Минимальный стандарт защиты по уголовному делу

Минимальный стандарт защиты по уголовному делуКоллаж: Legal.Report

Опубликованы рекомендации Совета ФПА об обеспечении непрерывности защиты по назначению. Обширный документ напоминает, как именно должен вести себя адвокат по уголовному делу, какие обязанности на него возложены и в каком объеме их следует исполнять. А также как следует взаимодействовать с подзащитными и коллегами.

Для начала ФПА проводит ликбез и напоминает, что эффективная квалифицированная юридическая помощь при защите по уголовному делу подразумевает постоянное и системное оказание ее обвиняемому (подозреваемому) с учетом стадийного построения уголовного судопроизводства.

В соответствии с п.

17 Стандарта осуществления защиты в уголовном судопроизводстве «адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов». Принцип, согласно которому защитник участвует в деле от начала до конца, заложен и в порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве.

При этом, в соответствии с п. 8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, его обязанности при работе по назначению не должны отличаться от тех, что выполняются за гонорар.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению в досудебном производстве, в соответствии с п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики не вправе отказаться от защиты в суде первой инстанции, включая подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда.

Впрочем, он вправе не подавать апелляционную жалобу в случае, если суд согласился с его требованиями или при наличии письменного заявления подзащитного об отказе от реализации права на подачу апелляционной жалобы адвокатом, как это предусмотрено п. 4 ст.

13 Кодекса профессиональной этики.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению в досудебном производстве, обязан участвовать не только в процессуальных действиях, проводимых следователем (дознавателем), но и в судебно-контрольном производстве в первой и апелляционной инстанциях (при избрании, изменении и продлении меры пресечения, мер процессуального принуждения, при обжаловании действий (бездействия) и решений в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, и др.).

Адвокат, осуществляющий защиту по назначению в суде первой инстанции, обязан участвовать также в суде апелляционной инстанции при обжаловании промежуточных судебных решений.

Если региональными правилами, принимаемыми палатами субъектов в соответствии с утвержденным ФПА порядком назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, не установлено иное, в случае рассмотрения апелляционной жалобы апелляционным судом общей юрисдикции адвокат, осуществляющий защиту по назначению в суде первой инстанции, имеет приоритет в осуществлении защиты в апелляционной инстанции. Однако отсутствие его согласия на принятие такого поручения является уважительной причиной замены адвоката при рассмотрении дела апелляционным судом общей юрисдикции.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению, обязан явиться к инициатору заявки, представить ордер и предъявить удостоверение, после чего выяснить, имеется ли у обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) защитник по назначению или соглашению.

Если у обвиняемого имеется защитник по соглашению, то адвокат обязан удостовериться в его надлежащем уведомлении в установленный законом срок и потребовать копию процессуального решения, в котором надлежащим образом мотивировано назначение адвоката в порядке статей 50, 51 УПК РФ при наличии защитника по соглашению.

Недопустимо осуществление адвокатами защиты по назначению наряду с адвокатами, осуществляющими защиту тех же лиц на основании соглашения, за исключением случая, указанного в п. 18 Постановления Пленума Верховного суда РФ в от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве».

Согласно данному разъяснению, отказ от защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению может быть не принят дознавателем, следователем или судом лишь тогда, когда процессуальное поведение защитника по соглашению либо поведение подозреваемого, обвиняемого при реализации права на свободный выбор защитника, будучи явно недобросовестным, ущемляет конституционные права других участников судопроизводства. Следовательно, назначение или продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты, нарушающее конституционное право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника, только при условии, что процессуальное решение дознавателя, следователя или суда, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не только вынесено в соответствии с требованиями закона, но и содержит указание именно на такое недобросовестное поведение подозреваемого, обвиняемого и/или защитника (защитников) по соглашению, с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого вывода.

Во всех прочих случаях защитник по назначению не вправе принимать участие (в том числе продолжать ранее начатое им участие) в дознании, предварительном следствии либо в рассмотрении дела судом при наличии у подозреваемого, обвиняемого защитника по соглашению, от которого он не отказался и который не отведен от участия в деле в порядке и на основаниях, предусмотренных законом.

Если у обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) ранее имелся защитник по назначению, то адвокату до участия в каких-либо процессуальных действиях следует принять меры (в том числе при проведении свидания с обвиняемым (подозреваемым) наедине) для выяснения причин замены этого защитника, при необходимости связавшись с ним. В случае если прибывший для участия в деле адвокат удостоверится, что его назначение в качестве защитника осуществлено с нарушением установленных правил, либо прежний защитник не уведомлен надлежащим образом, либо отсутствует принятое в соответствии с требованиями закона мотивированное процессуальное решение, исключающее возможность участия ранее назначенного защитника в уголовном деле, он обязан устраниться от участия в процессуальных действиях, сделав соответствующее заявление.

Адвокату, вступившему в уголовное дело в качестве защитника по назначению, для обеспечения в дальнейшем своего надлежащего участия в защите рекомендуется подать письменное заявление лицу, в производстве которого находится уголовное дело, об обязательном надлежащем уведомлении защитника обо всех планируемых следственных (судебных) и иных процессуальных действиях с участием обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), а также любых иных действиях, затрагивающих права последнего.

Освобождение адвоката от участия в уголовном деле в качестве защитника по назначению допускается исключительно в случаях, предусмотренных законом (принятие соответствующим должностным лицом в соответствии с требованиями закона мотивированного процессуального решения об отводе защитника при наличии законных оснований для этого, принятие отказа обвиняемого (подозреваемого) от защитника, вступление в дело адвоката по соглашению, ранее не принимавшего участия в деле, приостановление статуса адвоката и др.) и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, а также при наличии иных уважительных причин (например, тяжелая продолжительная болезнь, препятствующая осуществлению профессиональных обязанностей, передача дела по подследственности или подсудности в иное территориальное образование и т. п.).

Читайте также:  Можно ли потерпевшему ознакомиться с материалами уголовного дела в ходе следствия?

Защитник (адвокат) в уголовном процессе

Минимальный стандарт защиты по уголовному делу Защитник — лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Защитник участвует в уголовном деле:

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

4) с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления; 5) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; 6) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. Адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении. Одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда. Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.

Подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника.

Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных статьей 51 УК РФ:

  • подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним; 
  • подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту; 
  • подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу; 
  • лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь; 
  • уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей; 
  • обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке). 

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

1) подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника; 2) подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним; 3) подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту; 4) судебное разбирательство о тяжких и особо тяжких преступлениях проводится в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу; 5) подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу; 6) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь; 7) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей; 8) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. В случаях, когда подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника и защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то дознаватель, следователь или суд обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве. Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде. Если отказ от защитника заявляется во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия. Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда. Отказ от защитника не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу. Допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены.

Полномочия защитника

С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе: 1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания (наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности); 2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи (путем получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии). 3) привлекать специалистов обладающих специальными знаниями; 4) присутствовать при предъявлении обвинения; 5) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника; 6) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому; 7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств; 8) заявлять ходатайства и отводы; 9) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора; 10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом; 11) использовать иные не запрещенные Уголовным кодексом средства и способы защиты. Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

Читайте также:  Внесли изменения в положения упк о хранении вещественных доказательств

Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии с УК РФ.

Международные стандарты правосудия по делам о преступлениях несовершеннолетних и их имплементация в российское законодательство

Коротких, Ю. Ю. Международные стандарты правосудия по делам о преступлениях несовершеннолетних и их имплементация в российское законодательство / Ю. Ю. Коротких. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2017. — № 22 (156). — С. 329-332. — URL: https://moluch.ru/archive/156/44009/ (дата обращения: 23.03.2022).



Базовые принципы правосудия в отношении несовершеннолетних закреплены в Конвенции о правах ребенка 1989 г. [1], Минимальных стандартных правилах Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (далее — Пекинские правила) 1985 г.

[2], Руководящих принципах Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) 1990 г.

Как следует из руководящих разъяснений Верховного Суда РФ [3], приведенные в названных актах принципиальные положения должны применяться в судебной практике c учетом предоставления повышенных гарантий защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

В соответствии c п. 1.

4 Пекинских правил, система правосудия в отношении несовершеннолетних должна быть интегрирована в процесс развития национального законодательства и должна быть в числе его приоритетных направлений, что предполагает как обеспечение абсолютной защиты гражданских прав ребенка, так и выделения достаточного количества ресурсов для оказания ему правовой помощи. Кроме того, меры государственно-правового воздействия на несовершеннолетних правонарушителей, предусмотренные в законодательстве, не могут быть универсальными, поскольку зависят от особенностей личности несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого), a также от обстоятельств совершения преступления (п. 5 Пекинских правил, п. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка). Следует отметить, что в соответствии c обозначенной целью правосудия в отношении несовершеннолетних, названные международно-правовые акты предусматривают два основных требования. Во-первых, рассмотрение дел о правонарушениях лиц, не достигших 18 лет, должно осуществляться специализированным органом, в качестве которого может выступать суд, трибунал, комиссия и т. д., действующие в соответствии со стандартами справедливого и беспристрастного суда (п. 14.2 Пекинских правил). Мы солидаризируемся c точкой зрения, высказанной В. П. Кашеповым, о том, что достаточно сложно определить универсальную компетенцию подобного органа, выносящего при этом судебные решения [4, с. 127]. Таковыми в Пекинских правилах считаются лица, руководящие судом или трибуналом, включая судей-профессионалов, a также лиц, не являющихся юристами, административные комиссии, учреждения и организации, не имеющие статуса публичных органов, однако занимающиеся разрешением правовых конфликтов. При этом, особо акцентируется внимание на необходимости осуществлять производство в максимально короткие сроки, в том числе и в части доставления несовершеннолетнего обвиняемого в суд для вынесения решения (п. 17.1 Пекинских правил, ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах [5].

Вопрос о создании в России специализированных судов по делам несовершеннолетних является предметом длящейся научной дискуссии, итогом которой стало обсуждение на VII Всероссийском съезде судей.

В итоговом документе было отмечено, что, несмотря на поддержку идеи судебной специализации на различных уровнях, она не нашла практического воплощения [6].

В 2009 году на основании поручения Президента РФ по созданию ювенальных судов Президиумом Совета судей РФ принял постановление № 185 «О ювенальной юстиции в системе правосудия Российской Федерации», в котором: 1) констатируется использование судами РФ ювенальных технологий, предусмотренных Конвенцией о правах ребенка, a также Пекинскими правилами; 2) обращается внимание на необходимость повышения квалификации судей и углубление специализации не только по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних, но и по уголовным делам, по которым потерпевшими являются несовершеннолетние, а также по гражданским делам о защите прав детей; 3) предусматривается комплекс мер по обеспечению единообразия судебной практики рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних; 4) ставиться проблема взаимодействия с органами и службами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Кроме того, Верховным Судом РФ на уровне постановления Пленума разъяснено, что уголовные дела в отношении несовершеннолетних должны рассматриваться наиболее опытными судьями, специализация которых предусматривает необходимость обеспечения их профессиональной компетенции не только по вопросам права, но и педагогики, социологии, психологии [7].

Во-вторых, определяющее значение при определении меры принудительного воздействия на несовершеннолетнего имеет принцип соразмерности, что ограничивает возможность применения карательных санкций.

В этой связи в Пекинских правилах оговаривается, что содержание несовершеннолетнего под стражей, помещение его в исправительное учреждение являются исключительными мерами, применяемыми в течение минимально необходимого срока (п. 13.1, 19.1). Аналогичные положения содержатся в ст. 37 Конвенции о правах ребенка.

C целью реализации данных положений в национальном законодательстве должны быть предусмотрены альтернативные меры воздействия, целью которых является минимизация ограничения свободы несовершеннолетнего, оставления его без надзора родителей (опекунов, попечителей), если это не оправдано обстоятельствами уголовного дела (п. 18.1 Пекинских правил).

Если же несовершеннолетний помещается в исправительное учреждение, то ему должны быть обеспечены специализированный уход и защита (п. 26.2 Пекинских правил), гуманное обращение и уважение чести и достоинства личности, необходимая помощь c учетом потребностей лиц его возраста (ст. 37 Конвенции о правах ребенка).

Особые правила предусмотрены для процедуры задержания несовершеннолетнего по подозрению в совершении преступления. Об этом незамедлительно ставятся в известность родители или опекуны (п. 10.

1 Пекинских правил), которые должны быть информированы о состоянии здоровья несовершеннолетнего по их просьбе и в случае любых серьезных изменений состояния здоровья несовершеннолетнего (п. 56 Правил Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы).

При этом отрицательные последствия вовлечения несовершеннолетнего в уголовное судопроизводство необходимо минимизировать за счет соблюдения требования конфиденциальности, что предполагает соблюдение тайны предварительного расследования, проведение закрытого судебного разбирательства, недопустимость публикации сведений о привлечении к уголовной ответственности в СМИ (п. 8.1 Пекинских правил).

C учетом приведенных выше международных стандартов уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних, представляется необходимым проанализировать степень их имплементации в действующее законодательство.

Так, УПК РФ, наряду c унифицированной процедурой рассмотрения и разрешения уголовных дел предусматривает усложненную форму судопроизводства в отношении несовершеннолетних, которая регламентируется гл. 50 УПК РФ.

Анализ положений названной главы уголовно-процессуального закона позволяет выделить несколько особенностей судопроизводства, опосредующих международные стандарты защиты прав и законных интересов несовершеннолетних обвиняемых (подозреваемых).

  1. Усложнение процессуальной формы производства по уголовному делу, опосредующей обвинение несовершеннолетнего в совершении преступления может иметь место лишь при достижении возраста, с которого, в соответствии со ст. 20 УК РФ, наступает уголовная ответственность, а также при условии отсутствия у лица отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, вследствие которого он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом (ч. 3 ст. 27 УПК РФ). Это положение полностью соответствует п. 4.1. Пекинских правил, которое нацеливает государства на учет при определении возраста уголовной ответственности таких значимых факторов, как эмоциональная, духовная и интеллектуальная зрелость.
  2. Индивидуализация производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних обеспечивается также за счет существенного расширения общего предмета доказывания, предусмотренного ст. 73 УПК РФ. Таковое осуществляется за счет включения в перечень обстоятельств, подлежащих установлению по каждому уголовному делу, возраста несовершеннолетнего; условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровня психического развития и иных особенностей его личности; влияния на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц; наличия возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими; наличия или отсутствия у несовершеннолетнего заболевания, препятствующего его содержанию и обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа, для рассмотрения судом вопроса о возможности освобождения несовершеннолетнего от наказания и направлении его в указанное учреждение (ст. 421 УПК РФ). Совершенно очевидно, что для установления указанных обстоятельств требуется производство дополнительных следственных действий (допросов, истребования документов, назначения и производства экспертиз, медицинского освидетельствования). Вместе c тем, нельзя не отметить справедливости высказываемой в специальной литературе точки зрения о том, что заложенный в действующем законодательстве механизм доказывания в недостаточной степени ориентирован на обеспечение производства в разумные сроки и на его ускорение [8, с. 8]. Это, на наш взгляд, противоречит не только п. 20.1 Пекинских правил, который, как уже было отмечено, предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних должно быть достаточно быстрым, осуществляемым без каких-либо задержек, но и ст. 6.1. УПК РФ, содержащей принцип разумных сроков уголовного судопроизводства. Выходом из сложившейся ситуации, по мнению большинства ученых-процессуалистов, могло бы стать наложение на существующую усложненную процедуру ускоренного порядка дифференциации процесса, т. е. создание компилированной формы, Это позволило бы закрепить в ст. 422 УПК РФ возможность сокращения сроков производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних [9, с. 57].
  3. Дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов несовершеннолетних является расширение круга лиц, привлекаемых к участию в производстве по уголовному делу. Наряду с защитником и законным представителем, чье участие в процессе является обязательным (п. 2 ч. 1 ст. 51, ст.ст. 426, 428 УПК РФ), к производству допроса несовершеннолетнего привлекаются педагог и психолог во всех случаях, если обвиняемый не достиг 16-ти летнего возраста, а в возрасте от 16 до 18 лет — при условии, что он страдает психическим расстройством или отстает в психическом развитии (ч. 3 ст. 425 УПК РФ). В соответствии с п. 9 Постановления «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», показания несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, полученные без участия педагога или психолога являются недопустимыми доказательствами. В этой связи, на наш взгляд, нельзя обойти вниманием недавние новации уголовно-процессуального закона, касающиеся усиления гарантий прав несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. Так, в соответствии с обновленной редакцией ст. 191 УПК РФ следователь вправе не допустить к участию в допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля его законного представителя и (или) представителя, если это противоречит интересам несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля. В этом случае следователь обеспечивает участие в допросе другого законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля [10]. Полагаем, что, с учетом процессуального положения подозреваемого (обвиняемого), необходимости устанавливать возможность негативного влияния на него старших по возрасту лиц, приведенное положение закона целесообразно было бы распространить и на подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, не достигших 18-ти летнего возраста.
  4. Международные стандарты, ограничивающие возможность изоляции несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) путем применения к нему мер принуждения (п. 13 Пекинских правил), также частично имплементированы в российское законодательство. В частности, ч. 3 ст. 108 УПК РФ предусматривает возможность содержания несовершеннолетнего под стажей как исключительную меру, применяемую, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, в исключительных случаях — в совершении преступления средней тяжести. По каждому уголовному делу, если есть основания избрания меры пресечения, должен быть рассмотрен вопрос о возможности применения к несовершеннолетнему специальной меры — отдачи под присмотр в порядке, установленном ст. 105 УПК РФ.
  5. Требование конфиденциальности (п. 21.1 Пекинских правил) обеспечивается в судебном разбирательстве на основании ч. 2 ст. 241 УПК РФ, которая предусматривает проведение закрытых судебных заседаний по делам о преступлениях лиц, не достигших 16-ти летнего возраста.
  6. Принцип соразмерности и индивидуализации ответственности несовершеннолетних (п. 17 Пекинских правил) реализуется в уголовно-процессуальном законодательстве следующим образом. При постановлении приговора, наряду с общими вопросами, названными в ст. 299 УПК РФ, суд обязан решить вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания, либо условного осуждения, либо назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы (ст. 430 УПК РФ). В этой связи при совершении несовершеннолетним преступления средней тяжести или тяжкого преступления (кроме случаев, указанных в ч. 5 ст. 92 УПК РФ) суд при вынесении приговора может решить вопрос о применении к нему вместо уголовного наказания специальной меры воздействия — помещения в специализированное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им 18-летнего возраста и на срок не свыше трех лет, в остальных случаях — рассматривается вопрос о применении иных мер воспитательного воздействия (ст.ст. 427, 431 УПК РФ).
Читайте также:  Возможно примирение с потерпевшим по ч. 1 ст. 158 УК РФ?

Таким образом, можно констатировать, что российское уголовно-процессуальное законодательство, находясь в постоянном динамическом развитии, поэтапно имплементирует основные международно-правовые стандарты в области защиты прав и законных интересов несовершеннолетних обвиняемых (подозреваемых).

На наш взгляд, подобная интеграция в международное правовое поле должна производиться c учетом реалий российской правовой действительности, потребностей правоприменительной практики, стабильности действующего законодательства, учета динамики преступности несовершеннолетних, криминологических особенностей личности несовершеннолетних правонарушителей.

Литература:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector