был подкинут полицейскими, отличался по составу от остальных, и содержал чистый амфетамин.

Само по себе наличие наркотиков в значительном количестве не говорит о сбыте.

Изъятых у подзащитного наркотиков хватило бы недели на две активного употребления, а подзащитный сам употреблял наркотики, страдал зависимостью и приобретал их именно для личного употребления, о чем даны подробные показания.

Кроме того, проведенная по ходатайству защиты экспертиза показала наличие у подзащитного наркотической зависимости. На этот факт указывали также изъятые после задержания и обыска в квартире приспособления для употребления наркотиков.

Поскольку подзащитный являлся наркоманом, некоторое время назад до задержания, когда употребление наркотиков вышло из под контроля, у него случилась передозировка, которая привела к госпитализации в институт им. Склифосовского. Тогда его спасли.

После этого случая прекратить употреблять наркотики в силу своей болезни он не мог и чтобы хоть как то взять под контроль употребление, приобрел электронные весы для отвешивания дозы, чтобы не допустить передозировку.

По ходатайству защиты в лечебном учреждении истребованы медицинские документы о госпитализации подзащитного с передозировкой. Так объяснялась цель использования обнаруженных весов.

Стороной защиты неоднократно заявлялись ходатайства об установлении и допросе абонента, с которым была переписка по поводу орехов, которая принята следствием за обсуждение продажи наркотиков.

Был известен номер абонента, подзащитный в ходе своего допроса сообщил его имя, пояснил что переписка велась по поводу бизнеса, между ними действительно обсуждалась поставка орехов в Московский регион и абонент это может подтвердить.

Но, в деле почему то, оказалась справка сотрудников ОНК о невозможности установления личности абонента и его допроса. 

Суд — переквалификация и освобождение

Суд шел в общем порядке, на следствии защитой была создана серьезная основа для возможности представить суду опровержения и сомнения относительно тех доказательств, на которые ссылалось обвинение. Кроме уже описанных выше, основных, уголовное дело было наполнено множеством других, более мелких противоречий и несостыковок, но которые также повлияли на итог.

Суд переквалифицировал действия подзащитного с ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на сбыт наркотиков) и признал его виновным по ч. 2 ст. 228 УК РФ (хранение наркотиков), назначив наказание в виде 4 лет лишения свободы условно. Подзащитный вышел на свободу в зале суда.

Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ? Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ?

  • Защита по уголовным делам:
  • Адвокат по наркотикам
  • Адвокат по ст. 228 УК РФ

Адвокат по ст. 228.1 УК РФ

Прекращение уголовного дела с наложением судебного штрафа при отсутствии потерпевшего, по преступлениям с формальным составом. С приложением реального образца ходатайства адвоката в суд (ч.1 ст.228 УК РФ или ст.264.1 УК РФ и пр.)

Могу ли я сам направить ходатайство по ч.1 ст. 228 УК РФ?В более ранней статье я уже рассмотрел вопрос об условиях прекращения уголовного дела судебным штрафом и отдельных нюансах этого процесса.

Еще один важный вопрос, который до сих пор не разъяснен в законе и судебной практике: можно ли прекращать судебным штрафом дела, где отсутствует потерпевший? И/или пострадали общественные отношения? Например – это категория дел по наркотикам, ч.1 ст.228 УК РФ.

Потерпевшего нет, пострадали общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья населения — здоровье нации. Или дела по ст.264.

1 УК РФ — пострадали общественные отношения в сфере безопасности дорожного движения,  создается опасность для жизни и здоровья участников движения, риск повреждения имущества.

Как известно, что не запрещено, то разрешено. Поэтому, по моему мнению, данные дела все же нужно пытаться прекращать судебным штрафом, а для этого надо возместить вред общественным отношениям в сфере здоровья.

Например, перевести денежные средства в благотворительный фонд, занимающийся лечением тяжелобольных детей или лиц больных наркоманией, еще пара вариантов — это пожертвование на счет наркологического диспансера или публикация обвиняемого в своем профиле в социальной сети пропоганды о вреде наркотиков. Квитанцию о переводе денежных средств и ответное письмо благотворительного фонда необходимо будет приобщить к ходатайству защиты о прекращении уголовного дела. Если финансовых возможностей не хватает, можно бесплатно отработать какое-то время в благотворительном фонде и также получить благодарственное письмо для суда.

Важно понимать, что перечисление денежных средств в благотворительный фонд, даже в случае отказа в прекращении уголовного дела, наверняка будет учтено судом, как смягчающее обстоятельство и поспособствует мягкому приговору, не связанному с реальным лишением свободы.

Также в практике есть случаи, когда подсудимый загладил вред с помощью пропоганды вреда от наркотиков в своем профиле социальной сети вконтакте, а судья прекратил уголовное дело.

К сожалению, сейчас в России есть только единичные случаи прекращения таких дел судебным штрафом – в большинстве случаев суды отказывают и выносят обвинительный приговор. Но Верховный суд последовательно говорит, что это возможно.

Поэтому защите надо грамотно аргументировать и мотивировать позицию о возможности назначения судебного штрафа в таких случаях, и быть готовым обжаловать отказ до высшей судебной инстанции.

Хорошие адвокаты изучают и знают судебную практику, а лучшие её создают.

Давайте переломим ситуацию в пользу защиты, гуманизма и увеличения прав подсудимых! А также увеличим поступления в благотворительные фонды по всей стране и дефицитный федеральный бюджет!

В конце хочу отметить, что мне иногда попадаются смелые, уверенные в себе судьи, которые готовы прекращать уголовные дела даже при существующей противоречивой практике.
Ниже я привожу образец ходатайства в суд.

В Н-ский городской суд Московской области Федеральному судье Кузнецову И.И.

от адвоката от адвоката Леонтьева Александра Владимировича, Адвокатский кабинет №677 Адвокатской палаты Московской области, уд. №4453, тел. +7(903)173-30-01, e-mail: [email protected]

В интересах подсудимого Иванова Ивана Ивановича, зарегистрированного по адресу: Московская область, Чеховский район, с. Внуково, ул. Ленина, д.7, кв.5

ХОДАТАЙСТВО

о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа

Иванов Иван Иванович обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ.

Согласно ст.76.2 УК РФ и ст.25.1 УПК РФ суд по собственной инициативе вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Когда можно подавать ходатайство по ст 228 УК РФ?

Добрый день Ксения! Для начала давайте уточним кто конкретно может направить заявление «о замене». Обратиться в суд с ходатайством о замене не отбытой части наказания более мягким наказанием вправе:

  • -осужденный;
  • -адвокат осужденного;
  • -законный представитель осужденного.
Читайте также:  Процедура банкротства юридического лица: порядок конкурсного производства, последствия введения процедуры

Адвокат и законный представитель осужденного подают ходатайство о замене неотбытой части наказания более мягким наказанием непосредственно в суд. Осужденный подает такое ходатайство, как и ходатайство на УДО, через администрацию колонии. Администрация колонии в течение 10 дней направляет ходатайство осужденного и свою характеристику на него в суд.

  1. В ходатайстве о замене неотбытой части наказания более мягким должны содержаться следующие сведения:
  2. -сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не требуется, чтобы он полностью отбывал  назначенное наказание;
  3. -сведения о возмещении ущерба от преступления;
  4. -другие сведения, которые, по мнению автора ходатайства, свидетельствуют о том, что для исправления осужденного не требуется полное отбытие назначенного наказания.

К ходатайству осужденного, его законного представителя и адвоката могут быть приложены документы, обосновывающие их ходатайство.

Отсутствие характеристики и иных документов, которые должна предоставить администрация мест лишения свободы не является основанием для возвращения ходатайства осужденного.

В этом случае суд направляет копию ходатайства  в учреждение исполняющее наказание для последующего представления в суд необходимых  документов.

  • По просьбе лиц подавших ходатайство суд может оказать содействие в сборе необходимых документов.
  • По своей форме и содержанию вводная и мотивировочная часть этого ходатайства  фактически не отличается от ходатайства на УДО.
  • Отмечу так же, что если суд отказал в УДО, осужденный вправе обратиться  в суд с ходатайством  о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Так же считаю необходимым (в подтверждение слов Коллеги выше) напомнить Вам об условиях подачи заявления  а именно руководствуясь  ч.2 ст.80 УК РФ  замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания может быть произведена, только если осужденный уже отбыл определенный срок наказания, а именно:

  1. не менее 1/3 части наказания назначенного со совершение преступлений небольшой или средней тяжести;
  2. не менее ½ части наказания назначенного судом за совершение тяжкого преступления;
  3. не менее 2/3 части наказания назначенного за совершение особо тяжкого преступления;
  4. не менее ¾  наказания за преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетних, о осужденных по ст.210 УК РФ- за организацию преступного сообщества;
  5. не менее 3/5 наказания за преступление против половой неприкосновенности  малолетних.
  6. Ходатайство или представление о замене неотбытой части наказания более мягким наказанием рассматривается судом по месту отбытия наказания осужденным.
  7. С Уажением Александр Иванович!

22 августа 2018, 07:34

Как прекратить уголовное дело за хранение наркотиков и получить судебный штраф

Еще в 2016 году в Уголовный кодекс были внесены изменения, которые установили возможность освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, если человек:

  • совершил преступление впервые*;
  • обвиняется в преступлении небольшой или средней тяжести;
  • возместил ущерб или иным образом загладил причиненный преступлением вред.

Статья 76.2 УК предусматривает:
«лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред»

* Считается впервые совершившим преступление не только привлекающийся в первый раз, но и тот, кто ранее был освобожден от ответственности и др. (Постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 г. № 19).

Однако долгое время оставалась неопределенность — допустимо ли освобождение от ответственности с назначением судебного штрафа по ст. 76.2 УК за преступления, связанные с наркотиками, по которым нет потерпевших и не ясно, как загладить причиненный преступлением вред.

После недавнего разъяснения Верховного Суда неопределенность полностью устранена. Можно однозначно сказать, что обвиняемые по ч. 1 ст. 228 УК и ряду других статей могут быть освобождены от ответственности с назначением судебного штрафа.

Добиться прекращения дела возможно, если вы обвиняетесь в преступлении по:

• ч. 1 ст. 228 УК (хранение в значительном размере);

• ст. 228.2 (нарушение правил законного оборота);

• ч. 1 ст. 230 УК (склонение к употреблению);

• ч. 1 ст. 231 УК (культивирование в крупном размере);

• ч. 1 ст. 232 (организация притонов или предоставление помещений);

• ч. 1 ст. 233 (подделка рецепта);

• ч. 1 ст. 234 (сбыт сильнодействующих);

• ч. 4 ст. 234 (нарушение правил законного оборота сильнодействующих).

В Обзоре судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (статья 76.2 УК РФ), утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 10.07.2019 г., указывается:

«суды правильно исходят из того, что вред, причиненный преступлением, может быть возмещен в любой форме, позволяющей компенсировать негативные изменения, причиненные преступлением охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Например, постановлением Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 28 июня 2017 г. прекращено уголовное дело в отношении К., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, в соответствии со ст. 25.

1 УПК РФ с назначением судебного штрафа в размере 10 тыс. руб. Суд мотивировал свое решение тем, что К.

загладила причиненный преступлением вред путем добровольного выполнения общественных работ в “Социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних” и пожертвования денежных средств в данное учреждение на благотворительность.».

Что именно делать

Итак, если вы привлекаетесь впервые за преступление небольшой или средней тяжести по наркотикам, то для прекращения дела нужно:

1. Загладить причиненный преступлением ущерб

Можно несколькими способами. Например, сделав пожертвование в благотворительную организацию. Логично сделать пожертвование в организацию, работающую в сфере проблем зависимости от наркотиков и общественного здоровья.

Например, в Санкт-Петербурге мы рекомендуем делать пожертвование в фонд  «Гуманитарное действие». В Москве рекомендуем заглаживать вред путем пожертвования в фонд  имени Андрея Рылькова. Если вы посещаете собрания Анонимных Наркоманов, то логично будет сделать пожертвование той группе, которую вы посещаете, или по реквизитам в фонд  содействия сообществу «Анонимные Наркоманы».

В целом сделать пожертвование можно в любые некоммерческие организации, работающие в сфере защиты здоровья населения в регионе, где вы проживаете. Смотрите, например, список благотворительных организаций по проблеме ВИЧ и инвалидность на сайте «Нужна помощь».

Кроме пожертвования, а лучше в дополнение к нему, можно оказать помощь таким некоммерческим организациям в качестве волонтера/добровольца.

Уголовный кодекс устанавливает, что хранение наркотиков и др. преступления, связанные с наркотиками, наносят вред здоровью населения.

Статья 228 включена в главу 25 УК «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». Значит, обвиняемый по ст. 228 должен загладить вред, причиненный здоровью населения, т. е.

совершить действия, направленные на укрепление общественного здоровья в целом или наркологического здоровья.

2. Подать ходатайство о прекращении уголовного дела

Ходатайство можно написать самостоятельно по образцу, подготовленному адвокатом Максимом Никоновым.

К ходатайству нужно приложить документы, подтверждающие заглаживание причиненного преступлением ущерба, например: квитанция о переводе пожертвования, договор добровольца, письмо от организации, подтверждающее, что такой-то гражданин сделал пожертвование и (или) оказал организации помощь в качестве волонтера/добровольца.

Ходатайство желательно подать перед первым судебным заседанием через экспедицию суда. На втором экземпляре ходатайства вам должны будут поставить отметку о принятии. При возникновении вопросов по написанию ходатайства можно обратиться за бесплатной правовой помощью на hand-help.ru.

3. Получить решение суда о прекращении уголовного дела

На первом судебном заседании, когда суд спросит у подсудимого «есть ли ходатайства», подсудимый (или его защитник) должен встать и озвучить заранее поданное ходатайство об освобождении от уголовной ответственности.

После этого суд должен обсудить ходатайство со сторонами, может задать вопросы подсудимому о том, как он загладил причиненный преступлением вред, выслушает мнение прокурора и удалится в совещательную комнату для принятия решения.

Если суд удовлетворит ходатайство, то на этом заседание суда будет окончено с прекращением уголовного преследования (статья 25.1 УПК РФ). См. пример постановления суда.

Размер судебного штрафа согласно ст. 104.5 УПК РФ не может превышать половину максимального размера штрафа, предусмотренного соответствующей статьей. Например, по ч. 1 ст. 228 УК предусматривается штраф до 40 тыс. руб., а значит судебный штраф не должен превышать 20 тыс. руб.

4. Сообщить судебному приставу об оплате судебного штрафа

После оглашения решения суд разъяснит, как и в какие сроки оплатить судебный штраф, а также необходимость сообщить об уплате штрафа судебному приставу-исполнителю в течение 10 дней после истечения срока, установленного для уплаты судебного штрафа.

5. При отказе – обжаловать

Если суд откажет в удовлетворении ходатайства, тогда заседание продолжится в обычном режиме, и будет назначено наказание в пределах санкции статьи – по ч. 1 ст. 228 УК впервые судимым часто назначается штраф или условное лишение свободы.

Когда обстоятельства соответствуют всем условиям для прекращения дела и применения судебного штрафа, суд не должен отказать в прекращении дела. Поэтому при отказе и назначении наказания нужно будет обжаловать приговор в апелляционную инстанцию. Согласно п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.

2013 г. №19, «если суд первой инстанции при наличии оснований, предусмотренных ст 25.1 УПК РФ не прекратил уголовное дело и (или) уголовное преследование, то в соответствии со статьёй 389.

21 УПК РФ суд апелляционной инстанции отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело (и) или уголовное преследование».

Главное преимущество судебного штрафа в том, что после его уплаты человек не имеет судимости и не может признаваться в дальнейшем «имевшим судимость», а в случае нового обвинения будет признаваться «совершившим преступление впервые».

Памятку подготовил юрист hand-help.ru Арсений Левинсон.

Автор благодарит за предоставленные материалы адвоката Максима Никонова.

Варианты защиты и возможности адвоката по уголовным делам о наркотиках (ст.228 УК РФ, ст.228.1 УК РФ)

Адвокат Никонов М.А. принял участие в круглом столе «Проблемы правоприменения в области борьбы с наркотиками» с докладом «Защита в уголовных делах, связанных с наркотиками: адвокатский взгляд» (10 ноября 2018 года, г.Москва).

Он рассказал о том, как выглядят типовые дела о наркотиках, что чаще всего используется обвинением как доказательство вины и каковы возможные стратегии защиты.

 Организатором круглого стола стал проект Комитета гражданских инициатив «Открытая полиция».

Тезисы выступления

Если кто-то думает, что к уголовной ответственности за действия, связанные с наркотиками, привлекаются или маргиналы, или «золотая молодежь», – это не так.  Много привлекается студентов и работающих в возрасте от 23 до 35 лет, с работой, семьей, детьми. Чаще всего – из-за незнания («а что, за это сажают?») и самонадеянности («не найдут и не докажут»).

Например, некоторые удивляются, когда узнают, что просто «угостить», не получив за это денег, – сбыт, который наказывается лишением свободы от 4 до 8 лет (ч.1 ст.228.1 УК РФ). Да, за употребление  уголовной ответственности нет, но за хранение – есть (ст.228 УК РФ). Не надо сбрасывать со счетов и полицейские провокации.

Читайте также:  Родители из многодетных семей смогут выбирать удобное время для отпуска

Защититься от уголовного обвинения в подобных случаях возможно, но для этого необходимо тщательно анализировать результаты оперативно-розыскной деятельности и материалы уголовного дела, уметь допрашивать в суде оперативных сотрудников и «закупщиков», знать российскую следственно-судебную практику и практику Европейского Суда по правам человека.

Адвокат, ведя уголовное дело о наркотиках, имеет следующие варианты выстраивания защиты.

Выявление провокации

Если человек задержан во время передачи вещества или спустя некоторое время после неё – необходимо проверить, нет ли в действиях сотрудников полиции провокации сбыта наркотиков.

Типичная схема работы оперативников по делам о наркотиках такая: сотрудниками полиции задерживается мелкий потребитель, который из-за страха быть привлечённым к ответственности соглашается стать «закупщиком» у какого-нибудь своего знакомого (чаще всего – такого же потребителя, только более запасливого). Такой «закупщик» начинает звонить знакомому и всячески уговаривать поделиться с ним. В момент передачи вещества «сбытчик» задерживается.

Если в материалах уголовного дела есть документы о проведении проверочной закупки, адвокат должен проанализировать, имелись ли у сотрудников правоохранительных органов для неё достаточные основания.

Это устанавливается, во-первых, в ходе изучения материалов уголовного дела (в том числе рассекреченных результатов ОРМ), а, во-вторых, в ходе допроса оперативников в суде.

Например, одного рапорта оперативника недостаточно для обоснования необходимости в проведении проверочной закупки.

Общая ссылка оперативника при допросе в суде на некую «оперативную информацию о незаконной деятельности гражданина N в сфере оборота наркотиков» также недостаточна для обоснования проведения проверочной закупки. Неспособность полиции убедительно продемонстрировать причины проведения проверочной закупки – один из признаков провокации сбыта наркотиков.

Другой признак провокации – активные действия «закупщика»: настойчивые просьбы, неоднократные звонки, игра на сочувствии, поднятие цены и т.п. Факты такого подстрекательства также устанавливаются через анализ материалов уголовного дела, адвокатские запросы о телефонных звонках между «закупщиком» и «сбытчиком», допрос адвокатом «закупщика», «сбытчика» и свидетелей таких разговоров.

Важно помнить:

  • Бремя доказывания отсутствия провокации лежит на стороне обвинения.
  • Признание вины не освобождает обвинение от несения бремени доказывания отсутствия провокации, а суд – от надлежащей проверки такого заявления. Как указал ЕСПЧ в постановлении по делу Ramanauskas v. Lithuania, «признание в совершении преступления, совершённого в результате провокации, не отменяет факта наличия провокации и его последствий» (§72).
  • Сама процедура проверки заявления о провокации должна быть надлежащей – «состязательной, детальной, комплексной, и неоспоримой в вопросе провокации преступления». Сторона защиты должна иметь доступ к обличающим её доказательствам, иметь возможность допросить свидетелей (в том числе сотрудников, проводивших ОРМ).

Разумеется, простое заявление обвиняемого «меня спровоцировали – признайте доказательства недопустимыми и оправдайте» не будет иметь никакого эффекта. Необходимо тщательно выстраивать защиту, чтобы доводы о провокации были убедительны.

Переквалификация сбыта наркотиков на хранение (со ст.228.1 УК РФ на ст.228 УК РФ)

Статья 228 УК РФ мягче ст.228.1 УК РФ – и не только с точки зрения текста закона. Судебная практика по ст.228 УК РФ такова, что позволяет при определённых условиях рассчитывать и на условный срок.

Вопрос о возможности переквалификации ст.228.1 УК РФ на ст.228 УК РФ возникает тогда, когда вещество изымается не в результате проверочной закупки, а при задержании и личном досмотре или обыске в помещении.

Так, сотрудники правоохранительных органов нередко вменяют человеку умысел на сбыт наркотиков, основываясь только на размере изъятого вещества и его фасовке. Это ошибка.

Должны быть сведения, что человек ранее занимался сбытом, а не приобрёл изъятое для собственного употребления.

Важно помнить: для вменения сбыта (ст.228.1 УК РФ) минимальный размер переданного вещества не установлен. Для хранения (ст.228 УК РФ) такие «пороговые» размеры установлены для каждого вещества, включённого в соответствующие перечни.

Поэтому при малом количестве вещества работа адвоката, ведущего уголовное дело о наркотиках, может быть направлена сначала на переквалификацию со сбыта на хранение, а затем – на прекращение уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления – из-за размера вещества, не подпадающего под ст.228 УК РФ.

Отсечение излишне вменённых эпизодов

Сотрудники правоохранительных органов для наработки показателей («палок») подчас задерживают человека не сразу после проведения проверочной закупки, а продолжают подсылать к нему «закупщиков», искусственно увеличивая количество эпизодов.

Это грубое нарушение, признаки которого возможно установить при анализе материалов уголовного дела.

Если такой факт «битвы за показатели» будет установлен – все эпизоды, кроме первого, могут отпасть, поскольку производство по ним будет прекращено по реабилитирующим основаниям.

Также правоприменители нередко квалифицируют как несколько отдельных преступлений несколько однохарактерных эпизодов, которые объединены единым умыслом, совершены через непродолжительный период времени, связаны со сбытом наркотических средств одной и той же группы. Такой подход признавался ошибочным, в том числе на уровне Верховного Суда РФ (Определение  Верховного Суда РФ от 9 декабря 2010 г. по делу № 58-Д10-22).

Подача жалобы в Европейский Суд по правам человека

Кроме защиты в российских судах есть и такой вариант защиты как подача жалобы в Европейский Суд по правам человека. Разумеется, уголовное дело «под ЕСПЧ» необходимо готовить задолго до подачи такой жалобы. Доводы о провокации и все необходимые действия (допросы, ходатайства и т.п.

) должны быть сначала в суде первой инстанции, а если они не дадут нужный эффект – в суде апелляционной инстанции. Только после апелляции по уголовному делу можно подавать жалобу в ЕСПЧ. Срок на подачу жалобы – 6 месяцев с даты вынесения апелляционного определения/постановления на приговор (см.

подробнее «Жалоба в Европейский Суд по правам человека: мифы и реальность»).

Ходатайство о переквалификации с ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 на ч.2 ст.228 УК РФ

  • Следователю СО ОМВД России по району __________ г. Москвы
  • младшему лейтенанту юстиции Л
  • От адвоката МКА «Легис Групп»
  • ­­­­­­­­­­­­­­­­___________________

125047, г. Москва, г. Москва, 4-й Лесной пер., д.4,

4 этаж, Бизнес центр Лесная Плаза, тел.: ______________

по уголовному делу № ________, действующего  в интересах Э,  по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1  Уголовного кодекса Российской Федерации

ХОДАТАЙСТВО

о переквалификации с ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1  на ч.2 ст.228

Уголовного кодекса Российской Федерации

В производстве СО ОМВД России по району _________ города Москвы, находится уголовное дело №__________, возбужденное по признакам состава преступления  предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1  УК РФ,  данный состав неправильно квалифицирован в нарушение норм уголовного и уголовно-процессуального закона в отношении Э.

В протоколе  допроса подозреваемого от 01.01.2014 г. составленного в период времени с 15 час. 30 мин. по 16 час. 30 мин. мой подзащитный указал следующее: «…Наркотики употреблял с 2010 года по настоящее время.

Чаще всего употребляю гашиш, также употребляю другие наркотики амфетамин, кислоту. Гашиш я употребляю ежедневно, средняя доза употребления гашиша в день составляет 0,6 – 0,8 грамм. Другие наркотики употребляю реже.

Также у меня при личном досмотре были изъяты электронные весы (необходимые мне для контроля закупки)…».

Хочу отметить, что следствием не приняты во внимание и игнорированы слова Э, которые указаны в протоколе допроса подозреваемого от 01.01.2014 г.

В протоколе допроса обвиняемого от 01.01.2014 г. составленного в период времени с 17 час. 30 мин. по 19 час. 00 мин. мой подзащитный указал следующее: «…Свою вину по ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1  УК РФ признаю частично, так как никому сбыту я не готовился, а приобретал исключительно для личного пользования. В содеянном раскаиваюсь. По ч.2 ст.228 УК РФ вину признаю в полном объеме…».

Исходя из слов моего подзащитного, которые указанны в процессуальных документах, можно сделать вывод, что его действия не подпадают и не могут квалифицироваться  по признакам преступления предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г»  ч.4 ст.228.1 УК РФ, так как действия моего подзащитного не были направлены на приготовление к сбыту наркотического вещества.

Успех в суде. В сбыте наркотического вещества по ст. 228-1 ч.4 УК РФ невиновен. Из записной книжки уголовного адвоката.Часть 2

Часть 1 можно найти здесь.

Для варварского и дикого «правосудия» не существует личности. Существуют лишь строки в отчетах для полиции, прокуроров, судей. В демократическом обществе права личности защищаются и охраняются.

При российской дикости права личности не значат ничего. Лишь немногим удается вырваться из тисков судебно-следственной машины, но порой не без потерь.

По хорошему, парня надо оправдать, но система этого не способна сделать.

Соглашение с доверителем было заключено лишь на судебное разбирательство дела в 1 инстанции. На следствии я не учавствовал и соответственно «выиграть» дело физически не мог. «Защищали» доверителя наши с вами коллеги. Не успешно, сразу вам скажу.

07 мая 2018 года. Звонок по телефону. Мужской голос взволнованно сообщил в трубку, что в Бутырском районном суде слушается дело по обвинению в сбыте наркотических средств его сына. Эти вещества сыну подбросили работники полиции, в суде он доказать это не может. Дело якобы только начали рассматривать. Договорились о встрече.

11 мая 2018 года. Второй раз в практике за сына хлопочет отец. Это редкость. В основном это делают мамы. После встречи с отцом, я не знал стоит ли мне браться за это рискованное дело. Но по его глазам я понимал, отвертеться мне не удастся.

Заключили соглашение.

14 мая 2018 года. Изучение дела в суде. Протоколы судебных заседаний не готовы. Секретарь, очень приятная девушка, сообщила, что практически все «отслушано». Остался один свидетель и допрос подсудимого. Материалы дела тоже исследованы. Не приятный сюрприз.

15 мая 2018 года. Встреча с подзащитным. СИЗО 4. Антон смышленый парень. Пытается защищать себя сам, ссылаясь на какую-то адвокатскую методику защиты по делам по ст.ст.228, 228-1 УК РФ. В голове конечно же полная каша. И это понятно, Антон не юрист.

Университет проходит в СИЗО, советчиков много, опирается на них. Выяснил, что адвоката по назначению он на следствии не видел вообще, от адвоката по соглашению он добился с трудом, чтобы ему принесли копии материалов дела. Адвокаты явно работают по-старинке, когда делать ничего не хочется.

Не слышала защитник и того, что доверитель сообщал о серьезных проблемах по делу: наркотики подбросили, адвоката по ст.

51 УПК РФ «подсунули», при первоначальных допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого доверитель находился в наркотическом опьянении, очной ставки с оперативником и обыск по месту жительства не проводились.

Читайте также:  Образец характеристики на осужденного из исправительного учреждения

Формируем позицию, суд уже через 5 дней — 23 мая 2018 года.

У меня есть несколько ночей для изучения уголовного дела. В деле, как не трудно догадаться полная «признанка» Антона в покушении на сбыт амфетамина (в приговре ссылок на эти документы нет, мы их даже не исследовали).

23 мая 2018 года. Допросили оперативника. Он явно путается в показаниях, виляет. Описать пакет с веществом не может. Где составлялись протоколы – скрывает. Из допроса на суде понятого следовало, что у моего доверителя был изъят сверток с веществом белого цвета в виде порошка.

Понятой не смог вспомнить, велась ли видеосъемка изъятия вещества, но он показал, что подпись на протоколе вручения одному из оперативников видеокамеры стояла его (понятого), но объяснить почему протокол был составлен, согласно протоколу в служебном кабинете — не смог.

Из допроса понятого мне стало однозначно ясно, что первоначально у моего доверителя был изъят амфетамин. Вопрос куда он пропал?

Продолжение суда для подготовки показаний и ходатайств по делу назначено на 29 мая 2018 года.

24-28 мая 2018 года. Изучение материалов дела. Не выходят из головы слова Антона, что наркотики подбросили оперативники, что адвоката по назначению он не видел и обыск дома не производился, но протокол обыска имеется.

Ранее адвокат по соглашению сказала ему, что все это не существенно и суду все равно. Предлагала все признать, получить 6-8 лет и забыть все, как страшный сон. Доказать подбрасывание наркотиков крайне сложно.

В таких ситуациях адвокату надо очень тщательно проверить материалы дела относительно обстоятельств самого события, правомерность участия понятых, свидетелей и подвергнуть тщательнейшему исследованию действия оперативных сотрудников и следователей.

Открою фишечку: надо изучить (не прочитать) все страницы уголовного дела и не один раз, лишь тогда придет понимание. Ночами почти не спал, изучал.

Настоящее уголовное дело было возбуждено 30 августа 2017 года, в 9 часов 10 минут, следователем СО ОМВД России по району Северный г. Москвы, по результатам проведенных оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ).

30 августа 2017 года, (согласно протоколу) в 9-30 подзащитный задержан в порядке ст.91-92 УПК РФ и направлен в ИВС УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве.

Первая ложь. Доверитель был доставлен не в ИВС, а препровожден, в районе 10-00, в кабинет следователя для его допроса в качестве подозреваемого.

Допрошен в период времени с 10-00 до 10-50, не смотря на желания Антона заключить соглашение с адвокатом по соглашению. В отсутствие ходатайства Антона об участии адвоката по назначению в силу ч.2 ст. 172 УПК РФ, ему он был предоставлен.

Реализовать свое право на заключение соглашения с адвокатом по соглашению Семенычев А.М. смог на следующий день 01 сентября 2017 года.

Я был сильно удивлен, что еще остались «карманные» адвокаты у следователей. Не ясно мне до сих пор, что движет такими адвокатами, которые не вникая в суть дела ставят подписи под протоколами следственных действий, лихо обходя всякие там КПЭА и стандарты оказания юридической помощи, а также все указания палат, относительно оказания помощи по ст. 51 УПК РФ.

Материалами дела не установлено: время, место, обстоятельства приобретения психотропного вещества, лицо у которого мой доверитель незаконно приобрел сверток, обмотанный изолентой черного цвета в котором находилось вещество общей массой 190,08 г., несмотря на то, что ОРМ проводились в тот злополучный день именно в отношении моего доверителя с 12-00.

Солидный перечень обстоятельств для анализа, не правда ли? Защитник на все это лишь сообщала доверителю, что все равно доказать все вышеперечисленное невозможно.

В деле масса неоговоренных исправлений, в том числе в протоколах первоначальных допросов свидетелей, несоответствие текстов допросов с фактическими обстоятельствами дела, неправомерность проведения ОРМ, неточности в оформлении документов, проведение ОРМ с санкции ненадлежащего должностного лица, невозможности проследить путь наркотического вещества, путаница в описании упаковки и многое другое.

В своих допросах оперативные сотрудники сообщали о том, что 29 августа 2017 находились в своих рабочих кабинетах. О проводимых ОРМ, как обычно им ничего не известно, но почему то сидя в кабинетах, они уже заранее знают (причем о применении магов и предсказателей в протоколах не указано) в каком конкретном месте, с точностью до номера дома будут проведены ОРМ.

Такие на поверхности лежащие сведения естественно говорят нам о полной фальсификации результатов ОРМ. Следует отметить и то, что указанные ОРМ были даже не рассекречены, а может и вообще проводились не секретно. Но как можно проводить ОРМ «Наблюдение» открыто, мне не представляется ясным.

По материалам дела я так и не смог проследить путь изъятого у моего доверителя психотропного вещества – амфетамина, от момента изъятия до помещения его в специальную камеру хранения наркотических средств, согласно инструкции.

Меня смутило то, что диск с видеофиксацией изъятия вещества в деле был испорчен, при первоначальном исследовании эксперт сообщила, что в свертке имеется амфетамин, а при экспертизе вдруг был обнаружен метамфетамин. Описание упаковки экспертами не совпадало.

Вещество у следователя в камеру хранения наркотических средств, после проведения экспертизы, 4 ноября 2017 года принято не было и следователь до 7 февраля 2018 года хранил при себе или у себя в столе сверток с амфетамином в течение трех (!!!) месяцев, как я полагаю, выполнял как минимум состав ч.2 ст. 228 УК РФ. 7 февраля 2018 года следователь описал сверток, сдал в его в обычную камеру хранения, но я пригляделся и обнаружил, что в протоколе осмотра следователь не описал первоначальную упаковку, следовательно последняя по каким-то причинам исчезла.

Еще подарочек — в нашем деле из «продленок», а их изучают не многие, я уяснил, что по делу была назначена и проведена дополнительная химическая экспертиза, результаты которой следствие скрыло от нас и от суда.

Кроме того самостоятельным поводом для продления сроков следствия и стражи служило то обстоятельство, что следователь не мог сдать в камеру хранения сверток с наркотическим веществом.

То есть вышестоящие должностные лица и суд (!!!) потворствовали следователю совершать преступление. Замечательное дело!

Далее, из постановления о возбуждении уголовного дела следовало, что мой доверитель около 17 часов, точное время не установлено, 29 августа 2017 года, находясь по адресу: г. Москва, Челобитьевское шоссе, д. 10, корп.

3, был задержан сотрудниками полиции, после чего, лишь через 43 минуты, 29 августа 2017 года в период времени с 17 часов 43 минут по 18 часов 05 минут, в ходе личного досмотра доверителя было обнаружено и изъято из незаконного оборота- вещество амфетамин.

Еще одна нелепая странность: ОРМ проводились сотрудниками УМВД по СВАО, один из сотрудников УМВД по СВАО, получив, при досмотре моего доверителя вещество, почему-то отвез его начальнику ОВД по САО, то есть должностному лицу, которое ничего не должно и подозревать о проводимых ОРМ сотрудниками УМВД по СВАО.

Тем не менее начальник ОВД по САО Журавлева С.В. отправляет пакет с веществом на исследование в ЭКЦ. Кто забрал у эксперта пакет с веществом дело не повествует, как не повествует как данный пакет оказался у следователя.

Следователь же в дальнейшем назначает химическую экспертизу вещества и при экспертизе устанавливается, что это совершенно другое вещество – метамфетамин.

7 февраля 2018 года в СИЗО, в присутствии защитника по соглашению предъявляют новое обвинение, естественно, при полном игнорировании ч.3 ст.

172 УПК РФ, а при допросе мой будущий доверитель подтверждает в полном объеме, ранее данные признательные показания в качестве обвиняемого от 30 августа 2017 года.

Но доверитель признавал ранее приобретение АМФЕТАМИНА (!!!), но адвокат не замечает этого, как не замечает все то, о чем я говорил выше. В этот же день происходит ознакомление с делом и все идут в суд.

5,11 июня 2018 года провел с доверителем в СИЗО-4. Разбирали многочисленные ходатайства Антона. Многие, как вы понимаете, к делу не имели отношения. Антон готовился к худшему, готов был стойко встретить свои 10-11 лет… В нем было столько мужества, сколько нет во всей прокурорской системе. Я же понимал после изучения дела и бесед с Антоном, что у обвинения слабые позиции.

13 июня 2018 года. Собственно финальный суд.

Пообщался с прокурором, предложил забрать дело на допрасследование. Последняя чуть не упала со стула и не знала, что ответить. На мое замечание, что дело дрянь, парировала, что дела все такие. Посетовала, что если бы Антон признавал вину получил бы свои 5-6 лет и было бы все в порядке. А так придется просить 12 лет.

Как я пояснял, суд уже «прогнал» все дело, исследовал материалы дела, допросил свидетелей. Моя задача, товарищи, была не из легких. Я подал 9 ходатайств, все были отклонены судом. Я же понимал, что работаю уже на апелляционную инстанцию, чтобы там устало не говорили, что мы ничего не заявляли.

В порядке исключения суд осмотрел диск с видеозаписью, с механическими повреждениями диска, которые не позволили увидеть изъятие свертка. Ходатайство об осмотре вещественного доказательства также было отклонено.

Лишь при повторном моем ходатайстве об осмотре вещдока, суд решил его осмотреть, но вскрывать упаковку судья категорически отказалась. Но я уверен, что в упаковке ЭКЦ отсутствовала первоначальная упаковка, на которой имелись подписи понятых, моего доверителя. Лично я не верю, что она исчезла случайно.

Подзащитный рассказал, что наркотические средства были ему подброшены. Пояснил как его задерживали, как никуда не выпускали из ОВД, что допрашивали, когда он был под воздействием амфетамина.

Обратили внимание суда на то, что согласно протоколу у моего доверителя из черной сумки изъят сверток, обмотанный изолентой черного цвета, в котором имеется порошкообразное вещество светлого цвета. Сверток обмотанный изолентой черного цвета упакован в полимерный пакет, который скреплен печатью «для пакетов» и подписью понятых.

Изъятое в рамках ОРМ вещество, его упаковка не фиксированы надлежащим образом, не  указан цвет, форма, консистенция вещества, реквизиты печатей на упаковке, подписи участвующих лиц.

Следовательно, у защиты имеются по поводу относимости и достоверности формируемых доказательств.

Соответствующие предметы необходимо оформлять и документировать по правилам работы с вещественными доказательствами.

В указанном протоколе имелись подписи не всех лиц, в нем участвующих.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector