Какова судьба вещественных доказательств признанных недопустимыми?

Время чтения 8 минут Спросить юриста быстрее. Это бесплатно! Размер шрифта: A+ | A−

Какова судьба вещественных доказательств признанных недопустимыми?Недопустимые доказательства в уголовном процессе – все, что получены с нарушением процессуального закона (УПК РФ). Такое определение дается в статье 75 УПК РФ. Она же определяет последствия признания доказательств недопустимыми – запрет на использование для построения обвинения и в процессе доказывания прочих обстоятельств, связанных с совершением преступления.

Оценка допустимости и недопустимости доказательства – компетенция следствия (дознания) на стадии расследования уголовного дела и суда на стадии рассмотрения уголовного дела.

Потребовать сделать соответствующую оценку вправе сторона защиты. Это право безусловно принадлежит подозреваемому и обвиняемому.

Поскольку их интересы в полном объеме могут представлять законные представители и адвокаты, эти процессуальные лица также имеют возможность заявить соответствующее ходатайство.

Категории недопустимых доказательств

Статья 75 УПК РФ позволяет отнести к недопустимым доказательствам любые, которые получены с любым нарушением уголовно-процессуального закона. Таким образом, нарушение УПК РФ при получении показаний, вещественных доказательств, перечисленных в ст. 81 УПК РФ, документов, информации, заключения эксперта – единственное основание для признания доказательств недопустимыми.

Специально оговариваются 3 категории недопустимых доказательств:

  1. Неподтвержденные в суде показания подозреваемого и обвиняемого, допрошенных в рамках расследования уголовного дела без участия защитника, в том числе при добровольном отказе от защитника. Если, например, обвиняемый признал свою вину на следствии и сделал это без своего адвоката, а потом в суде отказался от признания, то такие показания не будут иметь никакого значения.
  2. Показания свидетелей и потерпевших, которые основаны на догадках, слухах и (или) предположениях, а также такие свидетельские показания, в которых свидетель не способен назвать источник информации.
  3. Документы, информация, предметы, которые входят в делопроизводство адвоката и получены в рамках ОРМ или следственных действий. Исключение – орудия, средства, оборудование для совершения преступления или со следами преступления.

Все другие доказательства, относительно которых возникает вопрос недопустимости, оцениваются индивидуально на предмет соответствия требованиям УПК РФ при их получении (предоставлении, изъятии и т.д.).

Какие нарушения приводят к недопустимости доказательств

Исходя из формулировки ст. 75 УПК РФ, не имеет значения характер и степень допущенного нарушения процессуального закона.

Нарушение должно касаться порядка получения конкретного доказательства при совершении конкретного процессуального (следственного действия):

  1. Показания потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого получаются в ходе допроса лица, имеющего определенный процессуальный статус, а также в ходе следственного эксперимента, проверки показаний на месте или очной ставки.  В каждом случае допрос или иная форма дачи показаний должны протекать с соблюдением установленных требований. Так, в частности, обязательно разъяснение прав и обязанностей. В ряде случаев при получении показаний обязательно участие других лиц, например, педагога, законного представителя, переводчика, защитника. Нарушение требований УПК РФ при получении показаний – основание признать показания недопустимым доказательством. Нарушением будет и допрос лица, которое фактически не соответствует тому процессуальному статусу, в котором оно допрашивается. Под это основание часто попадают ситуации, когда фактически подозреваемое лицо допрашивается свидетелем, хотя должно быть допрошено именно в качестве подозреваемого.
  2. Часто допускаются нарушения, связанные с получением вещественных доказательств. Сюда относятся, прежде всего, предметы и документы, связанные с преступлением, способные помочь в его обнаружении или установлении обстоятельств преступления. Как правило, вещественные доказательства получаются (изымаются) в ходе осмотра места происшествия, обыска, выемки, следственного эксперимента, реже в ходе других следственных действий. Получение вещественных доказательств должно проверяться на предмет соответствия требованиям УПК, установленным для того следственного (процессуального) действия, в рамках которого получено доказательство.
  3. Заключение эксперта – самое сложное доказательство в части оценки его допустимости/недопустимости. Здесь порой приходится анализировать и оценивать весь процесс производства экспертизы – от получения материалов для исследования и назначения экспертизы до осуществления исследования и подготовки заключения. Кроме того, следует учитывать, что если представленное на исследование доказательство будет признано недопустимым, то и заключение автоматически ставится под сомнение относительно допустимости. Среди других возможных оснований недопустимости заключения эксперта:
  • сведения, ставящие под сомнение профессиональный уровень эксперта, его компетентность, объективность, независимость и другие качества, обязательные для эксперта;
  • нарушения УПК при назначении экспертизы (вынесении постановления и ознакомлении с ним участников процесса);
  • нарушения УПК и других нормативно-правовых актов при производстве исследования, в том числе нарушения, касающиеся экспертной деятельности.
  1. Протоколы следственных и судебных действий. Не многие знают, что эти документы сами по себе являются доказательствами и должны отвечать определенным требованиям к составлению и оформлению. Тем не менее, здесь часто допускаются и нарушения, и ошибки. Порой забывают поставить дату или время, либо поставят, но неверные. Нередко отсутствует в том или ином месте подпись. Поскольку многие протоколы сегодня печатаются (заполняются) на компьютере, не исключены технические ошибки, пропуски граф, оставление старых записей от прошлых протоколов и т.п.
  2. Результаты оперативно-розыскной деятельности (ОРД) и оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ). Сразу необходимо сказать, что результаты ОРД и ОРМ не являются сами по себе доказательствами по уголовным делам и не могут быть приобщены просто так. Не включены они в перечень доказательств по уголовному делу, который определен ст. 74 УПК. Из-за неверных подходов следователей и дознавателей к правилам приобщения ОРД и ОРМ допускается большое количество ошибок. При этом очень часто именно на результатах такой деятельности базируется как обвинение, так и весь доказательственный блок. Для получения результатами ОРД и ОРМ статуса доказательств они должны быть:
  • проверены на предмет законности получения в рамках соответствующего ОРМ;
  • осмотрены с составлением протокола и, если нужно, с применением технических средств и участием специалиста (эксперта);
  • исследованы, если нужно, в рамках соответствующей экспертизы на предмет подлинности и отсутствия искажений (повреждений);
  • приобщены к делу в качестве документов или вещественных доказательств – в зависимости от того, каким признакам отвечают.

Зачастую нарушения закона очевидны, и не требуется прикладывать больших усилий, чтобы их выявить.

Их основные причины – низкий профессиональный уровень оперативных работников, следователей и дознавателей, невнимательность или халатность с их стороны. Но бывают и спорные ситуации.

Как правило, споры разгораются там, где доказательство имеет особую важность для дела и не все гладко прошло при его получении.

Чаще всего под сомнение ставятся:

  • заключения экспертиз;
  • результаты обысков и выемок;
  • результаты ОРМ;
  • цепочка взаимосвязанных доказательств, на которых строится обвинение.

Процедура признания доказательств недопустимыми

Какова судьба вещественных доказательств признанных недопустимыми?

  • на стадии расследования дела – в адрес следователя или дознавателя;
  • на стадии рассмотрения дела судом – в адрес суда.

В подавляющем большинстве случаев вопрос о признании доказательств недопустимыми ставится перед судом.

Для признания доказательства недопустимым подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) или его защитник (адвокат) должны заявить соответствующее ходатайство. Это можно сделать как в устной форме, так и в письменном виде.

Для ходатайства нет специальных требований и формы, но оно должно содержать:

  1. Указание на то, какие именно доказательства (доказательство) должны быть признаны недопустимыми.
  2. Обоснование ходатайства – в чем заключается нарушение, допущенное при получении доказательства, чем подтверждается наличие нарушения.

Если оспаривается цепочка взаимосвязанных доказательств, то достаточно бывает признать недопустимым самое первое. Например, если какой-то предмет был изъят незаконно (с нарушением УПК) и такое доказательство признается недопустимым, то этого может быть достаточно, чтобы сразу же признать недопустимым, скажем, заключение экспертизы, где исследовался изъятый предмет.

С другой стороны, вовсе необязательно, что, признав какое-либо доказательство недопустимым, суд сделает то же самое и по отношению к другим доказательствам, в том числе взаимосвязанным.

Поэтому часто приходится не просто готовить ходатайство, а выстраивать целую логическую цепочку и шаг за шагом признавать доказательства недопустимыми, чтобы разрушить доказательственную базу обвинения.

Ходатайство рассматривается судом сразу по мере поступления. Оно либо удовлетворяется, либо нет. Оспорить решение можно только вместе с приговором.

Признание доказательств недопустимыми в уголовном процессе встречается в российских судах все чаще и чаще. Однако серьезного влияния на ход процесса, как правило, не оказывает. Достаточно посмотреть статистику оправдательных приговоров и того, что послужило для них поводом.

Судьба вещественных доказательств

Как следует из апелляционного определения Верховного Суда, А., Б. и В.

были осуждены по обвинению в совершении в составе организованной преступной группы краж имущества и денег, хищения оружия и боеприпасов, мошенничества и разбойных нападений. Кроме того, В.

был признан виновным в убийстве. По совокупности деяний А. была приговорена к 10 годам лишения свободы, Б. – к 15 годам лишения свободы, а В. – к 17 годам.

Суд первой инстанции за основу своих выводов о виновности всех троих взял показания В. и соответствующие им доказательства, а на показания других осужденных опирался лишь в части, не противоречащей фактам, сообщенным первым.

Такое решение было принято судом в силу того, что анализ показаний В.

не подтвердил доводы об оговоре им других осужденных: он не свидетельствовал об участии сообщников в наиболее тяжком преступлении – убийстве, поэтому суд посчитал нелогичным предположение о том, что он оговаривал подельников по менее тяжким преступлениям.

Осужденная А. в апелляционной жалобе просила назначить ей минимальное наказание, ссылаясь, в частности, на то, что основные показания по делу, которые суд принял во внимание, были даны В., имеющим к ней неприязнь, а сговора не было, как и веских доказательств ее причастности к ряду преступлений. Осужденный Б. поддержал ее доводы, а также просил оправдать его в некоторых преступлениях.

Читайте также:  Возбуждение исполнительного производства по взысканию алиментов: основания, порядок и образец заявления

Их защитники в своих жалобах также высказали несогласие с оценкой судом показаний В. как достоверных, считая их оговором и единственным доказательством виновности осужденных, критиковали вывод суда о доказанности обвинения в совершении преступлений организованной группой, поскольку по материалам дела не усматривалось обстоятельств, подтверждавших такой вывод.

В частности, адвокат А. оспаривал причастность подзащитной по всем преступлениям за исключением мошенничества на сумму 1000 рублей и в этой части просил переквалифицировать обвинение с ч. 4 на ч. 1 ст. 159 УК РФ.

В остальной части осуждения подзащитную он просил оправдать, так как обвинение, по его мнению, было построено на основании показаний В., который ее оговорил. Также, выступая в защиту осужденной А.

, ее адвокат указал, что у суда имелись  все основания для признания за ней права собственности на автомобиль, признанный вещдоком, поэтому его следует вернуть владельцу.

Адвокат Б. настаивал, что судом неверно квалифицированы действия его подзащитного, поэтому по части преступлений его надо оправдать, а по другой части – назначить наказание с учетом смягчающих обстоятельств.

Адвокат В. настаивал на том, что у того не было намерения в совершении убийства, и в этой связи просил переквалифицировать обвинение.

Рассмотрев апелляционные жалобы и материалы дела, ВС РФ отклонил требования защитников, так как имелись веские свидетельства, противоречащие их доводам. Суд установил, что А.

осуществляла сбор информации о лицах, имеющих денежные средства и имущество, участвовала в поиске ценностей на месте преступлений, а ее сообщники непосредственно изымали имущество с применением насилия.

Это и легло в основу признания преступной группы организованной.

ВС РФ указал, что суд первой инстанции учел менее активную роль А. в совершении преступлений и активное способствование следствию, ее явку с повинной, наличие троих малолетних детей и состояние здоровья. В отношении Б.

суд учел его активную роль в совершении преступлений, в том числе и в состоянии алкогольного опьянения в эпизодах открытого хищения имущества, но также явку с повинной по двум эпизодам и наличие у него малолетнего сына. Относительно В.

суд определил его наиболее активную роль в совершении преступлений, в том числе в состоянии алкогольного опьянения в эпизодах открытого хищения имущества, наличие рецидива преступлений, но также учел явку с повинной и активное способствование в установлении всех обстоятельств совершенных им и его сообщниками преступлений.

На основании совокупности доказательств по делу ВС РФ пришел к выводу о доказанности виновности осужденных в инкриминируемых преступлениях и не усмотрел оснований для вынесения более мягкого приговора.

Однако Суд согласился с доводами относительно автомобиля, определив отменить уголовное дело в этой части, и направил на новое рассмотрение в порядке ст. 396, 397 УПК РФ.

Суд мотивировал свое решение тем, что автомобиль по решению суда был оставлен на автостоянке ОМВД России, и оставаться там он должен был до момента предъявления собственником документов на него.

Между тем в приговоре не было указано, какой нормой уголовно-процессуального закона суд руководствовался.

Комментируя решения ВС РФ, адвокат АП г. Москвы Андрей Рагулин отметил, что решения вышестоящих судов об отмене приговоров по уголовным делам по причине неправильного определения судами первой инстанции судьбы вещественных доказательств известны российской судебной практике: они довольно многочисленны, и в них выявляются различные нарушения норм УПК РФ, допускаемые судами.

Адвокат обратил внимание на указание ВС РФ: отмена приговора в части разрешения судьбы вещественных доказательств обусловлена необходимостью получения дополнительных сведений о собственнике автомобиля, которого суд первой инстанции не установил, и, оставив автомобиль на стоянке на неопределенный срок, до наступления события, которое может и не наступить, фактически не разрешил его судьбу. Этот вывод в полной мере согласуется с положениями ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

Андрей Рагулин считает, что таким образом ВС РФ ориентирует судебную практику на необходимость принятия мер, направленных на установление собственников предметов, признанных вещественными доказательствами по уголовному делу. Эксперт относит к  числу таких мер, в частности, направления запросов в ГИБДД, постановку перед подсудимыми и свидетелями по делу соответствующих вопросов в ходе их допросов.

«Согласно положениям п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ при неустановлении законных владельцев предметов, признанных по делу вещественными доказательствами, они переходят в собственность государства.

Это означает, что если предпринятые судом меры по установлению собственника вещественного доказательства не приведут к его установлению, то при новом рассмотрении дела в части разрешения судьбы автомобиля, вероятнее всего, будет принято решение об обращении вещественного доказательства в пользу государства», – резюмировал эксперт.

Однако адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко отметил, что предметом обжалования явился приговор суда относительно сроков наказания для нескольких подсудимых, а также убедительность доводов, изложенных заявителями.

«При том, что они достаточно убедительны, ни один из них не был принят во внимание.

Верховный Суд заинтересовало только отсутствие статьи в мотивировочной части приговора, на основании которой суд первой инстанции распорядился вещественным доказательством», – констатировал эксперт.

Евгений Москаленко добавил, что основанием для отмены приговора в апелляции может являться только существенное нарушение процессуального закона, т.е. верное по существу решение, пусть и принятое с нарушением УПК РФ, не может быть отменено по формальным признакам.

Согласно выработанному подходу, помимо перечисленных в ст. 318.17, существенными могут быть такие нарушения, которые способны повлечь изменение приговора. Правильность решения подтверждается ст. 82 УПК РФ и Постановлением от 8 мая 2015 г.

№ 449 «Об условиях хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам».

«Поскольку по формальным признакам отменяется по сути верный приговор, Верховный Суд сам становится источником противозаконных решений.

Мне кажется, эта тенденция усиливается: ВС РФ пропускает важнейшие нарушения УПК РФ, которые действительно могут повлечь изменение сроков наказаний или оправдание подсудимых, и, что называется, «засиливает» их, но при этом его волнует нарушение, не представляющее значения. Я это связываю с тем, что Верховный Суд руководствуется не законностью приговоров, а соблюдением статистики», – заключил эксперт.

Вещественные доказательства в уголовном процессе — Сам себе адвокат

    Одним из видом доказательств  в уголовном процессе являются вещественные доказательства. По большинству уголовных дел главным аргументом обвинения являются именно вещественные доказательства, а так же производные от них доказательства, например,  заключения эксперта.

  Именно по этому признание судом  вещественных доказательств недопустимыми доказательствами является первостепенной задачей защиты по уголовному делу.

Вещественные доказательства, это предметы материального мира. Однако, это не любые предметы, а только те, которые имеют отношение к уголовному делу в силу их связи с событием преступления.

К ним закон относит, прежде всего: орудия преступления, объекты преступления, предметы, сохранившие на себе следы преступления, предметы, содержащие сведения, опровергающие  доводы обвинение, устанавливающие или опровергающие наличие обстоятельств имеющих значение для дела.

    Для того, чтобы вещественные доказательства имели доказательственное значение и явились допустимыми доказательствами необходимо, чтобы в процессе их собирания и проверки были соблюдены требования процессуального закона. Среди этих требований можно выделить следующие основные, несоблюдение которых влечет недопустимость использования вещественных доказательств в уголовном процессе.

1. При проведении следственных действий, в ходе которых обнаруживаются и изымаются вещественные доказательства, должны присутствовать понятые, обязанность которых в соответствии со ст.60 УПК РФ, удостоверить факт проведения этого следственного действия, его ход, и результаты.

Отсюда, при обнаружении вещественных доказательств задача понятых удостоверить факт их обнаружения, засвидетельствовать факт их изъятия и надлежащей упаковки.

Отсутствие понятых, всегда приводит к признанию вещественных доказательств недопустимыми доказательствами, поскольку создается неустранимое сомнение относительно факта и обстоятельств их обнаружения и изъятия, информации содержащейся в них.

2. Закон закрепляет право подследственного и иных лиц, интересы которых затрагиваются в связи с проведением следственного действия, принимать участие  в нем. Особенно если эти лица могут указать на местонахождение отыскиваемых предметов, нарушаются их конституционные права.

3. В целях недопущения утраты или для сохранения вещественных доказательств закон допускает  возможность собирания вещественных доказательств и их осмотр до возбуждения уголовного дела или в ночное время. Однако, такое допускается лишь в случаях  если есть возможность полной  утраты вещественных доказательств или изменения их признаков.

4. Закон предусматривает возможность использования технических средств при собирании и изъятии вещественных доказательств.

5. Закон закрепляет порядок хранения вещественных доказательств, исключающий возможность их подмены, утраты или изменение важных  для доказывания признаков.

6. Закон закрепляет обязательные  правила процесса собирания, осмотра и проверки вещественных доказательств.

 Изъятие вещественных доказательств оформляется протоколом следственного действия, в процессе которого оно производится.

В случаях, когда процесс обнаружения и изъятия вещественных доказательств затрагивает основные права и свободы граждан, вещественные доказательства изымаются по соответствующему постановлению или даже с разрешения суда.

  Обстоятельства  обнаружения вещественных доказательств должны указываться в протоколе следственного действия до мельчайших деталей. Это имеет существенное значение для последующей оценки вещественных доказательств.

 В случаях, когда вещественные доказательства обнаруживаются не при  проведении следственного действия, а  получены в ходе оперативно-розыскных мероприятий, представлены участниками  процесса и иными лицами, выяснение  условий их обнаружения имеет особое значение для последующей  их проверки и оценки.

Изъятие вещественного доказательства должно производиться только в ходе следственных действий, которое предусмотрено законом. Оформление изъятия вещественного доказательств в ходе следственного действия,  которое не предусмотренного законом, влечет признание его не допустимым доказательством.

Все изымаемые в ходе следственного действия вещественные доказательствадолжны предъявляться понятым и другим участникам следственного действия. В зависимости от характера вещественных доказательств они упаковываются и опечатываются.

Печати скрепляются подписями понятых и других участник следственного действия, о чем в протоколе делается отметка.

Несоблюдение требований о надлежащей упаковке вещественных доказательств, может привести к исключению вещественных доказательств из числа допустимых.

Читайте также:  Пенсионерам с Севера хотят упростить получение компенсации за проезд к месту отдыха

Судебная практика знает следующие процессуальные нарушения, влекшие исключение вещественных доказательств из числа допустимых:

  1. В протоколе следственного действия не был отражен факт и место обнаружения предметов, признанных вещественными доказательствами.
  2. В протоколе следственного действия не описаны индивидуальные признаки предметов, его специфические признаки позволяющие их идентифицировать.
  3. Следователем не вынесено постановление о признании изъятого предмета вещественным доказательством и приобщении его к материалам уголовного дела.
  4. В ходе расследования и изъятия предметов не проводился их осмотр.
  5. Ненадлежащее хранение вещественных доказательств, которое могло повлечь утрату доказательственной информации заложенной в предмете.
  6. Утрата  вещественных доказательств.
  7. Участие в ходе следственного действия лица заинтересованного в исходе дела и подлежащего отводу.
  8. Отсутствие при проведении следственного действия специалиста в случаях когда его участием по закону обязательно.
  9. Проведение следственного действия или оперативно-розыскного действия без разрешения суда, когда по закону оно обязательно.
  10. Несоблюдение требований по упаковки вещественных доказательств.

В соответствии со ст.217 УПК РФ по окончании предварительного следствия (дознания) обвиняемому (подозреваемому) должны быть представлены все материалы уголовного дела включая вещественные доказательства. Если подследственный не желает знакомиться с вещественными доказательствами об атом указывается в протоколе об ознакомлении с материалами уголовного дела.

Вещественные доказательства

Вещественные доказательства — объекты материального мира, свойст­ва, качества, состояния и признаки которых имеют связь с обстоя­тельствами предмета уголовно-процессуального доказывания и зна­чение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Примерный перечень вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве дан в ст. 81 УПК РФ.

Ст. 81 УПК РФ определяет, что вещественными доказательствами признаются любые предметы:

    1. которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;
    2. на которые были направлены преступные действия;
    3. деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;
    4. иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Указанные предметы осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление.

Порядок хранения вещественных доказательств устанавливается ст. 81,  82 УПК РФ.

При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. При этом:

  • орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;
  • предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;
  • предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им;
  • деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу;
  • деньги, ценности и иное имущество, указанные в пунктах «а»-«в» части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей части;
  • документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;
  • остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства.

Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты, с учетом требований статьи 6.1 Кодекса.

Процессуальные условия допустимости в уголовный процесс объек­тов в качестве вещественных доказательств:

  1. в уголовном деле должен находиться документ, указывающий на обстоятельства появления объекта в качестве вещественного до­казательства (например, протокол осмотра места происшествия, протокол представления предмета или документа и т.п.

    );

  2. в уголовном деле должен быть протокол осмотра данного объ­екта в качестве вещественного доказательства (чаще всего в уголовном процессе результаты осмотра объекта фиксируются в протоколе его обнаружения или представления);
  3. объект следует признать вещественным доказательством и приобщить в этом качестве к уголовному делу постановлением доз­навателя, следователя, судьи или определением суда.

Строго говоря, только с этого момента в уголовном процессе можно вести речь об объекте как о вещественном доказательстве.

Объекты, появившиеся в уголовном судопроизводстве в рас­сматриваемом качестве, называют в правовой литературе вещест­венными доказательствами до их приобщения в этом качестве к уголовному делу условно, с учетом традиций и краткости рассмат­риваемого термина.

Хранение вещественных доказательств

См. Инструкцию о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в Следственном комитете Российской Федерации, утвержденную приказом Следственного комитета России от 30 сентября 2011 г. N 142

См. Приказ Генпрокуратуры России от 13.07.2017 N 486 «Об утверждении Инструкции о порядке учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам в органах прокуратуры Российской Федерации»

Согласно ст. 82 УПК РФ объекты, признанные вещественными доказательствами, должны храниться при уголовном деле

    • до вступ­ления приговора в законную силу либо
    • до истечения срока обжало­вания постановления (или определения) о прекращении уголовного дела

и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных ст. 82 УПК РФ.

В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся веще­ственным доказательством, подлежит разрешению в порядке граж­данского судопроизводства, вещественные доказательства хранятся в уголовном деле до вступления в законную силу решения суда, разрешающего гражданско-правовой спор.

Вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом (за исключением случаев, предусмотренных ст. 82 УПК РФ) при передаче уголовного дела:

  1. органом дознания следователю или от одного органа дознания другому либо
  2. от одного следователя другому, а равно
  3. при направлении уголовного дела прокурору или в суд либо
  4. при передаче уголовного дела из одного суда в другой.

Подробнее о хранении вещественных доказательств

  • Вещественные доказательства в виде:
    1. предметов, которые в силу громоздкости или иных причин (большие партии товаров, высокие издержки хранения, и т.д.) не могут храниться при уголовном деле:
      1. фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются и передаются на хранение. К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
      2. возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;
      3. в случае невозможности обеспечения их хранения способами, предусмотренными подп. «а» и «б», оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации в порядке, установленном Правительством РФ. Средства, вырученные от реализации, зачисляются на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
    2. больших партий товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, могут быть переданы на ответственное хранение владельцу;
    3. скоропортящихся товаров и продукции, а также подвергающегося быстрому моральному старению имущества, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:
      1. возвращаются их владельцам;
      2. в случае невозможности возврата оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;
      3. с согласия владельца либо по решению суда уничтожаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, если такие скоропортящиеся товары и продукция пришли в негодность. В этом случае составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166  Кодекса;
    4. изъятых из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ (их прекурсоров, и т.д.), а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол. К материалам уголовного дела приобщается достаточный для сравнительного исследования образец изъятого из незаконного оборота средства (вещества);
    5. денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, и доходов от этого имущества, обнаруженных при производстве следственных действий, подлежат аресту в порядке, установленном ст. 115 Кодекса;
    6. ценностей после производства необходимых следственных действий:
      1. сдаются на хранение в банк или иную кредитную организацию;
      2. возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;
    7. денег после производства необходимых следственных действий фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку и:
      1. возвращаются их законному владельцу;
      2. при отсутствии или неустановлении законного владельца либо при невозможности возврата вещественных доказательств законному владельцу по иным причинам они сдаются на хранение в финансовое подразделение органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, либо в банк или иную кредитную организацию, либо хранятся при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания;
    8. электронных носителей информации:
      1. хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления посторонних лиц с содержащейся на них информацией и обеспечивающих их сохранность и сохранность указанной информации;
      2. возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания;
    9. изъятых из незаконного оборота товаров легкой промышленности, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации, передаются для уничтожения по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол. К материалам уголовного дела приобщается достаточный для сравнительного исследования образец изъятого из незаконного оборота товара легкой промышленности;
    10. изъятых алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметов, используемых для незаконных производства и (или) оборота спиртосодержащей продукции, после проведения необходимых исследований передаются для уничтожения, утилизации или реализации по решению суда, о чем составляется протокол, либо передаются на хранение. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств.
    11. изъятого игрового оборудования, которое использовалось при незаконных организации и (или) проведении азартных игр, передаются для уничтожения по решению суда, о чем составляется протокол. К материалам уголовного дела приобщаются материалы фото- и киносъемки, видеозаписи вещественных доказательств, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования.

После производства неотложных следственных действий в случае невозможности возврата изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации их законному владельцу содержащаяся на этих носителях информация копируется по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации составляется протокол.

Последствия признания доказательства недопустимым для других доказательств по делу

Признание доказательства недопустимым, как правило, влияет и на другие доказательства по уголовному делу.

Отсутствие последствий для других доказательств по уголовному делу от признания доказательства недопустимым возможно только в случае, когда недопустимое доказательство не связано с другими доказательствами по уголовному делу.

На практике такие случаи крайне редки. Чаще всего при признании доказательства недопустимым имеет место «эффект плодов отравленного дерева».

Концепция «плодов отравленного дерева» (fruit of poisonous tree doctrine) — это правило, заимствованное из англосаксонского доказательственного права.

Согласно этой концепции признание доказательства недопустимым влечет признание недопустимыми всех доказательств, полученных на его основе. Иначе говоря, доказательства, полученные (производные) от недопустимого доказательства, сами являются недопустимыми.

В российском уголовно-процессуальном законодательстве это правило не находит своего закрепления, однако часто применяется на практике[1]. Обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми, служит основанием к отмене приговора.

Порядок признания доказательств недопустимыми.

На стадии предварительного расследования дознаватель, следователь по ходатайству стороны или собственной инициативе могут выносить постановления о признании доказательств недопустимыми.

Принятое решение не препятствует заявлению сторонами ходатайств о допустимости (либо недопустимости) этого же доказательства в дальнейшем, как на стадии предварительного расследования, так и в судебных стадиях (ст. 120 УПК).

На стадии подготовки к судебному заседанию наличие ходатайства стороны об исключении доказательства является одним из оснований проведения предварительного слушания (и. 1 ч. 2 ст. 229 УПК).

Рассматривая такое ходатайство в закрытом судебном заседании с участием сторон, судья вправе допросить свидетеля и приобщить к материалам дела документ, указанный в ходатайстве.

При этом в качестве свидетелей могут быть допрошены только лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к делу документов, допустимость которых оспаривается[2].

Закон устанавливает особые правила распределения бремени (обязанности) доказывания при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства на предварительном слушании: если ходатайство заявлено стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований закона, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство (ч. 4 ст. 235 УПК).

Если стороной заявлено ходатайство об исключении доказательства, судья выясняет у другой стороны, имеются ли у нее возражения против данного ходатайства. При отсутствии возражений судья удовлетворяет ходатайство (ч. 5 ст. 234 УПК).

Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 235 УПК).

В постановлении об исключении доказательства указывается, какие материалы уголовного дела, обосновывающие исключение данного доказательства, не могут использоваться и оглашаться в судебном заседании и использоваться в процессе доказывания.

Это означает, что, например, если будет признано, что подлежит исключению из совокупности доказательств вещественное доказательство — пистолет, обнаруженный при обыске, поскольку были нарушены правила производства обыска, то не может быть оглашен в судебном заседании протокол обыска, в ходе которого пистолет был обнаружен.

Рассмотрение судьей ходатайства о допустимости доказательства, заявленного на стадии подготовки к судебному заседанию, не препятствует возвращению к этому вопросу в судебном разбирательстве (независимо от того, исключено ли доказательство как недопустимое, или, напротив, признано допустимым).

Как отметил КС РФ, «устранение дефектных с точки зрения процессуальной формы доказательств должно осуществляться прежде всего на стадии предварительного слушания, что не исключает возможность переноса решения вопроса об их допустимости на более поздний этап судопроизводства в тех случаях, когда несоответствие доказательства требованиям закона не является очевидным и требует проверки с помощью других доказательств»[3].

Особенно важно исключить из судебного следствия недопустимое доказательство при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей с тем, чтобы оно не оказало воздействия на формирование убеждения присяжных в доказанности каких-либо обстоятельств[4].

Этим обусловлен ряд особенностей исследования доказательств, а также заявления и разрешения ходатайств об исключении недопустимых доказательств при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей: если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о допустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей; стороны сообщают председательствующему о наличии у них ходатайств юридического характера, не раскрывая их содержания в присутствии присяжных заседателей[5]; стороны не вправе сообщать присяжным заседателям о наличии в деле доказательства, исключенного ранее по решению суда; председательствующий судья обязан принимать необходимые меры, исключающие возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами; если исследование недопустимых доказательств состоялось, то обсуждение вопроса о признании их не имеющими юридической силы производится в отсутствие присяжных заседателей с последующим разъяснением им существа принятого решения; при произнесении напутственного слова судья должен обратить внимание присяжных заседателей на то, что их выводы о виновности подсудимого не могут основываться на доказательствах, признанных недопустимыми; одним из оснований отмены приговора суда с участием присяжных заседателей является ошибочное исключение из разбирательства допустимых доказательств, поскольку такое нарушение ограничивает гарантированные законом права участников уголовного судопроизводства на предоставление доказательств и может повлиять на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, а в дальнейшем на постановление законного и справедливого приговора[6].

Судебная практика создала прецеденты исключения недопустимых доказательств.

Например, были признаны недопустимыми доказательствами протокол изъятия и осмотра одежды потерпевшей, поскольку эти действия совершены не уполномоченным на эти действия лицом и совершены до возбуждения уголовного дела. Соответственно, недопустимым было признано и заключение эксперта о происхождении пятен на этой одежде[7].

Признан не имеющим доказательственной силы протокол допроса обвиняемого в случае его вынужденного отказа от защитника ввиду отсутствия средств на оплату адвоката или неявки адвоката.

Исключен из доказательств протокол осмотра места происшествия, в котором не участвовал защитник, так как ему не была предоставлена возможность встретиться с подзащитным, заключенным иод стражу, до начала следственного действия[8].

Не имеют доказательственной силы данные подсудимым на предварительном следствии показания, если он допрашивался в качестве свидетеля с предупреждением об уголовной ответственности по ст. 307—308 УК.

  • Недопустимыми доказательствами являются протоколы следственных действий, проведенных с участием подозреваемого в период его незаконного нахождения под стражей в течение 24 суток (при том, что применение меры к подозреваемому возможно лишь в исключительных случаях и на срок не более 10 суток)[9].
  • Недопустимо использовать в качестве доказательства оружие, если факт изъятия этого оружия не зафиксирован в протоколе осмотра, обыска или если осмотр, обыск проведен следователем, не включенным в следственную группу по расследованию данного дела.
  • Доказательства по делу о нарушении правил дорожного движения (протокол осмотра места происшествия, схема ДТП), составленные с нарушением уголовно-процессуального закона, повлекли отмену приговора[10].
  • Нс имеет доказательственной силы заключение эксперта, полученное с нарушением прав обвиняемого при назначении экспертизы[11].

Судом не было положено в основу обвинения заключение комплексной товароведческой судебной экспертизы ввиду отсутствия в нем содержания проведенных исследований представленного на экспертизу вещества, чем были нарушены требования п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК[12].

Не имеет доказательственного значения аудиозапись судебного заседания, которую вел защитник на свой мобильный телефон. В соответствии с ч. 5 ст.

241 УПК лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Однако законом не предусмотрено приобщение этих записей к материалам дела.

Доказательственное значение может иметь лишь запись, которая получена самим судом в результате применения технических средств (в соответствии со ст. 259 УПК)[13].

Суд обязан исследовать доводы участников судебного разбирательства о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы, а при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств — отвергнуть их в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 49 и ч. 2 ст. 50 Конституции РФ[14].

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector