Какую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?

?

msannelissa (msannelissa) wrote, 2017-02-20 22:10:00 msannelissa msannelissa 2017-02-20 22:10:00 Category: Пост обновляемый. Посвящается Химкинскому следственному отделу. Пока он основан на примерах, взятых из сфабрикованного дела против Александра Ионова (Химки, 2012-2016), но будет дополняться примерами из других сфабрикованных уголовных дел. Наша цель – выявить общую методику фальсификации уголовных дел против граждан. Каждый случай не обязательно использует все изложенные приёмы, но всегда – какую-то часть из них, в произвольном сочетании.

1. Первая атака. Пытки. Выбивают «явку с повинной» или первые показания.

Какую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?Очень важный этап, на котором максимально используется шок и фактор внезапности.Из видеоинтервью Василия Андреевского «В другой мир куда-то попадаешь. Видишь, у людей реально просто рога торчат… Били меня трое суток, при этом не давали еды, главное – воды, при этом ещё заливали в меня водяру в огромных количествах. Я был в абсолютно неадекватном состоянии тогда. В перерывах, пока они отдыхали, из обрывков фраз я понял, что кого-то убили и я – подозреваемый. Под конец этих трёх суток они, видимо, устали просто, и говорят: Ну что, сейчас твою девчонку с матерью сюда привезём, ты будешь у батареи сидеть прикованный, пока мы их во все дыры всем отделом… Тут у меня забрало упало окончательно, и я говорю: давайте, что надо подписать…»

Ссылки

— В городе Пыть-Яха (ХМАО) зверски пытали задержанных прямо в полицейском участке— В Забайкалье после допроса в полиции 19-летний парень госпитализирован с переломом позвоночника и травмой головы— Подросток умер в полиции Улан-Удэ от пытки «слоник»— Полицейские г.Анапа пытали задержанных электротоком и насиловали палкой— История Александра Бутьянова

2. Долгие месяцы в СИЗО.

В отличие от первой массированной атаки при задержании, эта пытка растянута во времени. Для невиновного, не судимого Какую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?ранее, мирного и законопослушного гражданина пребывание в СИЗО – само по себе достаточный шок. Следователь легко организует полную изоляцию от родных и друзей, отсутствие самых необходимых вещей (особенно в первые дни и недели), отсутствие лекарств, информационную блокаду. У многих задержанных дают о себе знать и обостряются хронические болезни, в то время как адекватная медицинская помощь не оказывается. Не имея юридической подготовки и конфликтного опыта, подозреваемый делает в это время большинство ошибок, которые будутистолкованы против него и лягут в основу обвинительного приговора.При этом формально статья 109 УПК РФ ограничивает срок содержания подозреваемого под стражей двумя (!!! Да-да, именно! Только двумя) месяцами. Но далее следуют оговорки, согласно которым суд по ходатайству следователя может продлить срок. На практике он продлевается почти всегда. Два месяца превращаются в шесть, 12 и более. Заседания суда по продлению содержания под стражей носят бутафорский характер. Их решения и протоколы похожи, как близнецы. Единственным аргументом суда служит тяжесть предъявленного обвинения. Следователи при этом умышленно затягивают процесс, отказываясь встречаться с подследственным и прямо заявляя: Нет признания – нет показаний (так было в Химках).

Ссылки:

— Московские СИЗО переполнены— Почём Химкинский суд?— Стандартное продление срока содержания под стражей— Никита Белых в СИЗО стал похож на инвалида

3. Замена первоначального обвинения на менее тяжкое. Торг.

Какую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?Это происходит перед окончанием срока содержания под стражей, когда продлевать его становится уже затруднительно (согласно ст.109 УПК РФ продление на срок более года допустимо лишь в исключительных случаях).

Следователь пытается выжать из ситуации максимум, сообщая гражданину, что для этого он должен совершить признание. Самооговор представляется как самый разумный выход из положения. В этот ключевой момент следователь может разыграть даже некоторое сочувствие: лично я на Вашей стороне, я всё понимаю, но что поделаешь, все обстоятельства и улики против Вас.

На самом деле переквалификация дела с обвинения в особо тяжком преступлении на обвинение в преступлении средней тяжести на этом этапе неизбежна. Во-первых, обвинение всё-таки, пока ещё, должно выглядеть реалистично. Во-вторых, переквалификация дела позволяет избежать суда присяжных. В-третьих — это сложившаяся практика.

Обвинение в особо тяжком преступлении носило исключительно вспомогательный характер. Но сам обвиняемый об этом не догадывается. Год мучений не проходит даром — человек внутренне смирился с мыслью, что будет осуждён.

Либо он оговаривает себя — признаётся, что и бывает лучшим исходом для следователя — либо этого не происходит, но внутренне, к этому моменту, обвиняемый всё равно надломленСсылки:

— Богатое слово, Маша и следователь

— Прошу судить меня как насильника

4. Фальсификации вещественных доказательств

Во время содержания обвиняемого под стражей следствие имеет широкие возможности для различных манипуляций с его вещами и биологическими образцами.Какую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?Так, в деле против Александра Ионова появились Трусы Потерпевшей, причём точные даты как их появления, так и их исчезновения неизвестны. Подобные примеры есть во многих сфабрикованных делах.

Ссылки:

— Эти весёлые экспертизы

Камеры хранения вещественных доказательств регулярно затапливает. Это – излюбленный способ избавиться от предметов, доказывающих не то, что нужно следствию.

Из рассказа Василия Андреевского:

Мы требуем изъять это из камеры хранения, доставить в суд. Судье деваться некуда, она выносит постановление: изъять. У нас начинают откладываться заседания одно за другим и гособвинитель постоянно отвечает: ключи только у старшего прокурора, а она уехала на дачу и т.п….

Или там: у нас потух свет и в камеру хранения невозможно пройти, там темно… Недели две нам такое втирали.

В итоге через какое-то время она приносит бумажку – акт об уничтожении вещественных доказательств, задним числом (от 2002 года, а на дворе конец 2004) – что в 2002 году было уничтожено, потому что прорвало канализацию и вся камера хранения пришла в негодность.

Мы потом выцепили уборщицу из прокуратуры, которая сказала, что там здание лохматого года постройки и там нет канализации. Её подвели только на первый этаж, а на весь дом нереально – он развалится, и даже прокурор со второго, или где она сидит, бегает вниз. Камера хранения на четвёрном. То есть получается, что здание должно было заполниться дерьмом полностью, как аквариум.

Ссылки:

— В деле против Александра Ионова фальсификаторы даже не удосужились написать акт

— Главное – вовремя подгрызть трубуКартинка отсюда

5. Уловки судей в судебных заседаниях

Если, несмотря на давление следствия, обвиняемый так и не совершил самооговора, то к моменту начала суда он собрал последнюю волю в кулак и полон надежд. В то, что обвинительный приговор фактически уже вынесен, гражданин скорее не верит, чем не знает этого. Но это так.В суде для того, чтобы навредить обвиняемому и защите, судьи идут на самые грубые и смешные уловки.

Ссылки

— Читать документы тихой скороговоркой стало традицией— Фарс, разыгранный судьёй Морозовой Е.Е. в Химкинском суде— Жалоба на Морозову Е.Е. в Квалификационную коллегию судей— Суд не предоставляет вовремя протоколы судебных заседаний

6. Уловки судей при составлении приговора.

Внимательное чтение приговоров позволяет выделить целый ряд шулерских приёмов, которыми судьи буквально выдают чёрное за белоеСсылки:— Нечитаемый приговор— Любой растеряется от такого количества нарушений— Явно нелепые показания в основе приговора«Избирательный слух» — игнорирование нарушений УПК, допущенных следствием:Ссылки:— Не заметил вырванный из дела лист— Не заметил поддельную подпись на документе— Не заметил подменённые показания свидетеля— Не заметил явно сфабрикованный документ— Игнорирование части показаний свидетеля— Безосновательное игнорирование показаний неугодных свидетелей— Игнорирование алиби обвиняемого— Ложная «совокупность доказательств»— Ложная совокупность показаний свидетелей— Извращённая логика в приговоре (Дело о Красном Диване).— Явные нарушения УПК объявляются «техническими ошибками» и признаются несущественными— Предположения вместо доказательств— Явное пренебрежение принципом презумпции невиновности— Бывает, что судьи попросту врут— Причём врут многократно— Суд вносит заведомо ложные сведения в приговор, а вышестоящий суд сознательно их утверждает— Приговор как месть за невиновностьСлово Василию Андреевскому:

Мне давали 15 – это максимально возможная санкция по 105-й части 1. Дать больше! И вот, кстати… Даже спрашивать не надо. Ну возьмём условно — «нехорошая» 132-я, до десяти. __ Сколько дали? – 10. – Всё понятно, невиновен. Невиновным дают либо потолок, либо чуть-чуть поменьше.

(Руслан Валитов «Судья»)

7. Отписки

Какую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?После вынесения приговора суда первой инстанции все ответы пострадавшему (кроме исключений, рассмотренных в п.8) являются отписками (бессодержательный, формальный документ, не затрагивающий существа дела). Фактически к отпискам относятся и постановления судов вышестоящих инстанций.Андрей Бабушкин выделяет следующие способы нарушения прав  человека при рассмотрении  обращений в порядке надзора, что можно отнести ко всем отпискам:— выборочное рассмотрение доводов жалобы с игнорированием наиболее существенных и важных доводов;- искажение  и подмена приведенных доводов;- безосновательная ссылка на то, что доводов (или доводы) уже были рассмотрены ранее и им была дана надлежащая оценка;- перечисление доводов без какой-либо правовой и логической оценки, как  самих доводов, так и их соответствия выводам суда;- подмена установления юридической истины ссылкой на соблюдение процессуальных норм,  количество и статус инстанций, которые ранее уже рассматривали;

Читайте также:  Исковое заявление о возмещении ущерба от залива квартиры: образец 2022 года

— злоупотребление  правовой нормой о том, что в одну и ту же инстанцию жалобу  по делу можно направлять только один раз.

Коллекция отписок огромна в любом из сфабрикованных дел. Ссылки

— Из прокуратуры— Из Квалификационной коллегии судей— Из суда апелляционной инстанции (разбор)— Ещё одно постановление-отписка (разбор)— Кассационный суд даже не рассматривает жалоб— От депутата Крашенинникова— От Уполномоченного по правам человека— Наконец, жемчужина всех коллекций – отписка ребёнку, написавшему Президенту РФ. Рождественская сказка не получилась, увы!рисунок «Бумага всё стерпит» из http://www.bandura.ru/8. Возврат дела на повторное рассмотрениеКакую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?Иногда в случае особо одиозных сфабрикованных дел (при условии активности семьи обвиняемого) практикуется отмена приговора первой инстанции и возврат дела на повторное рассмотрение. Это делается с целью морального, физического и материального истощения обвиняемого и его семьи, затягивания процесса и создания иллюзии легитимности неправосудного приговора.Практически результатом повторного рассмотрения дела никогда не бывает признание ошибок суда, следствия и оправдание обвиняемого.

Ссылки:

— Пример кассационного постановления— Пример апелляционного постановления— Химкинский суд демонстративно выносит приговор, совпадающий с тем, который был отменёнПосле вынесения повторного приговора ход дела возвращается к п.7 – все инстанции отвечают отписками на любые обращения пострадавших. Одновременно следует месть невиновному человеку и его семье за сопротивление — в виде исполнения неправосудного приговора.

9. Дальнейшая месть — по месту заключения

Ссылки— Асимметричный ответ— Приказано выжить. И дожить до суда— Евгению Чудновец посадили в карцер за то, что она прикрыла одеялом ноги— Голгофа Виталия Бунтова

P.S. Прощай, независимость суда!

Вопреки Конституции РФ, суд в нашей стране полностью утратил свою независимость, превратившись в средство самоутверждения зарвавшихся альфа-самцов во властных структурах.Этот факт не признан официально (формально Конституция РФ действует на всей территории РФ), но фактически общество молчаливо признаёт, что вопрос о виновности гражданина решается до суда:

— Либералы любят потыкать

— Оправдение невозможно в принципе?Проведённая над осуждённым расправа также не имеет ничего общего с вынесенным судом приговором. Право казнить (но не миловать!) присваивает себе ФСИН

  • — Защитите суд, или Отступление для Антона Ли
  • — Пример такого суда в блоге Ольги Киюциной

Кроме этого, невиновный заключённый может быть быстро отправлен на «перережим» уже новым, карманным судом, заседания которого носят такой же бутафорский характер, как и суды по продлению срока заключения под стражейО полном отсутствии у суда независимости говорит также факт торгов следователей с обвиняемыми, практикуемых постоянно и повсеместно. В обмен на «признание» и хорошее поведение следователь обещает обвиняемому более мягкое наказание (которое, на минуточку, по закону может назначить только суд – если он вообще признает виновным!) Более того, обещания «следака» всегда исполняются. Официального подтверждения сей позорной практики также нет, но его легко получить, проведя опрос среди заключённых и бывших заключённых. О том, что «следак» распоряжается решениями суда как своими собственными, смогут рассказать 100% опрошенных.Автор — Константин Сикорский. Отсюда

Проблемные вопросы защиты прав обвиняемых по уголовным делам

Какую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?

Статья

С алиби и виновен

В российском уголовном процессе можно быть осужденным и при наличии алиби

Юридическая помощь и консультации

Задать вопрос адвокату форма онлайн связи    Керим Бижев Какую тактику защиты избрать при сфабрикованном уголовном деле?

Защитник обвиняемого в уголовном судопроизводстве как третий лишний. Вроде адвокат и обязателен, но с другой стороны, у следствия всегда есть возможность отодвинуть сторону защиты от расследования уголовного дела и сбора доказательств. Почему нет равноправия?

Сторона защиты может влиять на процесс расследования уголовного дела только опосредованно: ходатайствует о проведении того-то либо жалуется на что-то. Самостоятельно защитник либо обвиняемый не имеют возможности предоставить суду свои доказательства, чтобы они таковыми являлись и, что главное, процессуально признавались по уголовному делу в качестве доказательств.

Принимая участие во многих расследованиях и, набирая определенный опыт осуществления защиты обвиняемых по уголовным дел, начинаешь задумываться над многими вопросами.

В цикле статей блога о нарушенном праве обвиняемых по уголовным делам (о наличии алиби, о квалификации грабежей, разбоев) ряд вопросов озвучен.

Но возникают и другие вопросы: Например, почему единственным защитником человека, попавшего в жернова правосудия, является лишь его адвокат? Речь идет не о количестве адвокатов, которых обвиняемый может нанять в зависимости от своих финансовых возможностей. (Меня как-то приглашали быть адвокатом по одному из уголовных дел, где уже у обвиняемого одновременно работало более пяти защитников. Но это тоже курьез (как-нибудь отдельно я изложу почему)).

Проблема законодательного регулирования правил осуществления уголовного судопроизводства заключается в другом: Почему защита лица зависит лишь от знания и умения адвоката? В какой степени участники процесса: следователи, потерпевшие, свидетели, идущие ради минимального срока на оговор остальных соучастники, могут влиять на ход уголовного дела? Почему результат расследования и разрешение уголовного дела зависят от способности обвиняемого (а потом и подсудимого) преподносить себя с хорошей стороны суду и уменьшить, таким образом, свое наказание, срок, только исходя из характеризующих (личностных) качеств? То есть, если сформулировать вопрос в целом, должен ли сам ЗАКОН защищать обвиняемого (подсудимого) как гражданина своей страны, как лицо, имеющее право на жизнь, прежде чем его защиту должен взять на себя его адвокат?- Конечно же, должен. Но каким образом? Как лишить потерпевшего, затаившего обиду на своего обидчика, возможности отомстить, пользуясь законом, и ничем для себя не рискуя?

Как лишить следователя возможности искусственно завышать квалификацию действий обвиняемого и утверждать, что данная оценка действий обвиняемого — единственно верная.

  • Механизм обжалования действий должностных лиц, подачи ходатайств о проведении дополнительных процессуальных действий для сбора доказательств невиновности обвиняемого в инкриминируемом ему преступлении, — на практике не приносит ощутимых результатов, если защите обвиняемого противостоит субъективный фактор нажима со стороны следствия либо потерпевших.
  • Понимая и принимая правила игры, ты отстаешь в этом состязании и шансы на победу становятся минимальны.
  • Действия следователя по доказыванию вины обвиняемого по уголовному делу практически одинаковы: оказание давления на свидетелей и навязывание им своих взглядов на события, запись показаний не со слов допрашиваемых лиц, а в интерпретации лица печатающего протокол; исправление протоколов следственных действий, вписывание в них отдельных предложений и абзацев, меняющих содержание в пользу версии следствия и другие незаконные манипуляции с материалами уголовного дела;

систематические отказы во всем, о чем бы ни попросила сторона защиты, даже когда это необходимо с точки зрения «чистоты» следствия по уголовному делу. Например, при противоречиях в показания разных свидетелей, либо когда потерпевший, допрошенный три и более раз, каждый раз дает разные показания.

Почему принцип состязательности, заложенный в уголовном законе защищает в большей степени государственные интересы, чем интересы индивидуума? Сторона защиты лишена возможности самостоятельно собирать доказательства по уголовным делам, точнее, вы можете предоставить следствию телефонные биллинги, адвокатские опросы свидетелей, письма и прочие документы, но они не будут признаваться в качестве доказательств по делу до тех пор пока следователь их процессуально не оформит. А оформлять можно по-разному…

На счет работы принципа презумпции невиновности в российском уголовном судопроизводстве — тоже отдельная тема

Как привлечь к ответственности виновных в фабрикации уголовного дела?

Успешный предприниматель и общественный деятель В. в августе 2017 г. принял решение баллотироваться на выборную должность в органы местного самоуправления в г. Кимры Тверской области. По «удивительному совпадению» спустя некоторое время после этого в квартиру его пожилой матери, где он зарегистрирован, но не проживает уже 17 лет, пришли с обыском сотрудники местного отделения полиции.

По словам оперативников, обыск производился в рамках уголовного дела, возбужденного по факту хищения ноутбука у гражданина, ранее семье В. не знакомого.

Основанием для производства обыска стал рапорт оперуполномоченного, в котором содержалось предположение о том, что похищенные предметы могут находиться в квартире В.

Обыск производился без судебного решения, следователь МВД России вынесла постановление о производстве обыска в случае, не терпящем отлагательства.

Неудивительно, что в ходе обыска не было найдено искомых вещей, однако в квартире законопослушной пенсионерки было обнаружено большое количество запрещенных предметов, среди которых: пистолет Макарова с глушителем и боевыми патронами к нему, граната Ф-1, взрывчатка, сверток из скотча с амфетамином. Нам было очевидно, что все эти предметы были подброшены в квартиру с ведома сотрудников полиции и данный обыск был не чем иным, как первым шагом к незаконному уголовному преследованию В. в связи с его общественной деятельностью.

Абсурдность и парадоксальность ситуации выражается в следующих подробностях.

  1. Обыск в квартире занял не более 30 минут, за которые оперативники сумели найти большое количество перечисленных вещей. Обычно же подобные следственные действия длятся по несколько часов. Это наталкивает на мысль о том, что сотрудники еще до прихода в квартиру знали, что и где им придется найти.
  2. Поразительно, но часть упомянутых предметов, в том числе и граната Ф-1, были найдены в нижнем отсеке газовой плиты, т.е. под духовым шкафом. При этом мать В. достаточно часто готовит выпечку в духовке. Страшно представить, какими могли быть последствия в случае, если бы граната пролежала там дольше.
  3. Гвоздем программы, конечно же, является процессуальное оформление действа:
  • обыск производился в рамках расследования уголовного дела о краже ноутбука;
  • основанием для производства обыска послужил рапорт оперуполномоченного полиции, в котором он сообщил о возможном нахождении в квартире В. похищенных золотых украшений;
  • в результате обыска не было найдено ни ноутбука, ни золотых украшений, но зато были обнаружены и изъяты запрещенные предметы.
Читайте также:  Как расследуются уголовные дела в отношении отдельных категорий лиц

Впоследствии мною в Кимрский городской суд в порядке ст. 125 УПК РФ была подана жалоба, в которой я указал, что в данном случае обстоятельств, не терпящих отлагательства, не было и, соответственно, производство обыска незаконно.

Неудивительно, что жалоба была удовлетворена, и постановлением Кимрского городского суда производство обыска было признано незаконным. Однако это не помешало возбудить в отношении В. уголовное дело по ст. 222 и 228 УК РФ.

Для того чтобы предотвратить незаконное уголовное преследование моего доверителя, я обратился в Генеральную прокуратуру в порядке ст. 124 УПК РФ, указав на многочисленные нарушения со стороны следователей МВД и предположив, что они небеспристрастны.

В результате прокурорской проверки уголовное дело было изъято прокуратурой из производства МВД России и передано в СК РФ; параллельно в отношении полицейских было возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ – превышение должностных полномочий.

Я вступил в дело в качестве представителя В.

В настоящий момент В. является потерпевшим по двум уголовным делам. Одно из них возбуждено по ст.

222 и 228 УК РФ, в качестве обвиняемого по нему привлечен бывший лидер одной из местных криминальных группировок, который как раз и организовал незаконный обыск, предварительно подбросив запрещенные предметы в квартиру матери моего доверителя, а другое дело возбуждено в отношении сотрудников полиции по ст. 286 УК РФ. Как мне кажется, у инициатора уголовного дела есть личные счеты с моим доверителем.

Однако производство по уголовным делам осуществляется крайне медленно, расследование сопровождается недопустимой волокитой. После того как я обжаловал бездействие следствия в порядке ст.

124 УПК РФ, Кимрская прокуратура внесла несколько требований об устранении нарушений в местный отдел Следственного комитета, но каких-либо существенных шагов со стороны следствия пока не сделано.

Поражает, что некоторые сотрудники полиции, причастные к данному преступлению, не только не привлечены к уголовной ответственности, но до сих пор продолжают сохранять свои должности.

Прискорбно, что положительная динамика по расследованию данных уголовных дел началась лишь после обращения к Генеральному прокурору.

Интересно, что даже возбуждение уголовных дел не обезопасило квартиру В. от преступных посягательств. Спустя много месяцев после описанных событий мать В. вновь обнаружила в своем холодильнике сверток с амфетамином.

После этого события она, разумеется, обратилась в Следственный комитет. Приехавшие сотрудники произвели осмотр места происшествия и возбудили уголовное дело, соединив его с тем, которое находится у них в производстве.

Найденное вещество направлено на экспертизу.

В настоящий момент, по словам следователя, предварительное следствие по уголовному делу, возбужденному по ст. 222 и 228 УК РФ, завершается, и скоро дело будет передано в суд. Обвиняемый в течение долгих месяцев находится под стражей.

В судебном разбирательстве я планирую принять участие в качестве представителя потерпевшего, чтобы добиться максимально строгого наказания для виновного. Что касается уголовного дела в отношении сотрудников полиции, возбужденного по ст.

286 УК РФ, то следует с огорчением отметить, что следствие намеренно затягивается и, по всей видимости, придется еще неоднократно обращаться с жалобами в прокуратуру, чтобы ускорить уголовный процесс.

Скрупулёзность всегда будет вознаграждена, или Как детальное изучение процессуальных документов ведет к прекращению уголовных дел

Не юристам известно, что процент оправдательных приговоров в РФ крайне низок, отсюда и довольно скептическое отношение ко всей правоохранительной и судебной системе, ведь люди считают, что в нашей системе сугубо обвинительный уклон.

В этом есть своя правда, но каждый практикующий адвокат знает, что в число оправдательных приговоров не входят прекращениеуголовных дел в суде и на предварительном расследовании, возвращение уголовных дел прокурору и их последующее прекращение в следствии. 

Задача адвоката после ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ не только в фотографировании материалов дела, анализе доказательств обвинения, сопоставление доказательств защиты с доказательствами обвинения, подготовка позиции (и это далеко не все), но и в установлении оснований для возвращения уголовного дела прокурору.

 Для чего это нужно? Например, когда нужно прекратить дело по срокам давности, а сроки еще не истекли и время играет вам на руки, или когда у следствия вышли предельные сроки, а их продление будет стоить больших усилий.

 Бесспорно, еще на данной стадии после изучение материалов дела можно и даже нужно сформировать позицию, предоставить доказательства в подтверждении своей позиции, заявить соответствующие ходатайства (если тактика защиты это предусматривает), но говорить о том, что это послужит препятствием для направления уголовного дела в суд не приходится.

Как правильно следствие закрывает на это глаза, так как по их мнению доказательства обвинения собраны, их достаточно, а нарушения не являются существенными или сроки следствия истекают, а продлеваться не хотят, начальство сказало направить, низкая квалификация следователя, коррупция.

 Как же быть в такой ситуации? Писать жалобы в прокуратуру на действия или бездействие следователя, но эффекта от данных жалоб, как правило нет. Наиболее весомым процессуальным инструментом является добиваться возвращения уголовного дела прокурору на стадии предварительного слушания.

Процессуальная возможность возвращения уголовного дела по результатам предварительного слушания регламентирована п. 2. ч. 1 ст. 236 УПК РФ.

Когда я сдавал экзамен на получение статуса адвоката, мне попался один из вопросов «стадия предварительного слушания», точную формулировку вопроса я сейчас уже не помню.

 При ответе на данный вопрос, один из членов квалификационной комиссии спросил меня, требует ли УПК заявлять мотивированное ходатайство для назначения предварительного слушания? На тот момент у меня уже был не малый опыт в изучении материалов дела, в выявлении оснований для возвращения уголовного дела прокурору, подготовки ходатайств о проведении предварительного слушания.

Мой ответ был таков: УПК РФ содержит нормы, где указано, что данное ходатайство можно заявить после окончания ознакомления с материалами дела, указав об этом просто в протоколе ознакомления, а также после получения обвинительного заключения, но только в течении 3 х дней. Нигде нет указания на то, что в данном ходатайстве необходимо указывать основания, приводить обоснования.

 То есть заявление мотивированного ходатайства УПК не предусматривает.

Но ввиду того, что суды зачастую отказывают в назначении предварительного слушания на том основании, что отсутствуют соответствующие основания, то есть суды по факту говорят, а какие имеются основания для возвращения? Вы их указали? Кто на данной стадии должен изучить все материалы дела чтобы понять есть основания или нет? И, по сути, в этом есть своя правда, ведь не любое нарушение является основанием для возврата. Я ответил, чтобы избежать возможных отказов надо заявлять мотивированное ходатайство и при чем желательно это делать после получения обвинительного заключения. Почему? За последние 1,5 года три или четыре раза я видел, как содержание обвинения, которое предъявили Доверителю отличается от содержания обвинения, которое указано в обвинительном заключении. В двух случаях удалось добиться возвращения уголовного дела, одно из которых было прекращено на стадии следствия, а другое после возврата в ходе судебного разбирательства, а по двум другим было отказано, однако по результатам стадии «судебное следствие» суд все таки вернул дело прокурору и сейчас это дело «болтается» в следствии. Были случаи, когда возвратили уголовное дело, потому что следователь ограничил защитника в ознакомлении с материалами дела без решения суда или когда следователь направил дело в суд, не разъяснив права обвиняемому и др. нарушения. 

Руководителя одной коммерческой организации обвиняли в совершении мошенничества при строительстве трассы для укладки кабеля связи для одного из объектов. С момента строительства трассы и укладки кабеля прошло более 5 лет, никаких претензий к качеству не было.  Возбудили уголовное дело по ч. 4 ст.

159 УК РФ, провели строительно-техническую экспертизу, произвели другие следственные действия и дело направили в суд. В данной статье я не делаю акцент на отсутствие доказательств в материалах дела, наабсурдность обвинения, не конкретизацию обвинения, наличие оснований для соединения уголовных дел.

 Получив на руки обвинительное заключение, я начал внимательно изучать его содержание, сопоставлять с ранее предъявленным обвинением и было установлено, что оно отличается, при чем в части формы вины, времени совершения преступления.

Зафиксировав данные различия, в материалах дела начал искать постановление о привлечении в качестве обвиняемого, которое по сути было вручено Доверителю и вот что я обнаружил. Данное постановление отличается от постановления, которое получил Доверитель.

Получилось так, что у Доверителя на руках постановление, которое по своему содержанию не соответствует постановлению, которое имеется в материалах дела и обвинительному заключению, зато постановление, которое имеется в материалах дела полностью соответствует обвинительному заключению. Со стороны это выгляди так: подменили листы. Это грубое нарушение, которое безусловно как минимум является основанием для возврата дела прокурору.

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в ст.

Читайте также:  Сбежал с места аварии - добавят срок

237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

Под допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать нарушения положений ст.ст. 220, 225 УПК РФ, при которых обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.

И вот находясь, с одной стороны, в шоке от такой наглости, а с другой стороны на радостях, от того, что дело будет возвращено, начал писать соответствующее ходатайство. При написании, я подумал, а как мы будет доказывать, что постановление, которое имеется на руках у Доверителя это именно то постановление, которое он получил от следователя.

Ведь данное постановление не сшито, подпись следователя стоит в конце постановления, как и подпись Доверителя, защитника. Обратился к специалистам, чтобы они дали свое заключение, а на одном ли печатающем устройстве изготовлен данный документ.

Изучив постановление,специалист дал заключение, что данный документ изготовлен единовременно и с использованием одного печатающего устройства и даже указал марку и модель. Заручившись поддержкой данного заключения подано ходатайство о проведении предварительного слушания.

 В ходе судебного разбирательства по рассмотрению ходатайства судья вызывает следователя чтобы он прояснил ситуацию и ответил на вопрос «как такое произошло?», на что следователь без какого-либо угрызения совести отвечает: — что никакое постановление он не менял и почему у Доверителя другое постановление, ему не известно.

В итоге суд отказал в приобщении данного заключения и конечно же в возврате уголовного дела прокурору. Однако справедливость по данному делувосторжествовала и уголовное дело на стадии «судебное следствие» все-таки возвращено прокурору.

Данное дело показало, что, когда Доверителювручают Постановление о привлечении в качестве обвиняемого, нужно ставить подпись не на последней странице, а на каждой странице. Это минимизирует риски подмены страниц со стороны следствия.

По-другому уголовному делу также обнаружено не соответствие между обвинением, которое предъявили Доверителю и обвинению, которое содержится в обвинительном заключении. Среди мелких нарушений, были такие как изменение размера ущерба по 30 из 100 потерпевших.

Несмотря на отсутствие идентифицирующих данных о 20 лицах (полные данные, год рождения, адрес регистрации)следователь без допроса признает их потерпевшими и гражданскими истцами.

 После окончания следствия направляет всем потерпевшим уведомления с разъяснением их прав, в том числе тем, идентифицирующие данные которых не известны (по данным лицам не было в сопроводительном письме данных кроме ФИО).

 Еще в ходе ознакомления следователь без решения суда ограничил защитника в ознакомлении с материалами дела, не разъяснил Доверителю права,и направил дело прокурору для утверждения обвинительного заключения, а прокурор, несмотря на данное нарушение, утвердил обвинительное заключение. Поступило дело в суд и на стадии предварительного слушания были услышаны мои доводы и дело возвращено прокурору. Спустя примерно полгода дело вновь поступило в суд, однако было прекращено.

Коллеги, будьте требовательны к любым процессуальным документам, даже тем, которые на первый взгляд кажутся не важными, ведь только терпение, тщательный и глубокий анализ каждого документа может привести к победе в бою, а иногда и в войне. 

«Как бороться с фабрикацией уголовных дел? Когда суд игнорирует заявления о давлении со стороны следствия?» — Яндекс.Кью

Бороться с фабрикацией дел — задача трудная,  и полной гарантии успеха, к сожалению нет. Но это не значит, что противостоять фальсификации невозможно и не нужно.

Ответ на вопрос «Как?» можно разделить на две части: как постараться не допустить незаконного уголовного преследования и как ему противостоять, если оно всё же происходит.

Как предотвратить

Прежде всего, не совершайте преступлений! Не давайте повода для законных претензий к вам.

Если вы обычный человек, это довольно легко: не связывайтесь с наркотиками, не воруйте, не ездите пьяными за рулём, не вступайте в сомнительные и недобровольные интимные связи, контролируйте свою активность в Интернете.

Если вы предприниматель или политический активист, вам придется сложнее, потому что уголовная репрессия в нашей стране – к сожалению, широко используемый инструмент для устранения конкурентов и оппонентов. В любом случае соблюдайте следующий необходимый минимум предосторожностей:

Знайте свои права

В условиях произвола силовиков правовая неграмотность, проявленная в первые минуты конфликта с ними, может привести к необратимым негативным последствиям.

Запомните, по крайней мере, что при задержании вы имеете право позвонить близким, не свидетельствовать против себя и вообще не отвечать на вопросы в отсутствие своего адвоката.

Многие процессуальные действия требуют обязательного присутствия не знакомых с сотрудниками полиции понятых. Не подписывайте документы, с содержанием которых не согласны, и соблюдайте рекомендации своего юриста.

Найдите адвоката заранее

В случае задержания или неожиданного вызова на допрос профессиональная помощь адвоката понадобится вам сразу же, поэтому его поисками следует озаботиться заблаговременно.

А лучше всего иметь постоянного личного или семейного адвоката, номер телефона которого должен быть не только в телефонной книге, но и в вашей собственной памяти. В этом случае вам не потребуется назначенный адвокат, от которого вы имеете право отказаться, если у вас есть адвокат по соглашению.

Будьте особенно бдительны, если следователь или оперативник настаивают на конкретной кандидатуре своего «доверенного» адвоката, которого они сами же и вызвали по личным контактам.

Порядок выделения адвокатов для назначения защитниками определён адвокатской палатой и должен неукоснительно соблюдаться следователями и судами. Это предохраняет вас от «карманных» адвокатов-предателей, каковые, к сожалению, встречаются.

Не паникуйте

Разговаривайте с сотрудниками правоохранительных органов вежливо, но уверенно. Твёрдо отстаивайте свои права. Иногда этого бывает достаточно для того, чтобы предотвратить незаконное уголовное преследование.

Очень внимательно читайте все, что дают вам на подпись, и никогда не подписывайтесь под документами, с содержанием которых не согласны.

Требуйте внесения всех своих замечаний в протокол процессуального действия и не оставляйте пустого места над своей подписью на документах (свободное пространство можно, например, перечеркнуть буквой «Z»). Не трогайте руками предметы, которые вам подбрасывают.

Постарайтесь максимально полно документировать происходящее: фотографировать, записывать на видео или диктофон, привлекать свидетелей. Запоминайте или записывайте фамилии, имена, звания, должности всех сотрудников правоохранительных органов, которые с вами взаимодействуют. Они обязаны вам представляться — требуйте этого.

Как бороться

Если в отношении вас всё же началось незаконное уголовное преследование, запаситесь выдержкой — скорее всего, путь к справедливости будет долгим и нелёгким. По сфабрикованным делам для получения «доказательств» обвинения могут применяться насилие, ложь, провокации, поэтому ваша личная собранность здесь так же необходима, как квалифицированная юридическая помощь.

Универсальные советы

Совместно с адвокатом разработайте стратегию защиты, уточните все, что вам непонятно, и в дальнейшем следуйте намеченному плану, обязательно согласовывая с адвокатом каждое действие и каждое слово. Ваша защитительная позиция должна быть нацелена на то, чтобы закрыть все лазейки для придания незаконному преследованию видимости законного.

Сохраняйте все документы, которые получаете от правоохранительных органов, и почтовые конверты, в которых они приходят. Просите снять за свой счет копию каждого документа, который составляется при вас, или фотографируйте его.

При любой возможности ознакомиться с материалами дела сфотографируйте каждый лист и сравните содержание документов в деле с теми, что уже имеете на руках. Обжалуйте незаконные действия и решения следователей и сотрудников полиции в суд и прокурору.

Заявляйте отводы следователю, судье, прокурору, если считаете, что они по каким-либо причинам заинтересованы в исходе разбирательства. Заявляйте ходатайства об установлении важных для вас обстоятельств. Даже при отрицательном решении по жалобе, ходатайству или заявлению об отводе они приобщаются к материалам дела.

Не бойтесь «разозлить» следователя или судью своей активностью: вы защищаете свои права. Не верьте «страшным» перспективам, которые описывает следователь или оперативник, пытаясь убедить вас признаться в преступлении, которого вы не совершали.

Если вас пытали или вам угрожали

При первой же возможности зафиксируйте телесные повреждения в любом медицинском учреждении, подробно описав врачам свое самочувствие и обстоятельства получения травм.

Помимо внешних признаков телесных повреждений, о применении насилия могут свидетельствовать головокружение, тошнота и др. Обратитесь с жалобой в прокуратуру, приложив справку из медицинского учреждения.

Если под давлением, физическим или психическим, вы дали показания, которых не дали бы в нормальных условиях, обязательно ходатайствуйте о признании полученных доказательств недопустимыми.  

Обращайтесь к гражданскому обществу

Обеспечьте делу публичность. Обращайтесь в правозащитные организации и СМИ. Активно используйте возможности социальных сетей, просите всех знакомых делать репосты вашей истории. Привлеките максимум внимания к незаконным действиям правоохранительных органов.

Вам понадобятся описанные выше доказательства: документы, фотографии, аудиозаписи, медицинские справки, фамилии должностных лиц.

Но помните: публичная защита не может подменять собою защиту юридическую! Более того: только имея понятную и безупречную правовую позицию защиты, вы обеспечиваете себе максимальную поддержку общества.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector